Почему Центробанку стоит смягчить денежно-кредитную политику | Forbes.ru
$58.89
69.49
ММВБ2139.81
BRENT63.39
RTS1144.91
GOLD1257.41

Почему Центробанку стоит смягчить денежно-кредитную политику

читайте также
+6 просмотров за суткиНовый барометр ЦБ: почему регулятору вредно читать новости Чужое добро: ЦБ собирает активы для приватизации Субъективный идеализм: почему ЦБ нужно признать ошибки в надзоре +6 просмотров за суткиПять способов снизить переплату по ипотечному кредиту +5 просмотров за суткиСпокойствие рубля: почему повторение декабря 2014 года маловероятно Новые возможности: что ждет инвесторов этой осенью? +1 просмотров за суткиПоследствия санации: еврооблигации «Россия-30» могут вернуться на рынок Неоправданные ожидания: о чем промолчали главы ФРС и ЕЦБ Неожиданный поворот. Курс рубля перестал реагировать на изменения цены нефти Банк России готовится к выпуску облигаций. Будет ли спрос? Мнение ЦБ: советы финансовых гуру могут привести к убыткам и судебным разбирательствам +9 просмотров за суткиБитва на «Югре»: чем чревато противостояние Алексея Хотина с Банком России Ловушка для вкладчика: как выбрать надежный банк На развилке: каковы шансы, что Банк России снизит ключевую ставку Период потребления: насколько ставка ЦБ управляет сбережениями населения Центробанк ввел временную администрацию в банке «Югра» Начнет ли ЦБ валютные интервенции в этом году и как они повлияют на курс рубля? Принуждение к рублю. Как чиновники демонстрируют, что сами не верят в рубль Постсоветский минимум: почему население не верит в низкую инфляцию? Регулируемый Forex: кому выгодно играть на валютном рынке по правилам Против природы: аналитики ЦБ рассказали о том, чем опасно ослабление рубля

Почему Центробанку стоит смягчить денежно-кредитную политику

фото Макса Новикова для Forbes
Бояться инфляции не стоит, все говорит о предстоящем замедлении роста цен

Российская экономика в последнее время не радует. Промышленность стагнирует, инвестиции сокращаются, а с недавнего времени и последний двигатель роста — потребительский спрос — начал захлебываться под весом замедления роста доходов, увеличения расходов по обслуживанию кредитов и сокращения занятости. В то же время инфляция после нескольких месяцев замедления в октябре возобновила рост и в целом находится на неприемлемо высоком с точки зрения среднесрочных целей Банка России уровне.

Какими же должны быть меры экономической политики в такой ситуации? С точки зрения стимулирования роста, очевидно, необходимо ускорять проведение структурных реформ, и некоторый прогресс, как показал рейтинг Всемирного банка Doing Business, тут есть. Однако сокращение бюрократической волокиты, о котором свидетельствует рейтинг, — одна из самых безболезненных мер по улучшению делового климата. Наиболее сложные из реформ могут очень резко отразиться на экономике в переходный период, когда компании будут приспосабливаться к новой реальности.

 

Это особенно актуально для реформ в бюджетном секторе и секторе естественных монополий.

«Затягивание поясов» в связи с более жесткой бюджетной политикой и решением о замораживании тарифов монополий на 2014 год вынудит госкомпании и бюджетный сектор искать пути оптимизации затрат, что означает сокращение наименее эффективных рабочих мест и инвестиций. Идеальным сценарием было бы замещение инвестиционного спада в госсекторе, как в бюджетных учреждениях, так и в госкомпаниях, увеличением частных инвестиций (экономисты такое явление окрестили «втеснением» от английского «crowding-in») и перемещением высвобождаемой из неэффективного госсектора рабочей силы в более производительные сектора. Однако в нашей ситуации полного «замещения» вряд ли стоит ожидать. Слишком высока стоимость заемного капитала для частных компаний – уровень кредитных ставок для корпоративного сектора в среднем составляет порядка 12%, а для малого и среднего бизнеса все 15-20%, что зачастую подрывает экономику инвестиционных проектов.

В этих условиях логичным было бы смягчение денежно-кредитной политики Банка России, однако упрямая инфляция не оставляет регулятору пространства для маневра. А некоторые комментаторы даже заявляют о необходимости ужесточения монетарной политики для обуздания инфляционных ожиданий.

 

Почему же инфляция не снижается, несмотря на удручающее состояние экономики?

Дьявол, как известно, кроется в деталях. В действительности за высокой средней инфляцией скрываются: индексация тарифов – почти на 10% в этом году; быстрый рост цен на продовольственные и подакцизные товары в связи со скачкообразным повышением акцизов на табак, алкоголь и бензин. Индекс потребительских цен, очищенный от продуктов питания, тарифов и подакцизных товаров, или медианный ИПЦ, говорит о том, что уровень базовой инфляции находится в настоящее время на исторических минимумах в диапазоне 4–4,5% и имеет ярко выраженную тенденцию к снижению.

Ситуация с урожаем в этом году нормализовалась, то есть в недалеком будущем можно ожидать дальнейшего снижения продовольственной инфляции. Кроме того, со следующего года резко сокращаются темпы индексации тарифов вплоть до 4,2% для населения и полной заморозки для промышленных потребителей. Да и от базовой инфляции вряд ли стоит ждать негативных сюрпризов – замедление роста доходов и потребительского кредита в совокупности с сокращением занятости будут способствовать ее снижению. Что же касается повышенных инфляционных ожиданий населения, то в России они зависят в основном от продовольственной корзины и тарифов ЖКХ – вряд ли средний россиянин замечает низкий рост цен на электронику и рыночные услуги. Соответственно, и инфляционные ожидания населения непременно снизятся, как только цены на яйца, молоко, картофель и т. д. стабилизируются, а счета на оплату услуг ЖКХ перестанут расти двухзначными темпами. Кроме того, судя по опросам компаний на предмет их планов повышения отпускных цен и зарплат сотрудникам (оба показателя находятся вблизи многолетних минимумов), инфляционные ожидания, вероятно, уже снизились.

Достижение устойчиво низкой инфляции, бесспорно, должно стоять во главе денежно-кредитной политики ЦБ. Но в целях минимизации ущерба для экономики этой задачи следует добиваться с оглядкой в будущее, а не в прошлое, то есть ориентироваться стоит на предстоящие изменения в экономике, а не реагировать на выходящую статистику, которая уже в момент публикации отражает прошлое. В этом свете баланс рисков для роста и инфляции на ближайший год, на мой взгляд, благоволит превентивному смягчению денежно-кредитной политики. Тем более что инфляционные риски от такого смягчения кажутся минимальными.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться