Валютная стена: к чему приведет транзит китайских денег через Россию - Мнения
$58.4
61.73
ММВБ2093.09
BRENT56.05
RTS1129.09
GOLD1257.36

Валютная стена: к чему приведет транзит китайских денег через Россию

читайте также
Стабильный спекулятивный: что означает рейтинговое действие Moody’s? Загадка рынка еврооблигаций: поздно ли нажимать кнопку Buy? США и Китай на пороге «Третьей Опиумной войны»? Гиганты из Поднебесной: три самых крупных IPO 2017 года пройдут в Гонконге и Китае +44 просмотров за суткиВажный год: в какой валюте хранить сбережения? +21 просмотров за суткиНовый этап криптовалютного контроля в Китае: предпосылки и перспективы +5 просмотров за суткиЭксперты заявили о рекордном сокращении оборота розничной торговли в России +5 просмотров за суткиКаждое пятое предприятие в России приостановило инвестпроекты из-за санкций +8 просмотров за суткиВыход из ТТП: Трамп начал революцию системы мирового порядка +4 просмотров за суткиПМЖ Венгрии за инвестиции — программа закрывается! Какие еще страны продадут ПМЖ и гражданство в 2017 году? +2 просмотров за суткиНеравноценная замена: почему Китай как кредитор Западу не конкурент? +18 просмотров за сутки Россия впервые стала крупнейшим поставщиком нефти в Китай +4 просмотров за суткиРискованные перепады: что будет с евро, иеной и рублем? Больше значит больше. Кто заработает на реформе чемпионата мира по футболу Эксперты назвали самый доходный актив 2017 года «Роснефть» увеличит поставки нефти в Китай на 56 млн тонн Самые богатые китайцы. Рейтинг Forbes Признаки стабилизации: восстановление роста и крепкий рубль «Новатэк» под санкциями: политический эффект без экономического смысла Задержка рейса: у Геннадия Тимченко убытки из-за санкций Опасны ли поставки российского вооружения Китаю
Мнения #Китай 02.10.2014 05:30

Валютная стена: к чему приведет транзит китайских денег через Россию

Павленко Сергей Forbes Contributor
фото AFP/East News
На российском рынке происходят изменения, неминуемо ведущие к пересмотру режима валютного контроля

Российские финансовые власти всегда проводили либеральную политику в части валютного контроля. Ограничения на перемещения капитала были в основном сняты еще в начале 2000-х, в том числе фактически и требование о возврате валюты от экспортных сделок. Следует заметить, что ни Китай, ни Индия, ни основные развивающиеся экономики Латинской Америки и Азии и близко не подошли к такому уровню либерализма.

Либеральный валютный режим был инструментом развития — пожалуй, одним из основных работающих факторов инвестиционной привлекательности России. Действительно, если инвестор не может надеяться на справедливое и исполняемое судебное решение, то основным фактором становится скорость, с которой можно вывести с российского рынка заработанное.

Либеральность валютного режима компенсировала неэффективность судебной системы, но не только. Возможность практически мгновенной репатриации прибыли способствовала снижению амплитуды колебаний притока краткосрочного капитала — то есть решала, пусть и не до конца, задачу, ради которой другие развивающиеся экономики сохраняли валютный контроль. Да и россияне чувствовали себя поспокойнее в условиях, когда между решением «сливаться» и окончанием перевода средств времени проходило меньше, чем нужно для доставки пиццы на дом (ну или ордера на обыск — в офис).

Но эта милая картинка в прошлом. На российском рынке происходят изменения, неминуемо ведущие к пересмотру режима валютного контроля.

Потихоньку исчерпывается стандартный западный инвестор, на смену ему приходит инвестор восточный, а конкретно — китайский.

Проблема китайского инвестора в том, что денег у него много, но мало возможностей инвестирования (естественно, помимо инвестиций, направляемых партийно-государственным руководством). В самом Китае основным объектом инвестирования становится недвижимость. Поэтому опасность возникновения пузыря на рынке — вечный кошмар китайских властей. Для охлаждения инвестиционного бума экспорт капитала в Россию вполне подходит.

Но будет ли китайский капитал инвестироваться именно в Россию? И что произойдет с доходами, генерируемыми этими инвестициями?

У автора этой колонки есть смутное подозрение, что российская экономика в данном случае будет выполнять скорее транзитную роль, поскольку даже в условиях санкций дает уникальные возможности по переводу средств во вполне себе приличные рыночные активы. Европейские или американские — не суть, главное — приличные.

При этом следует понимать, что «российский транзит» не может быть полностью перекрыт монетарными властями. Вся история незаконного экспорта собственно российского капитала последних десяти лет показывает, что российские власти не могут эффективно перекрыть каналы вывода средств даже по простым схемам. А ведь помимо операций на фондовом рынке существуют и другие, пока не задействованные, каналы.

То есть российскому бизнесу есть что предложить китайским друзьям. Ну и другим инвесторам из стран с ограничениями валютных режимов. В этой ситуации российским властям придется делать выбор. Либо согласиться с тем, что бизнес-модель заключается в обеспечении транзита средств китайских инвесторов на рынки Европы и США, либо попытаться по возможности перекрыть транзит, с тем чтобы обеспечить замещение ушедшего западного капитала. Но даже ограниченное повышение трансакционных издержек при транзите невозможно без резкого ограничения на движение валюты как минимум по капитальным счетам, а скорее всего — вообще.

Суммируя, можем предполагать, что приток в Россию китайских денег существенно трансформирует модель российской финансовой системы. Либо она станет транзитной, либо будет введен более жесткий режим валютного контроля. Естественно, изложенное выше верно в том случае,  если Китай сохранит в течение некоторого времени действующие валютные ограничения.

Если же проведет либерализацию валютных режимов — тогда хуже. Тогда китайских денег в России, скорее всего, не будет.

Как минимум в объемах, способных компенсировать отток европейского и американского капитала или хотя бы дать подкормиться отощавшим российским банкирам.