Финансовый котел: почему «Уралвагонзавод» оказался на грани банкротства - Мнения
$57.8
61.12
ММВБ2106.3
BRENT56.51
RTS1146.01
GOLD1250.78

Финансовый котел: почему «Уралвагонзавод» оказался на грани банкротства

читайте также
Почему угольная промышленность устойчива к кризису Золотая жила российской оборонки: сохранит ли Москва индийский рынок вооружений Кто выиграет гиперзвуковую гонку - Россия или США? Зачем Китаю украинская «Мечта» Вправе ли Еврокомиссия требовать от Apple доплаты налогов Чертова дюжина санаторов: Forbes составил рейтинг крупнейших спасателей проблемных банков Что неладно с новой российской «большой приватизацией» Неуловимое ОСАГО: почему в России трудно купить полис через интернет "Сегодня самим страховщикам не выгодно платить мало" История одного падения: почему была поглощена Yahoo «Офшорная психология»: почему «Роснефти» разонравилось быть госкомпанией Единые российские технологии: как Сергею Чемезову помогают новые законы Дело «РусГидро»: кому аукнется суперпремия руководства Солнечный «Газпром» Илона Маска: как миллиардер спасает компанию своих кузенов Опасный газ: почему в России слабо востребована биржевая торговля газом Мировой код: от Agile-программирования к Agile-менеджменту Технологический сбой: почему упали акции Apple, Netflix и Twitter Мыслезамещение: как борьба с импортом вредит экономике Доха и выдох: почему провалились переговоры по нефти Ботокс и виагра: как американская налоговая разрушила сделку года Эффект освобождения: что получил от реформ российский малый бизнес

Финансовый котел: почему «Уралвагонзавод» оказался на грани банкротства

Фото Веленгурин Владимир/Комсомольская Правда /PhotoXPress
Геополитика не только лишила УВЗ доступа к передовым западным технологиям, но и сказалась на способности бюджета удовлетворять любые аппетиты отечественного ОПК

Доподлинно не известно, почему министр обороны Сергей Шойгу решил «по-старорежимному» осенить себя крестным знамением перед началом парада в честь Дня Победы. Но вполне возможно, что 9 мая на высшие силы уповали многие, имеющие отношение к российскому оборонно-промышленному комплексу.

После того как за два дня до главного праздничного действа на его генеральной репетиции «планово заглох» супертанк «Армата», уверенности в точности конструкторских расчетов и профессионализме экипажей было явно недостаточно. Тем более учитывая внешнеполитические обстоятельства, стоимость epic fail была бы намного выше, нежели, скажем, имиджевые издержки в связи с нераскрывшимся олимпийским кольцом на церемонии открытия зимних Игр в Сочи.

Нежелательной остроты добавлял в это блюдо тот факт, что репутационная угроза исходила от некогда главного бренда путинского третьего срока — «Уралвагонзавода», чьим детищем и является «Армата». Не для того, вновь став верховным главнокомандующим, Владимир Путин в мае 2012 года ездил на УВЗ и одаривал его хлебными госконтрактами, чтобы спустя три года весь мир наблюдал вместо демонстрации российской военной мощи неуклюжую эвакуацию заглохшей боевой машины.

К счастью, парад прошел без сбоев. И можно было бы забыть обо всех репетиционных злоключениях, если бы также без сбоев не сработала российская Фемида. Сразу по окончании праздников Арбитражный суд Москвы арестовал 523 млн рублей на счетах «Уралвагонзавода» по иску Альфа-банка.

 

У «альфистов» отнюдь не вчера появились претензии к уральским танкостроителям.

Еще во время предыдущего кризиса контролируемый Михаилом Фридманом и его компаньонами Amsterdam Trade Bank судился с УВЗ из-за кредита в $100 млн. Позднее, уже в 2014-м, у инвесткомпании A1 (также входящей в «Альфа-групп») возник конфликт с «Уралвагонзаводом» из-за контроля над шахтой «Заречная». Да и в этом году Альфа-банк начал атаковать УВЗ еще в апреле, подав в общей сложности два иска с интервалом в две недели.

Но в мае градус борьбы явно повысился — еще 8 мая в «Коммерсанте» появилось уведомление о намерении «Альфы» «обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании УВЗ несостоятельным (банкротом)». А гендиректор «Уралвагонзавода» Олег Сиенко говорит о «вероломном нападении без предупреждения» и «чистой воды шантаже».

Альфа-банк славится своей жесткостью по отношению к неаккуратным заемщикам. Но УВЗ — особый клиент. И с точки зрения отраслевой принадлежности, и с точки зрения лоббистских возможностей своего руководства. Достаточно сказать, что председатель совета директоров «Уралвагонзавода» Евгений Школов — давний, еще дрезденский знакомый Путина, с мая 2012-го занимающий должность его помощника. Собственно, значительная политическая роль уральского танкостроительного предприятия, очевидно, в немалой степени обусловлена школовской опекой. А сам Сиенко не без оснований считается креатурой главы «Ростеха» Сергея Чемезова. Как бы там ни было, но даже среди военно-промышленных лидеров далеко не каждому уделяется такое внимание, каким до недавнего времени пользовался УВЗ.

Тем показательнее, что с некоторых пор Фортуна перестала улыбаться уральскому оборонному и вагоностроительному гиганту. Настойчивые просьбы Сиенко о предоставлении господдержки на беспрецедентные для отрасли 100 млрд рублей пока остаются без внимания. Хотя еще в марте на одном из правительственных совещаний глава УВЗ призвал «рассмотреть предоставление дополнительных госгарантий для реструктуризации кредитов производителей железнодорожной техники, потому что у каждого из нас подошли уже сроки отдачи этих кредитов». А в контексте последующих демаршей Альфа-банка подобные призывы выглядят почти что как сигнал SOS.

Правда, будучи предприятием «двойного назначения», «Уралвагонзавод» имел шанс выбраться за счет гособоронзаказа. Тем более украинский кризис, «предчувствие холодной войны» и ставка на импортозамещение в стратегически важных отраслях вроде бы способствовали наращиванию сотрудничества с Минобороны.

Но это в идеале. На деле же зампред коллегии Военно-промышленной комиссии Олег Бочкарев еще в ноябре 2014 года посетовал на дороговизну «Арматы». В феврале 2015-го чиновник повторил тезис о необходимости снижать стоимость супертанка, отметив, что производитель пошел навстречу этому пожеланию заказчика. Тем не менее в мае The Wall Street Journal со ссылкой на источники в российском Минобороны сообщила о намерении военного ведомства сократить количество закупаемых у «Уралвагонзавода» супертанков.

 

Возможно, это всего лишь ход в ценовом торге и окончательного решения еще не принято.

Но если такие ходы делаются — значит, лозунг «хорошо для УВЗ — хорошо для России» уже не работает. Геополитика не только лишила «Уралвагонзавод» доступа к передовым западным технологиям и возможности повышать качество своей гражданской продукции. Геополитика сказалась и на способности бюджета удовлетворять любые аппетиты отечественного ОПК.

Символично, кстати, что коллизия вокруг «Арматы» обострилась на фоне завершения судебного процесса по делу «Оборонсервиса». Его итогом наряду с реальным сроком Евгении Васильевой стала фактическая реабилитация экс-министра обороны Анатолия Сердюкова — главного аллергена российских оборонно-промышленных лоббистов.

В любом случае с точки зрения кредитора Альфа-банк действует вполне логично, видя, как заемщик все глубже погружается в финансовый котел. Политические риски «альфистов» тоже минимальны. Минобороны или гражданские контрагенты УВЗ не откажутся, если кто-то поможет сделать его посговорчивее. А из Кремля заглохшую на репетиции парада «Армату» было слишком хорошо видно, чтобы «Уралвагонзавод» сохранял титул президентского любимца.

Гораздо хуже тылы прикрыты у самого Олега Сиенко. Он, конечно, может попытаться отыграть ситуацию в свою пользу, ссылаясь на зверства кредитора. Но главе УВЗ надо помнить обстоятельства его собственного прихода на завод. Шесть лет назад Сиенко перебрался из ТЭК в машиностроение и сменил карьерного «оборонщика» Николая Малых как раз на фоне тяжбы «Уралвагонзавода» со структурами Альфа-банка.