Инфляция жива: что угрожает стабильности цен | Forbes.ru
$58.84
69.34
ММВБ2152.41
BRENT63.39
RTS1153.32
GOLD1253.45

Инфляция жива: что угрожает стабильности цен

читайте также
+62 просмотров за суткиБегство продолжается. Почему российские деньги уходят за границу +13 просмотров за суткиИз казаков в греки. Ростовский предприниматель Иван Саввиди активно ведет бизнес в Греции +10 просмотров за суткиНовогодние индексы Набиуллиной. Цены на «Оливье» растут, «селедка под шубой» дешевеет +9 просмотров за суткиОбуздание инфляции: рост цен больше не будет источником дохода +5 просмотров за суткиРайоны и пригороды Афин: где купить недвижимость для инвестиций Подарок для ЦБ: курс рубля успокоил инфляционные ожидания Оптимизм «фаворита Путина»: Орешкин ожидает рост ВВП выше 2% в течение четырех лет Неожиданный поворот. Курс рубля перестал реагировать на изменения цены нефти На развилке: каковы шансы, что Банк России снизит ключевую ставку Вернуть пятилетки: экономике нужен план, за который можно спросить Предвестник финансового шока: что ждет глобальный рынок во второй половине года? Миссия Трампа: списание балласта нереалистичных ожиданий Как ЦБ отвлекает внимание от курса рубля? Экономика восстанавливается: Набиуллина о решении ЦБ снизить ключевую ставку Не меньше 10%. Россияне не верят в низкую инфляцию Начнет ли ЦБ валютные интервенции в этом году и как они повлияют на курс рубля? Ситуация в мире: есть ли угроза дефляции? В чем опасность резкого снижения инфляции? Объясняют Греф и экономисты Постсоветский минимум: почему население не верит в низкую инфляцию? Банк России снизил ставку: когда брать ипотеку и открывать депозиты? Цель близка: как Банк России планирует удержать инфляцию в 4%?
Мнения #инфляция 17.10.2014 05:30

Инфляция жива: что угрожает стабильности цен

Рогофф Кеннет Forbes Contributor
Фото Corbis Images
Мировые центробанки не смогут удержать низкую инфляцию в условиях медленного экономического роста, высоких уровней долга и политического давления

Правда ли, что эпоха высокой инфляции навсегда осталась в прошлом? Это вопрос особенно важен сейчас, когда для мировой экономики характерны медленный рост, высокие уровни долга и огромные глобальные дисбалансы. С одной стороны, масштабные инновации в работе центральных банков ставят барьеры на пути высокой инфляции. С другой — эффект проводимой политики во многом определяется макроэкономическими факторами, которые находятся вне пределов контроля центробанков.

В первой половине 1990-х годов среднегодовой уровень инфляции достигал 40% в Африке, 230% — в Латинской Америке и 360% — в переходных экономиках Восточной Европы. А в начале 1980-х годов и в развитых странах инфляция составляла почти 10% в год.

 

Сейчас эти времена кажутся совсем далекими, а многие аналитики рассматривают инфляцию скорее как теоретическую проблему. Но они ошибаются.

Хотя регуляторы хотели бы представить уровень инфляции как результат простых технических решений, в конечном счете это социальный выбор. И некоторые очень мощные факторы, которые в последние два десятилетия помогали сдерживать инфляцию, теперь перестают действовать.

В годы накануне финансового кризиса глобализация и технический прогресс сильно облегчили задачи центральных банков по обеспечению уверенного экономического роста и низкой инфляции. Это мало напоминало ситуацию 1970-х годов, когда сочетание стагнации и роста цен превратило глав центробанков в козлов отпущения.

Правда тогда денежные власти работали со старомодной кейнсианской макроэкономической моделью, ошибочно предполагавшей, что мерами денежно-кредитной политики можно бесконечно стимулировать экономику при сохранении низкой инфляции и низких процентных ставок. Сейчас центробанки уже не столь наивны, а общество лучше информировано. Но долгосрочный уровень инфляции по-прежнему зависит от политических решений. Принимать их в условиях кризиса сложнее, а значит, и риски для ценовой стабильности растут.

Даже краткий обзор cитуации на развивающихся рынках показывает, что инфляция жива. По данным Международного валютного фонда, инфляция в 2013 году достигла 6,2% в Бразилии, 6,4% в Индонезии, 6,6% во Вьетнаме, 6,8% в России, 7,5% в Турции, 8,5% в Нигерии, 9,5% в Индии, 10,6% в Аргентине и колоссальных 40,7% в Венесуэле. Это, конечно, намного лучше, чем в начале 1990-х, но говорить о победе над инфляцией явно нельзя.

Да, в странах с развитой экономикой ситуация совсем другая, но иммунитета к инфляции нет и у них. К тому же не так просто понять, где именно пролегает граница между развитыми и развивающимися рынками? В еврозоне, например, эта граница размыта. Представьте, что не было бы евро и что в южных странах сохранились собственные валюты — лира в Италии, песета в Испании, драхма в Греции. Какой у них был бы сейчас показатель инфляции — как в США и Германии или как в Бразилии и Турции?

Скорее всего, он был бы где-то посередине. Европейская периферия, как и все, выиграла бы от повышения качества работы мировых регуляторов, но нет оснований предполагать, что политические структуры этих стран работали бы лучше, чем сейчас. Привлекательность евро для стран Южной Европы во многом определялась приверженностью северных стран Евросоюза ценовой стабильности. Страны периферии получали устойчивую к инфляции валюту.

 

Но оказалось, что евро отнюдь не бесплатное угощение.

Устойчивость к инфляции обернулось политикой наращивания долгов. Если страны Южной Европы сохранили бы собственные валюты, вполне вероятно, что благодаря более высокому уровню инфляции долговые проблемы были бы меньше.

Я не утверждаю, что инфляция вернется в страны — эмитенты резервных валют, такие как Соединенные Штаты или Япония. Хотя рынок труда США сужается, а новый председатель Федеральной резервной системы решительно подчеркивает важность максимальной занятости, риск высокой инфляции в ближайшем будущем минимален.

Но в долгосрочной перспективе по-прежнему нет никакой гарантии, что тот или иной центробанк сможет удержать оборону в условиях медленного роста производительности труда, высоких уровней долга и политического давления к уменьшению неравенства с помощью госрасходов. Риск будет особенно высоким в случае других крупных потрясений, скажем, глобального подъема процентных ставок.

Современные центральные банки творят чудеса, чтобы сбить инфляцию. Однако в конечном счете антиинфляционная политика может работать, только если макроэкономические и политические условия способствуют сохранению ценовой стабильности. Инфляция, может, и успокоилась на время, но, конечно же, не мертва.

© Project Syndicate

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться