Почему кредитные ставки не слушают приказов | Forbes.ru
сюжеты
$58.66
69.18
ММВБ2129.85
BRENT63.56
RTS1144.01
GOLD1259.69

Почему кредитные ставки не слушают приказов

читайте также
+2 просмотров за суткиЛичный вклад: как власти поддержат частные инвестиции в технологичные стартапы в России +38 просмотров за суткиБарьеры, «пузыри» и анонимность. Путин решил судьбу криптовалют в России +10 просмотров за суткиЗдоровая конкуренция. «Зачистка» ЦБ вдвое сократит число банков в России Шлейф «Открытия»: Qiwi выкупила бренд и технологии Рокетбанка и «Точки» +177 просмотров за суткиСирийский след. ЦБ лишил лицензии банк из санкционного списка США +2 просмотров за суткиАльтернатива доллару: миллиардер Роман Троценко о пользе биткоинов и споре с главой Центробанка +3 просмотров за суткиРегулятор рынка недвижимости: Шишханов отдаст ЦБ «Интеко» и А101 +10 просмотров за суткиВладимир Мау: экономика, достигнув дна, может не расти на протяжении четверти века +14 просмотров за сутки«Открытие» не закрыли: ЦБ объявил о санации восьмого по активам банка России «Пылесос» Набиуллиной: к концу года в России может остаться меньше 500 банков Неожиданный поворот. Курс рубля перестал реагировать на изменения цены нефти Банк России готовится к выпуску облигаций. Будет ли спрос? Диагностика и лечение: в ЦБ рассказали, почему отзыва лицензий у крупных банков больше не будет Центробанк ввел временную администрацию в банке «Югра» +2 просмотров за суткиЦБ: «До виртуальной национальной валюты мы точно дойдем» Принуждение к рублю. Как чиновники демонстрируют, что сами не верят в рубль «Нагрузка на бизнес расти не будет»: что обещают Шувалов, Орешкин и Набиуллина предпринимателям  «Сомнительные операции»: ЦБ лишил лицензий два московских банка Напрасная погоня: почему не удается вернуть активы, выведенные беглыми банкирами? Встреча Forbes Club с Эльвирой Набиуллиной Лишние игроки. Чистка банковского сектора — это реакция на отток капитала из страны

Почему кредитные ставки не слушают приказов

Олег Буклемишев Forbes Contributor
Фото Олега Харсеева/Коммерсантъ
Повысить доступность кредитов поможет улучшение делового климата или реформа банковского законодательства. Быстрого эффекта в любом случае не будет

На совещании по развитию банковской системы президент Владимир Путин потребовал, чтобы банки вносили более весомый вклад в борьбу с замедлением экономического роста.

Постановка вопроса о том, что отечественная финансовая система могла бы больше способствовать экономическому развитию, не нова. Нормальные рыночные механизмы перераспределения ренты, формируемой за счет сырьевого экспорта, в другие сферы деятельности работают явно не на полную мощность: одни субъекты экономики буквально купаются в деньгах, другие испытывают в них острый недостаток. Именно наличие тромбов финансового посредничества служит одним из главных поводов для экспансии государства в финансовом секторе (хотя надо признать, что назначенное лечение оказывается едва ли не хуже самой болезни).

Различных проблем в финансовой сфере сегодня действительно невпроворот. В частности, государству обязательно нужно приложить больше усилий по укреплению таких институтов, как пенсионные фонды и страховые компании. Они и должны играть ключевую роль для формирования в экономике «длинных денег». Несмотря на прогресс, достигнутый в последнее время в развитии фондового рынка, здесь тоже предстоит сделать еще очень многое.

 

Да и в банковском секторе немало задач, решение которых требует целенаправленного государственного вмешательства.

Но с легкой руки главы совета директоров МДМ-банка Олега Вьюгина, сформулировавшего на одном из кремлевских совещаний внешне изящное предложение о сокращении кредитной маржи в госбанках, обсуждение темы оказалось сосредоточено на высоких кредитных ставках, главным образом для малого и среднего бизнеса.

Однако, согласно прошлогоднему опросу «Опоры России» и Сбербанка о состоянии предпринимательского климата в стране, доступность кредита — далеко не главный предмет озабоченности в деловой среде. Этот фактор отметили в качестве серьезного барьера для развития менее четверти респондентов. Бизнес больше волнует отсутствие квалифицированного персонала и налоги (47% и 36% респондентов соответственно). Хотя почти половина предпринимателей и вправду считает кредитные ставки неподъемными, при этом значимость фактора недоступности кредита по сравнению с предыдущими опросами заметно снизилась.

 

Как можно снизить кредитную ставку?

Ее величина складывается из нескольких составляющих — это прежде всего базовый уровень стоимости денег в экономике и премия за риск.

Снижение базового уровня стоимости денег в экономике (стоимости банковского фондирования) — задача действительно важная. Усилия правительства и ЦБ играют здесь ключевую роль, ведь решение задачи в первую очередь зависит от взятия под контроль инфляции. При нынешней инфляции примерно в 6% возможности для существенного снижения стоимости централизованного рефинансирования отсутствуют, а расширение его объемов наталкивается на исчерпание качественных залогов. В то же время наметившееся сокращение средних по рынку депозитных ставок происходит довольно медленно: банки не торопятся идти на более резкие шаги из опасения нанести ущерб лояльности вкладчиков.

Другой компонент ставки, премия за риск, призван компенсировать банку возможные потери, связанные как с общеэкономическими факторами, так и с рисками конкретного заемщика. Чтобы уменьшить эту премию, нужно либо снизить уровень угроз по экономике в целом (в частности, инфляционные ожидания, а также риски, связанные с инвестиционным климатом), либо каким-то образом добиться повышения надежности потенциальных заемщиков (например, путем изменений в залоговом праве и практиках). И то и другое — задачи довольно сложные, а на краткосрочном временном горизонте — просто невыполнимые. В любом случае уровень премии за риск в кредитной ставке является основным инструментом управления банковскими рисками, поэтому административное воздействие на этот параметр чревато самыми негативными последствиями.

В свою очередь, процентная маржа — это остаточная величина, отражающая прибыльность портфеля кредитных операций конкретного банка постфактум за некоторый период времени. Маржа довольно заметно варьирует от банка к банку и зависит от целого ряда факторов — структуры операций, интенсивности конкуренции и стадии делового цикла. В частности, чем выше кредитные риски, тем больше должна быть и маржа (скажем, потребительское кредитование — высокомаржинальный бизнес, тогда как финансирование крупных корпораций значительно менее прибыльно).

 

А если говорить о государственных банках, то маржа у них, как правило, не выше, чем у частных.

В последнее время средняя процентная маржа как раз падала (по данным агентства Moody’s, за 2012 год она сократилась почти на половину процентного пункта) — причем главным образом в результате нарастания конкуренции на российском кредитном рынке.

Чтобы делать выводы о завышенности маржи у отдельных банков или по системе в целом, нужен весьма тонкий профессиональный анализ, которого проделано явно не было. Более того, на основании ложных посылок была сформулирована ошибочная политика. Попытки давить на банки, в том числе государственные, с требованием сократить процентную маржу приведут не к перераспределению ренты от финансового сектора к производственному и не к желаемому увеличению доступности кредита для малого и среднего бизнеса, а к ряду нежелательных последствий — от изменения банками структуры кредитования в пользу заемщиков с низким уровнем риска до нарастания банковских рисков, сокращения потенциала капитализации кредитных учреждений и дестабилизации финансовой системы в целом.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться