Forbes
$63.98
71.66
ММВБ1982.58
BRENT46.28
RTS976.26
GOLD1323.66
Евгений Яковлев Евгений Яковлев
профессор экономики РЭШ 
Поделиться
0
0

Эффект освобождения: что получил от реформ российский малый бизнес

Эффект освобождения: что получил от реформ российский малый бизнес
Проверка соблюдения норм и правил пожарной безопасностиФото Алексея Смышляева / Интерпресс / ТАСС
Проведенное в «нулевые» дерегулирование бизнеса помогло росту малых компаний, однако реальный эффект реформы зависел от региональных чиновников

Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Российская экономическая школа, Уральский федеральный университет имени Ельцина, Ассоциация независимых центров экономического анализа (АНЦЭА), Институт мировой экономики и международных отношений РАН и деловой журнал «Эксперт» в 2009 году учредили Национальную премию по прикладной экономике за выдающиеся опубликованные научные работы, посвященные анализу российской экономики. Премия вручается раз в два года. Обладателями премии 2016 года стали Екатерина Журавская, профессор Парижской школы экономики, и Евгений Яковлев, профессор и директор Data-центра РЭШ за работу «Эффект от Либерализации на примере Реформы Регулирования Бизнеса в России». Forbes публикует колонку одного из авторов исследования. 

Полезно или вредно регулирование экономики? При отсутствии регулирования, мы имеем МММ, пузыри и двойные продажи на рынке недвижимости, резкий рост смертности от алкоголя в начале 1990-х.

То есть да, регулирование нужно. Однако нужно оно не всегда и не везде, и часто только в умеренном объеме.

Действительно, понятно, зачем нужно лицензировать и контролировать качество продукции у компании, производящей водку или жизненно важные медикаменты, однако нужно ли предъявлять высокие требования небольшой фирме, продающей тетради или карандаши? 

Если посмотреть на малый бизнес, то он, как правило, не производит опасных товаров или товаров, оказывающих побочные действия на других участников рынка (экстерналии), не является монополистом, препятствующим другим фирмам входить на рынок и завышающим цены на общественно значимые товары. То есть в большинстве случаев регулирование позволяющее контролировать неблагоприятные эффекты от работы, для таких фирм не нужно.

Тем не менее именно малый бизнес — и не только у нас, а во многих других странах — был зарегулирован, и зарегулирован чрезмерно. Почему так? Например, потому что малый бизнес не может оказать существенного противодействия контролирующим и регулирующим органам и часто является дойной коровой для бюрократов.

Понимание этого факта привело к тому, что в конце 1990-х и начале 2000-х многие страны (более 50) начали проводить реформы по дерегулированию бизнеса.

Не отстала от этих стран и Россия. В 2001-2005 годах, здесь была проведена одна из самых масштабных по мировым меркам реформ, направленных на либерализацию бизнеса. Были существенно снижены издержки фирм на сертификацию, лицензирование, регистрацию бизнеса, сузились полномочия регулирующих органов, сократился список областей экономики, которых должны были регулироваться, и наконец упростилось налогообложение.

Задачей нашей работы было изучить эффект этой реформы. Мы задали несколько вопросов и ответили на них.

Первый вопрос: действительно ли уменьшились в результате реформы издержки регулирования? Мы показали, что реформа имела эффект. Издержки фирм, связанных с прохождением различных регуляционных процедур в среднем по стране существенно снизились.

Второй вопрос, который мы задали: одинаково ли успешно проходила реформа в разных регионах России и почему в одних регионах она была более успешной, чем в других?

Мы, нашли что эффект от реформы оказался неравномерен. В регионах с более прозрачным местным правительством, с более информированным населением, с более заинтересованными в реформах и сильными бизнес-лобби, а также в регионах с более широкой автономией, реформа шла лучше. Причина проста — все эти факторы непосредственно влияют на заинтересованность местного бизнеса и власти в реформах, а заинтересованность расширяет возможности пролоббировать реформы.

И наконец, последний вопрос: повлияла ли либерализация на рост малого бизнеса?

С точки зрения эмпирической науки ответить на этот вопрос не так просто. Если исследователь, пытаясь изучить влияние реформ на развитие бизнеса, просто возьмет корреляцию между изменениями регулирования и динамикой бизнеса, то он может прийти к неверным выводам. Например, как ни странно, данные часто показывают положительную связь между ростом фирм и уровнем регуляционных нагрузок на фирму. Но это совсем не значит, что увеличение регулирования приведет к росту фирмы. Это, скорее всего, означает, что быстрорастущие фирмы чаще сталкиваются с регуляционными нагрузками, так как они выходят на новые рынки, выпускают новые товары и для этого им нужно проходить все новые и новые процедуры.

Отделить правильную причинно-следственную связь нам помогла как раз реформа регулирования, так как она похожа на классический эксперимент. Для любых фирм, быстрорастущих или нет, реформа изменила издержки регулирования. Мы сравнили издержки и рост фирм  до и после реформы и тем самым  смогли выделить чистый эффект от (де)регулирования на рост бизнеса.

Мы показали что в регионах с хорошими институтами, либерализация оказала существенный положительный эффект на рост малого бизнеса. В этих регионах фирмы показали больший рост, в них (в регионах) увеличилось и количество фирм, и численность населения, занятого в малом бизнесе. В регионах же с плохой институциональной средой мы не нашли положительного эффекта от дерегулирования бизнеса.  

Чтобы лучше понять результаты, рассмотрим для примера два региона: Самарскую и Амурскую области.

В начале 2000-х годов Амурская область имела одни из самых низких среди 20 исследуемых нами регионов показатели качества институциональной среды. Область находилась на 17-м месте из 20 по прозрачности местных руководящих органов, на предпоследнем месте по уровню фискальных стимулов и развитию интернета. Самарская же область была среди передовых — занимала четвертое место по уровню прозрачности правительства, второе по фискальным стимулам и первое по силе промышленного лобби.

Чтобы сравнить последствия для этих двух регионов от реформы, мы сравнили, какой процент фирм при регистрации действительно получают «правило одного окна», какой процент фирм не сталкивается с необходимостью получать лицензию в областях, которые не регламентируются законом, и наконец сколько фирм встречаются с инспектирующими органами только раз в году и не больше.

Согласно полученным результатам, в регионе схожем по характеристикам с Амурской областью доля таких фирм увеличилась на 1%, в то время как в регионах, похожих на Самарскую область, — на 12%. В итоге в регионе, схожем по характеристикам с Самарской областью, либерализация инспекций привела к росту оборот малого бизнеса на 12%, либерализация лицензирования увеличила оборот малого бизнеса на 4%, либерализация процедуры регистрации увеличила занятость в малом бизнесе на 1%. В регионе же, похожем по характеристикам на Амурскую область, реформы не привели к росту малого бизнеса.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Другие колонки автора

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое

Forbes сегодня

28 сентября, среда
Forbes 10/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.