О возможности прогнозов на нефтяном рынке | Мнения | Forbes.ru
$59.18
69.53
ММВБ1941.52
BRENT51.00
RTS1034.05
GOLD1288.03

О возможности прогнозов на нефтяном рынке

читайте также
+14 просмотров за суткиНа разных языках: как онлайн-школы английского конкурируют с офлайном +55 просмотров за суткиНеожиданный поворот. Курс рубля перестал реагировать на изменения цены нефти +7 просмотров за сутки«Нефтяной Бог» устал: разбогатевший на предсказании цен трейдер ушел из бизнеса +7 просмотров за суткиНесладкая жизнь: почему важно не сдать позиции при нарастающем количестве конкурентов Парадокс цены на нефть. Чем убедительнее прогноз, тем реже он сбывается Рекордный отток капитала: иностранные инвесторы вывели из российских акций более $1,6 млрд План Сечина: триллионы рублей инвестиций, рост добычи газа и ставка на нефтехимию Тендеры без конкурентов: как система госзакупок превращается в коррупционный инструмент Со всех сторон: угрозы и правила экономической безопасности +2 просмотров за суткиСделай сам: как уйти из зоны конкуренции +1 просмотров за суткиРазвенчание «мифов»: Борис Титов ответил Алексею Кудрину через Forbes +2 просмотров за суткиКвантовый скачок: почему фудтех-стартап Elementaree пошел против тенденций на своем рынке Будущее рынка общепита: как стартапы заново изобретают ресторан +2 просмотров за суткиБудущее онлайн-образования в России: рост и осторожные инвестиции +1 просмотров за суткиОрешкин против рубля: стоит ли доверять прогнозу Минэкономразвития? Проводники технологий: как Китай и Америка воюют за рынок микросхем Дмитрий Потапенко: «Систему разрывает изнутри, ресурсов на всех не хватает» «Многие начинают возвращаться»: российский венчурный рынок восстанавливается Morgan Stanley по ошибке завысил прогнозируемую прибыль Snap на $5 млрд Газ для оптимиста: почему американский СПГ никак не доберется до Европы Пятилетка роста нефтяных цен: прогноз МЭА
Мнения #прогноз 22.12.2015 05:34

О возможности прогнозов на нефтяном рынке

Денис Борисов Forbes Contributor
Фото Tsuna72 / Flickr
Важно не только установить влияющие на цены факторы, но и правильно учесть вклад каждого из них

На фоне высокой значимости сырьевых рынков для российской экономики (доля нефтегазовых доходов в структуре бюджета выросла с 2003 по 2014 год с 20% до примерно 50%) понятно обилие комментариев о причинах колебаний нефтяных цен. Однако с качеством аргументов у многих прогнозов/оценок есть явные проблемы.

Например, мы часто видим ссылки на какие-то «психологические» уровни цен, которые входят в противоречие с целым ряд признанных (в той или иной степени) индикаторов технического анализа. Не меньшая путаница происходит и в вопросе оценки так называемых точек безубыточности ($100, $80, $65, $40, $25) по проектам разработки ТРИЗ в Северной Америке, завоевавших статус главных маржинальных производителей в мире. Собственно, сложность прогнозирования нынешней ситуации хорошо иллюстрируется рисунком

Как видно, фактические результаты не имеют ничего общего с прогнозами, существовавшими перед самым началом падения цен на нефть.

Это говорит о том, что построение прогнозов для нефтяного рынка (если исходить из допущения, что это в принципе возможно) сильно усложнилось по сравнению с тем, как это казалось несколько лет назад. Естественно, что формат авторской колонки не предусматривает полного раскрытия темы, поэтому остановлюсь лишь на отдельных зарисовках текущей ситуации на нефтяном рынке.

Прежде всего стоит подчеркнуть, что попытки проводить параллели между обвалом цен на нефть в 2014-2015 гг. и 2008-2009 гг. для построения прогноза о дальнейшем движении котировок нефти обречены на неудачу.

Достаточно посмотреть на макроэкономический фон, сопровождавший падение цен тогда и сейчас.

В 2007 году ставка ФРС находилась на уровне 5,25%, прогноз среднегодового прироста ВВП Китая на период 2008-2013 гг. составлял порядка 7%, при этом основным маржинальным производителем был картель ОПЕК. В середине 2014 года ставка ФРС находилась в диапазоне 0 – 0,25%, прогноз среднегодового прироста ВВП Китая на период 2015-2019 гг. — 5%, при этом статус маржинального производителя перешел к североамериканским нефтедобывающим предприятиям, работающим на нетрадиционных запасах углеводородов. Более того, в 2002-2008 гг. корреляция цены на нефть марки Brent и значений индексов акций MSCI World Index, Standard & Poor`s 500 составляла соответственно 78% и 68%. Взаимосвязь цен нефтяных фьючерсов и биржевых индексов усилилась в 2009-2013 гг. — до 80% для обеих пар. Однако если посмотреть динамику за 2009-2014 гг., то корреляция снизится примерно до 60%. Дело в том, что нынешнее снижение стоимости нефти довольно слабо связано с положением на других товарных рынках. Это лишь один из косвенных признаков того, что нынешнее снижение цен (в отличие от 2008-2009 гг.)  в большей степени обусловлено фундаментальными, а не спекулятивными факторами. А это значит, что главное сейчас — понять экономику работы малых нефтяных предприятий в Северной Америке.

И здесь одним из важнейших трендов является курс на оптимизацию издержек, который позволяет «сланцевой нефти» выдерживать конкуренцию. Падение добычи не гарантирует того, что североамериканские «сланцевые» проекты безропотно покинут рынок и «досланцевый» status-quo будет восстановлен. Нужно помнить, что технологически срок жизни скважин для «сланцевых» формаций существенно ниже, чем для традиционной нефти. С одной стороны, это действительно увеличивает удельные капитальные издержки, а с другой (особенно, с учетом действующих налоговых вычетов в США) — повышает мобильность реагирования на ценовые вызовы. 

Другой интересной темой является влияние монетарной политики ФРС на рынок нефти, особенно на фоне последнего решения по повышению ставки. Влияние ФРС на рынок нефти и отрасль в целом проявляется не только через изменение уровня ликвидности, в некоторых случаях последствия действий американского центробанка невольно выходят за рамки монетарной политики. Так, наблюдаемое последние два года укрепление доллара относительно ряда «сырьевых» валют существенно влияет на уровень издержек нефтяных компаний в различных регионах мира, это видно в том числе по отчетности за девять месяцев 2015 года. При этом надо отметить важный аспект, который зачастую не замечают сторонники парадигмы «сильный доллар — дешевая нефть». Речь идет о стоимости  фондирования. Это особенно важно в условиях, когда новые участники рынка (независимые компании, добывающие «сланцевую нефть» в Северной Америке), претендующие на статус маржинальных производителей, имеют высокую долговую нагрузку. Отметим, что, по данным BIS, за последние шесть лет долг американских нефтегазовых компаний рос значительно быстрее, чем компаний других секторов.

Показатель стоимости фондирования (в условиях повышения ставок стоимость обслуживания долга будет расти) для добывающих компаний с размером активов менее $25 млрд приобретает особую значимость, когда капитальные затраты на 30-50% превышают уровень операционных потоков.

Поэтому возможное ужесточение монетарной политики ФРС в нынешних условиях вовсе не выглядит как однозначный сигнал для «медведей» (естественно, при прочих равных условиях) — рост стоимости фондирования (и, соответственно,  возникновение дополнительных сложностей у небольших «сланцевых производителей» с высоким уровнем левериджа) может оказаться более значимым.

Выше я показал только два примера факторов, которые оказывали или будут оказывать влияние на будущую картину нефтяного рынка. И основной задачей прогнозистов является не только сбор всех лоскутков для создания целостного произведения, но и тщательный анализ их взаимосвязей (конечно, полностью избежать субъективизма невозможно) и ожидаемой степени влияния на цены. Только в этом случае можно будет говорить о понимании процессов, происходящих на рынке, и поиске возможностей трансформации сложившихся механизмов ценообразования.