Поиск равновесия: как нефтяники отреагируют на низкие цены

Владимир Милов Forbes Contributor
Getty Images
Главный вопрос - достигла ли добыча сланцевой нефти в США своего пика

Что будет с ценой на нефть в следующем году? Вопреки традиционным рассуждениям о том, что «прогнозировать нефтяные цены – дело неблагодарное», сегодня ситуация разворачивается таким образом, что предсказывать, пожалуй, можно с большой степенью точности.

Хотя на формирование нефтяных цен влияют много факторов, все они сходятся примерно в одной точке: ни один из них не позволяет говорить о восстановлении цен до уровня в $100 за баррель, для этого нет никаких объективных предпосылок. Прежде всего, ситуация в мировой экономике не дает оснований для оптимизма. Еще в июле Международное энергетическое агентство прогнозировало мировой спрос на нефть в 2015 году на уровне 94,1 млн баррелей в сутки, но потом этот прогноз постоянно урезали, актуальная оценка – 93,3 млн баррелей, почти на миллион баррелей в сутки меньше чем ожидали еще полгода назад. Сегодня, помимо США, никто из мировых экономик не внушает особых надежд, да и в США ситуация не столь однозначная – например, то же сворачивание сланцевых и шельфовых проектов в результате падения нефтяных цен может больно ударить по перспективам американского восстановления.

Если вспомнить ценовые «качели» последних двух десятилетий, то динамика цен была довольно прочно связана с мировым экономическим ростом – падение во время азиатского кризиса 1997-1998 годов, потом бурный рост «нулевых», потом кризис 2008 года, потом восстановление – корреляция ощутима, когда в мировой экономике проблемы, то и на нефтяном рынке проблемы, и наоборот. Безусловно, серьезную роль сыграло сворачивание Америкой программ денежного стимулирования рынков, вымывшее из сырьевых фьючерсов (не только нефтяных) лишнюю ликвидность и вернувшую цены ближе к реальному уровню, отражающему соотношение спроса и предложения (об этом уже говорилось подробнее. Собственно, отсутствие влияния на рынок фьючерсных спекулянтов в условиях избытка денежной ликвидности – основной фактор, который теперь может позволить предсказывать цены более уверенно.

Помимо слабого спроса, есть и другой фактор, сегодня вызывающий, наверное, наибольший интерес – кардинальное изменение ситуации на стороне предложения за счет появления нового игрока в виде американских производителей сланцевой нефти, похоронивших популярную некогда теорию «пиковой нефти» и превратившихся в ключевого влияющего на рынок игрока. Сегодня про этот сектор необходимо понимать следующее:

1) Действительно, издержки добычи для многих сланцевых проектов высоки, и многие из них могут не выдержать падения цен ниже $70-80 за баррель, а тем более $60 и ниже. Однако какова реальная экономика этих проектов даже в краткосрочной перспективе – никто не знает. Вот буквально никто. Экономическая жизнь пробуриваемых сланцевых скважин коротка, все время бурятся новые, их перформанс меняется. Сланцевые производители совершили в последние годы революцию по части нахождения разнообразных способов экономии издержек (например, бурение множественных скважин с одной буровой площадки, что резко сократило расходы на буровые установки) – в этом смысле это чисто американский феномен, так как ключевую роль здесь играют мобильные компании среднего размера, готовые брать на себя риски и внедрять инновациии (это к вопросу о том, какова должна быть структура у экономики, производящей инновации – основанная на крупных неповоротливых государственных бегемотах, или подвижных мелких частных игроках). Эти производители знали о перспективе падения цен, в том числе не только из-за глобальных, но и внутренних американских причин – например, из-за введенного в 1970-е запрета на экспорт нефти из США в Америке сейчас избыток легкой сланцевой нефти, так как нефтеперерабатывающие заводы в основном настроены на прием тяжелой импортной нефти.

Так что нет сомнений, что решения по части дальнейшего снижения издержек у многих из них заготовлены.

В целом, мы сейчас будем наблюдать увлекательный эксперимент – выдержат ли сланцевые производители падение цен или нет. И тут ничего не предопределено.

