Голубь с когтями ястреба: чего ждать от первой женщины во главе ФРС? | Forbes.ru
$59.01
69.27
ММВБ2154.56
BRENT65.17
RTS1150.38
GOLD1240.25

Голубь с когтями ястреба: чего ждать от первой женщины во главе ФРС?

читайте также
+150 просмотров за суткиИмперские амбиции. Ядерная сделка США с Ираном должна пройти по-хорошему или никак Выше потолка: как рекордный госдолг США повлияет на рынки облигаций Осенние настроения: чего ждать от российского рынка акций в ближайшие месяцы Осторожная политика: чего ждать инвестору от сентябрьского заседания ФРС Ножницы Минфина: доходы регионов выровняли по вертикали Ядерное оружие, акции банков и ритейлеров. На что обратить внимание частному инвестору? Новые возможности: что ждет инвесторов этой осенью? +6 просмотров за суткиНеоправданные ожидания: о чем промолчали главы ФРС и ЕЦБ Ставка на развивающиеся рынки: правильный момент для входа? «Почти, почти»: Россия и США приблизились к решению проблемы с дипсобственностью Еще не предел: как долго сможет дорожать евро? Двухнедельный испуг: сразу после присоединения Крыма Россия вывела из США $115 млрд Бомба Обамы: экс-президент США приказал внедрить кибероружие в инфраструктуру России Почему Трамп отказался от политики Обамы на Кубе Миссия Трампа: списание балласта нереалистичных ожиданий ФРС подняла ставку. Станет ли это последним решением Джанет Йеллен? «Будьте осмотрительными в селфи»: Обама впервые после ухода из Белого дома появился на публике Барак Обама провел выходные на яхте голливудского миллиардера Конец истории: предыдущий мир уже никогда не вернется Беговой клуб: зачем миллиардер Ричард Брэнсон инвестирует в спортивные фестивали Повышение ставки ФРС: как защититься инвесторам от неприятных сюрпризов?

Голубь с когтями ястреба: чего ждать от первой женщины во главе ФРС?

Олег Буклемишев Forbes Contributor
фото Getty Images
Новый глава ФРС необязательно будет прямым продолжателем политики Бернанке

Нравится нам или нет, но процентная ставка, определяющая базовую стоимость заимствований в долларах США, — главный параметр для мировой экономики. Поэтому, как только стало известно, что Бен Бернанке не останется в должности на третий срок, во всем мире аналитики начали гадать, кого Барак Обама выберет для представления Конгрессу. Интрига только усугубилась явными колебаниями президента. Конкуренция между основными кандидатами — бывшим главой Минфина США и президентским советником Ларри Саммерсом и заместителем председателя Совета управляющих ФРС Джанет Йеллен — ожидалась нешуточной. Однако фигура Саммерса, которого считают одним из инициаторов дерегулирования финансового сектора, способствовавшего развитию глобального кризиса, вызвала нападки как среди профессионального сообщества, так и внутри демократической партии, и он был вынужден сняться с гонки. 9 октября Барак Обама внес в Конгресс кандидатуру Джанет Йеллен.

Академический бэкграунд Джанет Йеллен впечатляет: она не только училась у нобелевских лауреатов Джеймса Тобина и Джозефа Стиглица, но и является супругой другого нобелевского лауреата Джорджа Акерлофа, основоположника целого направления в экономической науке. Она зарекомендовала себя как лучший прогнозист среди управляющих ФРС за период 2009-2012 годов в общем зачете по трем основным параметрам (инфляция, безработица, экономический рост), причем с заметным опережением тринадцати конкурентов, включая самого Бена Бернанке. Хотя, напоминают напрочь лишенные джентльменства комментаторы, когда четыре года назад госпожу Йеллен прочили на ту же позицию, она отнекивалась, ссылаясь на возраст (а тогда ей было всего 63).

