Тотальная угроза: какие опасности поджидают экономику России - Мнения
$57
61.72
ММВБ2032.54
BRENT51.36
RTS1125.58
GOLD1254.86

Тотальная угроза: какие опасности поджидают экономику России

читайте также
+3096 просмотров за суткиПеретягивание рубля: кто определяет динамику курса? +325 просмотров за суткиХудой мир на рынке нефти: в чем проблема соглашения ОПЕК? +75 просмотров за суткиКурс на 65 рублей за доллар: почему падает национальная валюта? +165 просмотров за суткиПочему падает цена на нефть и что будет с рублем? +34 просмотров за суткиПятилетка роста нефтяных цен: прогноз МЭА +41 просмотров за суткиКакой будет цена на нефть, или прогнозы – дело неблагодарное +32 просмотров за суткиНе продали нефть: насколько Минфин сократит покупку валюты в марте? +7 просмотров за суткиНеудачная страховка: почему компании терпят убытки от падения нефти и рубля +1 просмотров за суткиНа распутье: как скоро в России закончится нефть? +1 просмотров за суткиВопрос — цена: есть ли смысл прогнозировать нефтяные цены +31 просмотров за сутки6 тезисов о будущем глобальной энергетики от главного экономиста ВР +8 просмотров за суткиВажный год: в какой валюте хранить сбережения? +1 просмотров за суткиИзменение конъюнктуры нефтяного рынка: первые шаги союзников по сокращению добычи +12 просмотров за суткиЭксперты заявили о рекордном сокращении оборота розничной торговли в России +18 просмотров за сутки Россия впервые стала крупнейшим поставщиком нефти в Китай +14 просмотров за суткиЭкспортеры договорились: нефть будет дорожать? +4 просмотров за суткиРискованные перепады: что будет с евро, иеной и рублем? «Роснефть» увеличит поставки нефти в Китай на 56 млн тонн Прогнозы — 2017: куда качнется маятник нефтяных цен Изменчивый баррель: что будет с ценами на нефть в 2017 году Что экономисты и представители бизнеса говорят о пресс-конференции президента

Тотальная угроза: какие опасности поджидают экономику России

фото ТАСС/ Станислав Красильников
Нефть, Китай и конфликт с Западом: как свести к минимуму риски от влияния глобальных факторов?

Первая и главная угроза для нашей экономики — цены на нефть, которые никак не развернутся в сторону роста. Причины таковы: стагнация потребления нефти, продолжение роста производства в США (в этом году ожидается максимум с 1970-х годов — около 9,5 млн баррелей в день), периодические обещания повысить экспорт из Ирана при снятии с него части санкций (это еще 2 млн баррелей в день). В случае снижения цены на нефть марки Brent до $50 во втором полугодии (что пока рассматривается как худший сценарий по сравнению с $65 как базовым) российский бюджет недополучит еще $15 млрд доходов и придется резать уже многие важные бюджетные статьи, а не только «проекты».

В финансовом жаргоне уже появился печальный термин «выкидыш», то есть выкинутый из бюджета.

Вторая угроза — Китай. Обвал фондового рынка КНР показал, что даже в стране со стабильно растущим ВВП и крупнейшими в мире валютными резервами картинка может поменяться с «прекрасной» на «ужасную» за пару недель. И хотя частичное «сдутие пузыря» было спланировано самой компартией Китая, вряд ли можно удержать темпы роста и объемы финансирования экономики на прежнем уровне. Обвал рынка ударил и по потреблению (сбережения потеряли десятки миллионов азартных китайцев), и по кредитованию (обесценились банковские залоги более чем на $1 трлн). Как это отразится на главном для России рынке — нефтяном? Ведь даже потребление нефтепродуктов в КНР впервые за много лет стало снижаться. 

Импорт нефти стагнирует. Импорт железной руды на 10-летнем минимуме. Россия не поставляет руду в Китай, но это уже привело к снижению цен на руду и сталь по всему миру и к антидемпинговым расследованиям в США. В итоге это ударит по нашему экспорту продукции черной металлургии. Цены на никель тоже падают (только в 2015 году — почти на треть), а Китай — крупнейший его потребитель. Многолетний растущий тренд в экспорте удобрений, базировавшийся на китайском спросе, похоже, завершился, а рынок близок к насыщению. И это происходит в момент начала российского «разворота на восток», когда продажи сырья в развитые страны сокращаются, а технологическое сотрудничество с Китаем пока остается незначительным. Плюс риск продолжающегося обвала китайского финансового рынка может снизить шансы России на доступ и к азиатским кредитам (приобретение китайцами российских гособлигаций в рублях в июле — хорошая сделка, но она не задает тренд). 

Третьей, все еще растущей угрозой является риск продолжения противостояния с Западом. Это может выразиться в новых санкциях против российских банков. Также растет опасность арестов активов за рубежом — вне зависимости от причин ареста («дело ЮКОСа» или новые иски), что вновь ударит по финансовой системе России, пока не способной работать без западных денег.

Четвертая угроза связана с санкциями, но она самостоятельная и экономисты ее явно недооценивают — политический хаос на Украине и военное противостояние в Донбассе. И дело не только в проблемах с транзитом газа. Прекращение торговли с Украиной, приток беженцев (возможно, среди них окажется большинство жителей ДНР и ЛНР), а также вынужденное укрепление западных границ потребуют огромных непредвиденных расходов. Это тоже подорвет госбюджет, вынуждая сокращать в первую очередь социальные расходы.

Самая малозначимая на первый взгляд угроза — социальные и внутриполитические проблемы в России: забастовки на закрывающихся предприятиях, обнищание пенсионеров, неадекватная реакция на это чиновников. Закручивание гаек, бессмысленные запреты и вмешательство в жизнь граждан опасны сами по себе: они ухудшают инвестиционный климат, вызывают бегство капитала и дальнейшее падение ВВП. Примеров достаточно — от разорительных для кинобизнеса инициатив ввести НДС на иностранное кино до уничтожения собственных компаний в медиабизнесе: «СТС Медиа» может стать худшим примером нарушения прав инвесторов в России с конца 1990-х годов. 

Что спасет Россию?

Быстрое восстановление цены на нефть — это сценарий по умолчанию. А в первую очередь, как ни банально, сочетание реформ, либерального по отношению к собственному бизнесу снижения налоговой и коррупционной нагрузки и демонополизации с энергичными защитными мерами по отношению к «внешней угрозе» (предотвращение бегства капитала, реальная деофшоризация). В остальном России стоит надеяться на внешние силы: 1) Израиль, который не хочет иранской бомбы, в итоге может «что-то пойти не так» и иранская нефть не попадет на рынок; 2) ИГИЛ, дальнейшие успехи которого приведут к серьезному обострению на Ближнем Востоке и вынудят США на время оставить в покое Россию, не продвигая новые санкции; 3) Китай, где получится остановить нарастающий экономический кризис методами, схожими с политикой «количественного ослабления» ФРС США, и перезапустить механизмы роста внутреннего потребления.  

Тогда и циклический рост сырьевых цен начнется пораньше, и российским экспортерам перепадет побольше денег.