$59.61
63.75
ММВБ2159.96
BRENT55.51
RTS1138.99
GOLD1210.48

Замораживание экономики: к чему привела новая холодная война с Западом

читайте также
Эксперты назвали самый доходный актив 2017 года Самочувствие бизнеса: денег и уверенности в завтрашнем дне все меньше Признаки стабилизации: восстановление роста и крепкий рубль «Новатэк» под санкциями: политический эффект без экономического смысла Задержка рейса: у Геннадия Тимченко убытки из-за санкций Итальянские страсти: может ли страшный сон о развале еврозоны стать явью? Кто такой Максим Орешкин и зачем теперь нужно Минэкономразвития Итальянское кино: спасет ли референдум экономику и банки Путин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» ОПЕК договорилась: что будет с нефтью и рублем? Метаморфоза ОПЕК: что заставит нефтяной картель договориться В ожидании встречи ОПЕК: как изменилось настроение инвесторов Похищение Европы: референдум в Италии может привести к развалу ЕС Отъезд вместо протеста: настроения российских студентов Ссуды друг другу: что будет с инвестициями в американские платформы P2P-кредитования в кризис? Падение индексов и валют: как рынки встречают Трампа Перед поворотом: как гибнет старая мировая экономика Некуда бежать: пять причин оставаться в российских акциях Делай, что говорят: как в России появилось «потерянное поколение» топ-менеджеров Правительство давит на газ: к чему приведет рост налогов Что неладно с новой российской «большой приватизацией»
Мнения #кризис 20.11.2014 05:00

Замораживание экономики: к чему привела новая холодная война с Западом

Куда плывет корабль российской экономики? Фото РИА Новости
На фоне санкций и конфликта с США и Европой плюсы и минусы России с точки зрения глобального инвестора стали даже очевиднее

За месяц подготовки нашего журнала курс рубля по отношению к доллару снизился на 6,5%, с 39,3 до 41,95. За прошедшие три месяца — на 16%. Причины падения рубля, побившего все прошлые рекорды, хорошо известны и вдоль и поперек проанализированы аналитиками и банкирами. Падение цен на нефть, эффект санкций, влияние стагнации, скатывание в которую началось задолго до старта холодной войны с Западом.

В этом ряду примечательно выглядит еще один фактор, повлиявший на снижение стоимости рубля, — официальное завершение политики количественного смягчения, проводившейся ФРС США более пяти лет. Первыми же пострадавшими стали развивающиеся рынки: сразу после публикации заявления ФРС курс доллара по отношению к 10 основным валютам подскочил на 0,2%. Российский рубль все так же реагирует на макрофакторы и мировые тренды, как годом или десятью годами раньше.

 

Эффекты холодной войны и «политизации» экономической политики, кажется, заслонили основные законы экономики.

Заслонили, но не отменили. Россия по-прежнему большой развивающийся рынок со средними доходами населения и большим потенциалом — образованная рабочая сила, сырьевые ресурсы, высокий уровень урбанизации, грамотная макроэкономическая политика и т. д. К примеру, отзыв зарубежных инженеров из компаний российского ТЭК не привел к остановке их производств, как это было с некоторыми другими развивающимися странами. Уровень управленческих и образовательных институтов в стране позволяет в среднесрочной перспективе закрыть эти потери.

 

Проблемы России тоже никуда не делись и теперь стали еще более заметны. Это плохой инвестиционный климат, зависимость от конъюнктуры сырьевых рынков, высокий уровень политических рисков, чрезмерное участие государства в бизнесе, низкая конкурентоспособность и эффективность производств.

Удивительная штука в том, что санкции и холодная война с Западом ничего коренным образом не изменили в этой диспозиции. Наоборот, плюсы и минусы России с точки зрения глобального инвестора стали очевиднее. И все действия и контрдействия российского президента и правительства тоже не сильно повлияли на эту картину.  Страна по инерции ввалилась в следующий этап социальных преобразований (или сокращения расходов на образование и медицину, как называют это критики) и продолжает рисовать бюджеты на основе старых макроэкономических и стратегических конструкций. Влиятельные чиновники и госменеджеры продолжают успешно вытеснять или ликвидировать частных конкурентов.

 

Курс национальной валюты — это не только важнейшая производная от платежного баланса, но и чуткий индикатор отношения агентов рынка к будущему.

В предложенной парадигме никто в стране, кажется, не собирается менять не то что общественно-политический курс, но даже и экономическую политику. Наоборот, главы монополий, которым еще вчера грозила отставка из-за неэффективности их компаний, уверенно продлевают свои контракты, члены правительства, которые вроде бы шатались, теперь надежно прилипли к своим креслам.

Рынок отвечает на эту стабильность просто — в ситуации любой нестабильности экономические агенты выходят из рубля, в ситуации временной стабилизации в нее никто особо не верит. Корабль плывет, потому что у него по-прежнему много объективных достоинств (большой потенциал и т. д.). Но корабль плывет медленно и рыскает по морю, потому что его дно заросло ракушками, двигатель устарел, а на капремонт никто не решается.

Одним из самых плохих сценариев развития российско-украинских и российско-европейских отношений все политики — и здесь, и в ЕС — называют «замороженный конфликт». Осмелюсь на продолжение этой метафоры: замораживание экономической политики, которое мы наблюдаем, — это тоже очень плохой сценарий. Не потому, что у России нет на это времени, а потому, что другие страны используют это время совсем с другим КПД.