Изоляция или интеграция: китайский и советский пути для современной России | Forbes.ru
$58.83
69.36
ММВБ2147.04
BRENT65.49
RTS1149.66
GOLD1244.53

Изоляция или интеграция: китайский и советский пути для современной России

читайте также
+1059 просмотров за суткиИз грязи в князи: как внедорожники стали символом роскоши +88 просмотров за суткиОт Мураками до Гоцяна: художники Азии, которых нужно знать в лицо +77 просмотров за суткиКрасная машина для красной планеты: сможет ли Илон Маск отправить Tesla на Марс +198 просмотров за суткиБракованное будущее. Как Tesla оказалась самым проблемным автомобилем +114 просмотров за суткиКак иностранцу выжить в Китае и не съесть случайно змею +94 просмотров за суткиСмерть от порезов: ваш бизнес в Китае не выживет без связей и блата +101 просмотров за суткиЭтнический капитал. Китайские диаспоры начали захватывать экономики стран мира +13 просмотров за суткиСанкции пора отменять. Как вернуть качественные российские продукты на прилавки +71 просмотров за суткиМиллиардер Илон Маск на спор установил в Австралии крупнейшую в мире батарею +43 просмотров за суткиКак настоящий. Может ли грузовик Tesla Semi соревноваться с дизельными конкурентами +5 просмотров за суткиСухой паек: нефтегазовые гиганты не могут найти альтернативу западному финансированию +19 просмотров за суткиСила ветра и солнца. «Чистая» энергетика Китая стала мощнее всей российской электроэнергетики +1 просмотров за суткиБелая плесень. УГМК занялась сыроварением Сорок отважных и МГУ: что привезли в Гуанчжоу российские предприятия +1 просмотров за суткиОпыт двадцатилетия. Стоит ли ждать повторения азиатского кризиса в ближайшем будущем +1 просмотров за суткиЛо Янь, №40 в списке выдающихся деловых женщин КНР: «В Китае у женщин и мужчин равные возможности» +2 просмотров за суткиНефтяные юани и борьба за китайский рынок: кому выгоден отказ от нефтедоллара Настоящее наше. «История русской изобретательской мысли» Тима Скоренко и другие книги октября Made in China: чем Россия и Китай могут быть полезны друг другу +6 просмотров за суткиЗа честный бизнес: как не попасться на удочку китайским аферистам Tesla для Путина: как собираются автомобили на заводе Илона Маска. Фоторепортаж Forbes
Мнения #Китай 09.10.2014 05:30

Изоляция или интеграция: китайский и советский пути для современной России

Артем Малков Forbes Contributor
фото Макса Новикова для Forbes
Чтобы преодолеть зависимость от импорта, нужно производить либо все, но для себя, либо не все, но для всех

Преодоление зависимости от импорта в промышленности  стало одной из приоритетных тем для российского правительства. И действительно, высокая доля импорта в структуре отечественного потребления приводит к ряду существенных минусов: на территории страны не производится добавленная стоимость, не создаются рабочие места, в случае санкций срывается решение важных для государства и общества задач.

Совершенно не зависеть от импорта невозможно: даже в СССР точные станки и измерительное оборудование для оборонного комплекса приобретались за границей, а США для производства сверхзвукового стратегического самолета-разведчика SR-71B Blackbird покупали титан в Советском Союзе.

 

Тем не менее снизить зависимость от импорта ― задача решаемая.

И для этого существует два пути. Первый путь ― закрытие внутреннего рынка и ориентация собственной промышленности преимущественно на него (назовем этот путь модным ныне словом «импортозамещение»). И второй путь ― интеграция в мировую систему разделения труда и создание глобально конкурентоспособных поставщиков, ориентированных изначально на рынки всех стран, а не только России (назовем этот путь «глобальная интеграция»).

Эти два пути во многом противоположны друг другу и требуют совершенно разных мер со стороны государства и бизнеса. При этом каждый имеет свои преимущества и недостатки, речь о которых пойдет далее.

Импортозамещение означает, что мы закрываем собственный рынок как от финальной иностранной продукции, так и от комплектующих. Мы ориентируем наши компании на удовлетворение внутрироссийских потребностей «от болта» ― начиная с материалов и завершая конечными товарами и услугами промышленности. Этот путь, безусловно, более привлекателен для государства в краткосрочной перспективе, поскольку так мы увидим быстрый и заметный эффект: раньше покупали самолеты Boeing, а теперь Ту-204СМ, раньше бульдозеры Caterpillar, а теперь ЧТЗ. Другим преимуществом этого пути является простота реализации ― надо лишь ввести заградительные пошлины или прямой запрет.

 

Однако недостатки этого пути огромны и, на наш взгляд, делают его невозможным для выбора в качестве целевого в долгосрочной перспективе.

Во-первых, российский рынок сейчас и в перспективе 10-20 лет по большинству позиций будет составлять не более 1-3% от мирового, он значительно уступает даже рынку СЭВ, которым обладал СССР. Поэтому глобальные игроки всегда будут иметь масштаб производства в десятки раз больший, чем наши отечественные компании. В результате российский бизнес никогда не сможет обрести необходимый во многих отраслях эффект масштаба, достаточный размер денежного потока для инвестирования в НИОКР и защищенность от региональных рисков.

Во-вторых, закрытие рынка отсечет российские компании от мировой сети научных разработок, без которых в наше время невозможно представить инновационные отрасли. Сегодня новая продукция и технологические прорывы рождаются не в отдельных конструкторских бюро компаний, а в постоянном взаимодействии их собственных исследовательских центров с университетами, независимыми лабораториями, государственными научными институтами. И это взаимодействие глобально, оно не привязано к какой-то одной стране. Российский ЦАГИ рассчитывает аэродинамику для Boeing, а китайские станки проектируются инжиниринговыми компаниями из Швейцарии. Компании, которые оказались вне этой сети, никогда не смогут совершить научного прорыва аналогичного тому, что регулярно совершают глобальные игроки.

Схожая ситуация и в области комплектующих: все мировые производители сложной финальной промышленной продукции концентрируются лишь на маркетинге, разработке, дизайне, производстве уникальных ключевых компонентов, финальной сборке и послепродажном обслуживании. Все остальное ― компоненты и необходимую для этого субинтеграцию ― они передают поставщикам 1-4-го уровней. Это вызвано постоянно возрастающей сложностью, инвестиционной емкостью и рискованностью присутствия на каждом из переделов. Финалист сегодня просто не может себе позволить все делать сам.

 

Ярчайшим примером этой логики являются истории Ё-мобиля и Tesla.

Tesla пошла именно по указанному выше пути, создав сеть альянсов с мировыми производителями отдельных компонентов, узлов и систем, сама же сосредоточилась лишь на разработке автомобиля и его финальной сборке, включая продажу, продвижение и построение сети сервиса. Разработчики Ё-мобиля выбрали путь создания всего «сам и сразу». Ожидаемо, что сложность, комплексность такой задачи неизбежно привели к росту себестоимости, инвестиций, неудачам в разработках, задержке по срокам и, как результат, к отмене проекта. Закрывая рынок, мы лишаем себя возможности работать с лучшими мировыми поставщиками компонентов. И в результате вся наша финальная продукция рискует повторить путь Ё-мобиля.

Важно и то, что эта зависимость производителей финальной продукции от поставщиков 1−4-го уровней ударяет и по самим производителям комплектующих. Ведь пока они ориентируются лишь на внутренний, искусственно поддерживаемый спрос, они никогда не достигнут такого масштаба, как их глобальные конкуренты. И что более важно, они будут крайне зависимы от успеха ограниченного числа отечественных компаний. Так, у производителей мировой авионики (Rockwell Collins, Thales, Honeywell) в качестве ключевых потребителей выступают более 10 мировых производителей самолетов и вертолетов. В то же время наши прибористы зависят лишь от успеха ОАК и «Вертолетов России», который более чем на 70% определяется государственным оборонным заказом и высокополитизированным экспортом вооружений. И если завтра в связи с ограничениями бюджета военное производство будет сокращено, то пострадают не только финалисты ― рухнет вся цепочка отечественных производителей компонентов под ними (как это случилось с комплектаторами АвтоВАЗа во время кризиса 2008 года). Противоположный пример ― частные компании (скажем, НПО «Наука», которая производит теплообменники для самолетов Boeing и Airbus и сможет самостоятельно выжить, даже если наш оборонный заказ будет сокращен).

Наконец, последним существенным недостатком ориентации на закрытие внутреннего рынка является подрыв долгосрочной конкурентоспособности промышленности — в силу ее переориентации с потребностей покупателя на лоббирование. Ведь на таком пути побеждает тот, кто получит лучшие преференции от государства, тот, кто лучше оградит свою нишу от конкурентов. А интересы потребителей и способность конкурировать на равных уходят на второй план. В долгосрочном плане такие компании обречены на постепенную, но неизбежную деградацию и постоянное отставание от мирового уровня (вспомним хотя бы нашу отечественную бытовую электронику и легковые автомобили конца 1980-х годов).

Второй путь ― интеграция в мировую промышленность и создание глобально конкурентоспособных поставщиков ― привлекателен, во-первых, тем, что позволяет избежать всех указанных минусов первого пути. Ориентируясь сразу на мировой рынок и встраиваясь в него, мы обеспечиваем достижение требуемого масштаба, диверсифицируем риски, получаем доступ к необходимым комплектующим и технологиям, новым рынкам сбыта.

Во-вторых, именно в рамках этого пути, конкурируя глобально, компании вольно или невольно будут вынуждены ориентироваться на потребности клиентов, учиться побеждать на равных.

Все мы понимаем, что государственная поддержка в любом случае будет необходима и что во всех странах-лидерах она осуществляется. Не стоит наивно полагать, что Boeing или Samsung не получают поддержки от собственных правительств. Однако, в конечном счете, именно Lufthansa‎ и Ryanair выбирают, купят ли они Airbus или Boeing, а, например, мы с вами выбираем между смартфонами Apple и Samsung. И никакая государственная поддержка не заставит потребителя приобрести на внешнем рынке неконкурентоспособный продукт. Таким образом, этот путь изначально ориентирует компании на целенаправленное лидерство по качеству, цене, уникальности предложения, а не на развитие навыков хождения по коридорам власти.

 

Однако и этот путь имеет недостатки.

Во-первых, встраивание в мировой рынок ведет к зависимости от него. Хотя пример Китая показывает, что эта зависимость двусторонняя. Встроившись и научившись производить конкурентоспособный товар, мы сделаем цену нашей изоляции слишком высокой для потенциальных недоброжелателей. Сегодня мы видим, что даже не слишком встроившаяся еще в мировую экономику Россия уже сильно влияет на европейский бизнес, который встал горой против санкций, предлагаемых США. Поэтому ориентация на долгосрочную и успешную интеграцию в мировую экономику защитит нас от санкций гораздо лучше, чем самая жесткая самоизоляция.

Во-вторых, нельзя не признать сложность реализации этого пути. Ведь интеграция не означает открытия всего и вся одномоментно. Это все равно что на ринг с Валуевым выпустить начинающего боксера. Государству необходимо умело управлять пошлинами и другими сложными мерами поддержки промышленности, чтобы постепенно, шаг за шагом продвигаться к новым и новым рубежам. Необходимо научиться фокусироваться ― выбирать не только то, что мы хотим делать сами (например, профессиональная радиоэлектроника B2B), но и то, от чего мы должны отказаться (например, бытовая электроника за исключением локализации финальной сборки). Здесь опять же есть чему поучиться у Китая.

Сегодня мы находимся на распутье. Куда мы пойдем? Выберем ли мы самоизоляцию или глобальную интеграцию? Каждый из этих путей может привести к снижению зависимости от импорта. Однако, на мой взгляд, устойчивое и долгосрочное развитие промышленности России возможно лишь по интеграционному пути. Примеры результатов развития СССР (самоизоляция) и Китая (интеграция), как мне представляется, говорят сами за себя.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться