Советы миллионеру: как правильно инвестировать в российский интернет. Часть 2

Алимов Дмитрий Forbes Contributor
фото Fotobank/Getty Images
Соинвестирование вместе с венчурными фондами: как получить доступ к лучшим сделкам и не потерять в доходности инвестиций

В августе 2013 года в статье для Forbes «Советы миллионеру: как правильно инвестировать в российский интернет» я разобрал плюсы и минусы четырех основных инструментов инвестирования в российский интернет, доступных для непрофильных инвесторов:

· инвестирование в качестве бизнес-ангела

· самостоятельные венчурные инвестиции

· создание собственного фонда

· инвестиции в профессиональный венчурный фонд.

Тогда, подробно разобрав каждый из инструментов, я рекомендовал потенциальным инвесторам четвертый вариант как оптимальный с точки зрения вероятности финансового успеха и оптимизации расходов на ведение деятельности.

В этой статье я расскажу еще об одном распространенном методе инвестирования, доступном для инвестора, желающего инвестировать в интернет-проекты.

А именно — вариант соинвестирования в отдельно взятые проекты вместе с профессиональными венчурными фондами, без инвестиций непосредственно в эти фонды.

При первом рассмотрении такой способ инвестирования может показаться достаточно привлекательным. Во-первых, инвестор сам выбирает, в какие сделки ему вкладывать средства, избегая необходимости делать долгосрочное вложение (capital commitment) в фонд. Во-вторых, фонды обычно сами структурируют сделки и делают due diligence, что может сэкономить средства для соинвестора. В-третьих, соинвесторы часто получают возможность участия в корпоративном управлении и контроль над временем выхода. Но любой инвестор, выбравший такую стратегию, рискует наткнуться на подводный камень.

Сделки соинвестирования имеют более низкую доходность. Профессор Гарвардской школы бизнеса Джош Лернер, широко признанный ведущим специалистом в области венчурного и прямого инвестирования и написавший несколько книг на эту тему, проанализировал доходность сделок соинвестирования с 1994-го по 2011 год и пришел к выводу, что она ниже в среднем на 8% в год, чем доходность тех фондов, с которыми делались соинвестиции. При этом для сравнения использовалась доходность фондов после всех расходов и комиссий, включая management fee и carried interest. Для опытных инвесторов очевидно, что разница в 8% в год имеет очень высокое влияние на долгосрочную доходность инвестиций.

Профессор Лернер выделяет несколько основных причин этого явления:

1. Неудачный выбор времени. Большинство сделок соинвестирования происходит на пике перегретых рынков, когда инвесторы располагают значительной ликвидностью и конкуренция за сделки высока (а значит, оценка активов не оптимальна).

2. Более крупные сделки. В среднем, сделки с участием соинвесторов в 3 раза крупнее, чем те сделки, где фонды выступают без участия соинвесторов. Более крупные сделки имеют более низкую доходность

3. Плохие сделки. Фонды стараются максимизировать свое участие в по-настоящему привлекательных сделках. Это значит, что соинвесторов пускают только в те транзакции, где фонд хочет ограничить свои риски.

Инвестиции в фонд как способ получить доступ к лучшим сделкам для соинвестиций. Венчурные фонды часто дают своим крупным инвесторам права соинвестирования — это ценные и популярные у инвесторов права. Так, в 2013 году 43% опрошенных компанией Preqin инвесторов (limited partners) заявили, что активно ищут права соинвестирования. Это означает, что даже в тех венчурных сделках, где есть аллокация на соинвесторов (а это уже значительно меньше половины всех сделок на рынке), преимущество отдается существующим инвесторам фонда с четко прописанными правами соинвестирования. Этот подход позволяет снизить описанные выше риски и является привлекательным для крупных инвесторов, которые хотят принимать активную инвестиционную роль, но не готовы сами инвестировать в команду и инфраструктуру, необходимую для создания успешного венчурного фонда.

Новости партнеров