Forbes
$63.68
68.29
ММВБ2158.08
BRENT54.02
RTS1067.62
GOLD1173.78
20.10.2014 05:30
Антон Табах Антон Табах
директор по региональным и инфраструктурным рейтингам агентства Рус-Рейтинг, доцент ВШЭ 
Поделиться
0
0

Как реагировать на очередное снижение российского рейтинга

Как реагировать на очередное снижение российского рейтинга
Фото Reuters
ЦБ и правительству нужно предложить новые инструменты поддержки российских должников, а вот обвинять рейтинговые агентства в ангажированности точно не стоит

По понятиям долгового рынка, самые неприятные действия, которые можно отложить, происходят вечером в пятницу, в идеале — после закрытия американского рынка. Не исключением стала «красная карточка», выданная России со стороны международного рейтингового агентства Moody’s. Рейтинг был снижен c Baa1 до Baa2 — что эквивалентно рейтингу от агентства Fitch (BBB по его шкале) и на одну ступень выше, чем у известного своей суровостью S&P (BBB-). В июне Moody's изменило прогноз по суверенному кредитному рейтингу со «стабильного» на «негативный». В марте два других глобальных рейтинговых агентства также снизили прогноз по рейтингу России до «негативного» со «стабильного». Прогноз по рейтингу у всех трех агентств остается негативным.

Основными причинами снижения рейтинга были объявлены снижение темпов роста российской экономики в среднесрочной перспективе, а также введение против России санкций, включающих ограничения в отношении крупнейших банков и ключевых предприятий оборонного и энергетического секторов. При сохранении нынешних условий спад продлится как минимум до середины 2015 года, считает рейтинговое агентство. Для полноты комплекта проблем Moody's прогнозирует «постепенное, но непрерывное уменьшение валютных резервов страны» из-за оттока капиталов, ограниченного доступа российских заемщиков к международным рынкам кредитования, а также из-за падения цен на нефть.

Почему это важно?

Кредитный рейтинг (хотя и опосредованно) определяет объемы, сроки и цену кредитных ресурсов, предоставляемых стране и находящимся в ней банкам и компаниям, как на облигационном рынке, так и в виде банковских кредитов. Чем ниже рейтинг, тем выше риск быть «кинутым» в ходе дефолта и тем осторожнее инвесторы. Следует помнить, что кредитный рейтинг это не показатель политических успехов, духовного богатства или же инвестиционной привлекательности заемщика. Это не более чем оценка вероятности невозврата одолженных средств.

Что предшествовало снижению?

Последние несколько месяцев наблюдалась нетипичная ситуация с кредитными рейтингами, когда все три глобальных рейтинговых агентства по-разному оценивали российские риски. Обычно split rating бывает у двоих с третьим. Сейчас ситуация нормализовалась, хотя негативный рейтинг (показывает ожидание снижения рейтинга на горизонте в полгода) давал пищу для ожиданий снижения рейтинга все это время. При этом ключевые российские госкомпании и госбанки были отрезаны от мировых (как минимум европейских и американских) рынков капитала, и режим санкций и их строгость были куда важнее, чем суверенный рейтинг.

Чего стоит ждать?

Можно ожидать общего усиления нервозности, несколько большего давления на рубль, продажи российских госбумаг — но в ближайшие дни ничего катастрофического не предполагается. Снижение рейтинга от Moody’s уже было заложено в ценах облигаций и может быть перевешено удачными результатами переговоров по газу. А в цены бумаг госкомпаний заложены в первую очередь санкции — «мертвые не потеют».

Чего ждать не стоит?

Так как суверенный рейтинг выступает потолком для рейтингов регионов и компаний, то гарантирована волна снижений рейтингов госкомпаний, банков и наиболее качественных регионов в ближайшие дни. Более слабые эмитенты скорее всего избегнут разжалования.

Практически гарантированы обвинения в необъективности агентства (и всей «большой тройки») со стороны профильных ведомств, а тем более их постоянных обличителей из Госдумы и с федеральных телеканалов.

Успокаивает то, что это не только российская традиция. Так уже делало и правительство США после «горчичника» (лишения рейтинга AAA) в 2011 году, и власти Франции в 2012 году, и Италия с Грецией во время спирали снижений в 2010-2012 гг. Назначение расследований и даже «посылка доктора», к сожалению, стали стандартной мировой практикой. Когда шум уляжется, ожидания снижения рейтинга от S&P будут одним из движков валютного и долгового рынков — тем более что в этом случае Россия вылетит из инвестиционной категории (по классификации S&P она попала туда в 2005 году) и многие фонды и банки утратят право держать обращающиеся бумаги России и госбанков в тех же масштабах, что и раньше (как правило, инвесторы ориентируются на худший из рейтингов).

В результате практически гарантирована распродажа бумаг и рост ставок даже для тех, кто может привлекать деньги за рубежом. Снижение объемов финансирования, меньшие сроки, большее число ограничений и большая ставка для российских структур будут ощущаться постепенно, но от этого не станут менее болезненны. Так как на кредитные рейтинги ориентируются и в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке, это усложнит реализацию амбициозных российских планов по переориентации на Восток. А значит, отток капитала в форме выплат по долгам не будет балансироваться притоком новых займов.

Чего не надо делать?

Пенять на зеркало (пусть не идеальное) не рекомендовал еще Гоголь. Обзаведение собственным или международным альтернативным «зеркалом» (или зеркалами) в виде рейтингового агентства уже идет, но это процесс, требующий времени на наработку репутации в глазах инвесторов и зарубежных регуляторов. Меры же по ограничению движения рейтингов вниз — вроде проекта закона об аккредитации агентств при ЦБ и запрета на снижения рейтинга стран и компаний по причине иностранных санкций — не сработают. В отличие от деятельности платежных систем, выдачу международных рейтингов можно формально осуществлять и из-за рубежа. Бизнес с российскими банками, компаниями и регионами важен для агентств, но глобальная репутация также имеет высокую цену. А конфликт с ними — дело не самое продуктивное. Не стоит и кричать о закидывании шапками и неважности рейтинговых действий — не надо усугублять сложное положение российских должников.

Что сделать стоило бы?

Признать проблему и оценивать важность поддержания качественного рейтинга страны для ее корпораций и банков. Санкции и снижение цен на нефть могут быть компенсированы разумной бюджетной и долговой политикой. Кризис 2008-2009 гг. был пройден именно за счет разумных и просчитанных действий, в том числе нацеленных на зарубежную аудиторию, а также пакета мер по поддержке эмитентов. ЦБ и правительству придется выделить дополнительные ресурсы и создать инструменты для замещения выпадающих или более дорогих средств. И меньше средств ассигновывать на амбициозные проекты. За почти десять лет среди солидных заемщиков (с перерывом на кризис, когда под колпаком были все) во властных структурах забыли о том, что такое быть под колпаком инвесторов, и во избежание проблем стоит вспомнить уроки 1998 и 2008 годов.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Другие колонки автора

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое

Forbes сегодня

7 декабря, среда
Forbes 12/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.