2) Даже если сланцевые проекты будут сворачиваться – а признаки этого есть, например, в ноябре, вслед за падением нефтяных цен ниже $70 за баррель, объем новых заявок на бурение скважин сократился сразу на 40% - то, учитывая короткий срок жизни скважин в этом секторе, объемы бурения ничего не стоит восстановить, если цены вновь отрастут. Это уже не прежняя парадигма дорогих проектов, где нужно проводить геологразведку, принимать инвестиционное решение, строить дорогостоящую инфраструктуру, и только потом, через годы, пойдет первая нефть. Нет, сланцевые проекты работают в другом формате: стало нерентабельным бурить новые скважины – их просто не бурят, ожидая, пока вырастут цены. Издержки консервации невысоки.

Поэтому широко обсуждаемая сегодня идея «заговора Саудовской Аравии против американских сланцевых производителей» (в соответствии с этой популярной теорией, саудовцы хотят за счет снижения цен уничтожить американские сланцевые проекты и вернуть себе контроль на рынком) – просто глупость: вернуть большие «замороженные» сланцевые объемы на рынок можно очень быстро после возврата цен к диапазону $70-80 долларов за баррель.

Саудовцы, в отличие от любителей теорий заговора, это, кстати, хорошо понимают, поэтому никаких ценовых войн сейчас и не ведут.

3) Уже сегодня многие сланцевые производители сильно закредитованы, их акции падают, в этом секторе вероятны банкротства. Однако Америку в очередной раз спасет высоко конкурентная структура ее экономики: ну разорятся одни средние компании, на их место придут другие, причем скупят по дешевке распродаваемое оборудование у разорившихся, еще и сэкономят. Кстати, не факт, что терпящие убытки сланцевые производители быстро начнут сворачивать добычу – наоборот, они какое-то время могут работать и в убыток, генерируя наличность для расплаты с кредиторами и ожидая, пока цены вновь вырастут. Так поступали и производители традиционной нефти: вспомните 1998 год, когда цены падали до $9-10 за баррель – никто же из наших нефтяных компаний не начал закрывать убыточные месторождения, все просто пережидали падение цен.

Поэтому ждать торможения роста добычи сланцевой нефти в результате падения цен – оправданно, хотя, подчеркну еще раз, мы не знаем точную «цену отсечения», ниже которой такое сворачивание может стать массовым – сланцевые производители будут сейчас проходить интереснейший «стресс-тест». Может, $60, а может, и ниже. Однако неоправданно думать, что дополнительные объемы быстро не вернутся на рынок после восстановления цены до этой отметки – вернутся, и еще как.

Однако совсем другая история – добыча на глубоководном шельфе, которая уже сегодня дает более 8 млн баррелей в сутки (к 2040 году глубоководный шельф, по прогнозам, должен давать 11 млн баррелей в сутки). Здесь очень дорогая инфраструктура, разработка проектов занимает долгие годы, и даже диапазон цен в $60-70 за баррель может стать некомфортным для многих проектов. Поэтому, если цены останутся в этом диапазоне или ниже, многие проекты будут отложены. Однако в краткосрочном плане это на рынке никак не скажется – никто не будет закрывать многомиллиардные шельфовые платформы, уже дающие большой денежный поток, из-за кратковременного снижения цен.

Что же касается сланцевых производителей, то главный вопрос, который активно обсуждается специалистами – насколько потенциал рентабельной сланцевой нефтедобычи близок к пику, или он неограничен на ближайшие 10 лет. Тут нет консенсуса, мы проверим это жизнью. Однако если сбудутся прогнозы оптимистов, то ситуация будет выглядеть так: даже если цены на нефть провалятся сильно ниже $60 за баррель, то объемы бурения сланцевых залежей резко сократятся (как уже отмечалось выше, это сокращение активно пошло), тогда цена может восстановиться, но это сразу вернет на рынок выбывшие объемы, и возможно новое падение цены – вплоть до нащупывания «нового равновесия», которое может быть сильно ниже $60.

Итоговый прогноз по 2015 году: на фоне слабости мировой экономики, прекращения подпитки сырьевых рынков денежной ликвидностью со стороны ФРС, и избытка преджложения нефти цены могут падать и до $40 за баррель и даже ниже. Но долго они там не пробудут и быстро отрастут, так как предложение начнет сжиматься и рынок это почувствует. После этого на рынок быстро вернутся дополнительные объемы, прежде всего за счет американской сланцевой нефти. Таким образом, в 2015-м можно ожидать, что рынок нащупает равновесную цену где-то в коридоре между $60 и $80 за баррель, скорее всего где-то посередине ($70). Чего точно не случится – это возврата стоимости барреля к $100, в связи с чем обо всей нашей нефтяной Арктике на неопределенное время можно просто забыть.

Новости партнеров