Хозяйственная ситуация в США вроде бы постепенно идет на поправку, но этот результат в значительной мере вызван не естественными процессами посткризисного «творческого разрушения», а беспрецедентными объемами монетарного стимулирования со стороны Федерального резерва. Некогда начатые как способ борьбы с дефляцией и преодоления самой острой стадии кризиса, серийные «количественные смягчения» незаметно стали привычной частью макросреды. Появилась и новая их рациональная интерпретация: нужно, мол, выиграть время для проведения структурных реформ и вывести экономику на траекторию устойчивого роста. Но взамен реформ, реализованных по большей части на бумаге, американцы получили фантасмагорический бюджетный кризис, а качество экономического подъема тоже оставляет желать лучшего. Мало того, экономике была привита устойчивая зависимость от эмиссионных денег: одна лишь мысль о предстоящей приостановке стимулирующих мер, не говоря уже об их сворачивании, вызывает глубочайший шок на финансовых рынках не только в США, а по всему миру.

Иными словами, не самый благоприятный стартовый расклад для первой женщины во главе ФРС. И это, похоже, примета времени: Эльвире Набиуллиной «посчастливилось» едва ли не в большей степени: возглавив ЦБ в период перехода российской экономики к стагнации, она была вынуждена заняться проведением в жизнь явно «сырых» решений о создании мегарегулятора.

В нынешнем составе Совета управляющих ФРС Джанет Йеллен считается «голубем» (то есть в рамках двойного приоритета американского Центробанка — снижения инфляции и борьбы с безработицей — она ставит безработицу на первое место) и едва ли не самым горячим сторонником монетарного стимулирования. Судя по всему, Йеллен также свято верит в силу авторитета ФРС и в то, что одно лишь слово американского Центробанка способно поворачивать рынки вспять. Неслучайно она является одним из идеологов применения политики «опережающей индикации» (forward guidance) в самом чистом ее виде – в частности, как публично и четко заявленного обязательства ФРС сохранять ключевую процентную ставку на нулевом уровне до достижения экономикой целевых показателей безработицы и инфляции.

На первый взгляд профессиональные убеждения и публичное позиционирование Йеллен недвусмысленно свидетельствуют в пользу сохранения в том или ином виде политики монетарного стимулирования и после 31 января 2014 года, когда Бернанке покинет пост главы ФРС.

Однако явное воодушевление рынков по поводу ее назначения может оказаться преждевременным.

Во-первых, одно дело быть членом Совета управляющих ФРС, а совершенно другое – его главой и наиболее влиятельным творцом экономической политики в мире. Уровни ответственности принципиально разные. Памятуя об опыте Алана Гринспена, госпожа Йеллен едва ли пожелает войти в историю архитектором очередного кризиса. А это значит, что у вчерашнего мирного «голубя» вполне могут появиться острые ястребиные коготки.

Во-вторых, Совет управляющих ФРС — это коллективный орган, председатель волей-неволей должен воспринимать и транслировать в конкретные решения позиции других его членов. Йеллен теперь уже не так просто будет заявлять особое мнение, как она делала это раньше. Между тем в профессиональном сообществе все чаще высказываются аргументированные опасения по поводу низкой результативности монетарного стимулирования и негативных его последствий, что неизбежно будет влиять на настроения в Совете.

В-третьих, политику со сложившейся репутацией проще пойти на компромисс. Джанет Йеллен, чтобы высвободить себе руки, изначально может попытаться дистанцироваться от самой активной части своего «электората» — левого крыла демократической партии и особенно некоторых наиболее горячих сторонников неограниченной денежной эмиссии как средства решения всех проблем.

Так что при определенных условиях даже священная корова нулевой ставки процента может пойти под нож ранее обещанного срока.

Неслучайно многие эксперты считают «опережающую индикацию» теоретически и практически спорной: в условиях высокой степени неопределенности (а это именно наш случай) она вовсе не добавляет транспарентности, а, напротив, затрудняет для рынков понимание текущей операционной логики центральных банков, а также ограничивает гибкость их политики и способность адекватно реагировать на вновь возникающие обстоятельства. С подобной проблемой уже столкнулся Бернанке при попытке заявить о сворачивании программы QE3, а Йеллен, несомненно, придется еще труднее.

Продолжающийся уже четыре года эксперимент ФРС на ниве неортодоксальной монетарной политики равносилен проникновению вглубь доселе неизведанного континента, terra incognita. Суждено ли мировой экономике вернуться назад к привычным макропропорциям без масштабного кризиса, во многом зависит от того, насколько успешным первопроходцем окажется Джанет Йеллен.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться