Фундаментальный обвал: что происходит с рублем | Мнения | Forbes.ru
$57.51
68.77
ММВБ2051.63
BRENT56.88
RTS1123.24
GOLD1297.31

Фундаментальный обвал: что происходит с рублем

читайте также
+144 просмотров за суткиВладимир Мау: экономика, достигнув дна, может не расти на протяжении четверти века +5 просмотров за суткиСтавки вниз: как решение ЦБ отразится на кредитах, депозитах и курсе рубля +2 просмотров за суткиРелигиозные войны. Как меняется Ближний Восток и что будет с ценами на нефть +3 просмотров за суткиПодарок для ЦБ: курс рубля успокоил инфляционные ожидания +7 просмотров за сутки«Открытие» не закрыли: ЦБ объявил о санации восьмого по активам банка России Главная валюта: три причины, по которым дедолларизация невозможна +1 просмотров за сутки«Пылесос» Набиуллиной: к концу года в России может остаться меньше 500 банков Неожиданный поворот. Курс рубля перестал реагировать на изменения цены нефти «Нефтяной Бог» устал: разбогатевший на предсказании цен трейдер ушел из бизнеса +1 просмотров за суткиДиагностика и лечение: в ЦБ рассказали, почему отзыва лицензий у крупных банков больше не будет +3 просмотров за суткиНа развилке: каковы шансы, что Банк России снизит ключевую ставку +2 просмотров за суткиПарадокс цены на нефть. Чем убедительнее прогноз, тем реже он сбывается +1 просмотров за суткиЦентробанк ввел временную администрацию в банке «Югра» Рекордный отток капитала: иностранные инвесторы вывели из российских акций более $1,6 млрд +1 просмотров за суткиБез риска и эмоций: как изменилось поведение частных инвесторов? «Очень важные изменения»: Орешкин допустил укрепление в прогнозе курса рубля План Сечина: триллионы рублей инвестиций, рост добычи газа и ставка на нефтехимию Доллар пробил отметку 60. Насколько еще может ослабеть рубль? Война с «жирными котами»: почему не нужно помогать валютным ипотечникам +1 просмотров за суткиКак ЦБ отвлекает внимание от курса рубля? Ставка ФРС и новые санкции: почему падают российские рынки?

Фундаментальный обвал: что происходит с рублем

Алексей Девятов Forbes Contributor
Фото REUTERS / Kacper Pempel
Поддержке национальной валюты ЦБ, скорее всего, предпочтет помощь банковской системе

Резкое ослабление курса рубля в последние несколько недель вызвало очередной виток дискуссии о причинах обвала российской валюты и о масштабах последствий для экономики и населения страны. Как часто бывает в кризисной ситуации, многие пытаются искать ошибки в экономической политике государства, заговоры в высших эшелонах власти или происки мировой закулисы.

Между тем, несмотря на остроту ситуации, все объясняется гораздо проще – динамика курса рубля в последние месяцы преимущественно формируется под воздействием снижающихся цен на нефть. Другие факторы, включая денежно-кредитную политику ЦБ, начавшийся рост ставок в США и замедление экономик ряда развивающихся стран, на мой взгляд, играют очень ограниченную роль в ослаблении рубля.

Во-первых, ЦБ уже давно не проводит сколько-нибудь значимых интервенций на внутреннем валютном рынке, позволяя курсу рубля формироваться целиком под действием рыночных механизмов, что в полной мере соответствует взятому регулятором курсу на таргетирование инфляции.

Во-вторых, рост ставок в США пока настолько незначителен, что сам по себе не в состоянии вызвать заметное увеличение оттока капитала из России. Ужесточение денежно-кредитной политики ФРС было давно ожидаемым и не вызвало никакого ажиотажа на финансовых рынках. Отток капитала, по данным ЦБ, уменьшился в 2015 году практически втрое, до $56,9 млрд по сравнению со $153 млрд в 2014 году, что в условиях резко сократившихся доходов от экспорта сырья не является неожиданным.

Выводить стало, в общем, нечего.

Стоит подчеркнуть, что резкое ослабление рубля в последние несколько недель уменьшает вероятность дальнейшего снижения ключевой ставки ЦБ из-за быстро растущих инфляционных рисков, что даже в условиях чрезвычайно низких цен на нефть обеспечивает некоторую привлекательность российских активов.

Уменьшение оттока капитала, возможно, является одной из причин того, что в последнее время рубль снизился несколько меньше, чем должен был упасть исходя из величины снижения цен на нефть. Расчеты показывают, что при цене $28 за баррель доллар должен стоить 85-87 рублей, а не 80-82 рубля, как это было при данном уровне цен на нефть несколько дней назад.

Таким образом, в отсутствие интервенций на внутреннем валютном рынке и резких трансграничных перемещений капитала, вызванных чрезвычайными внешними обстоятельствами, можно утверждать, что в последние месяцы курс рубля достаточно близок (отклонение не более 10%) к своим фундаментальным значениям. На первый взгляд это может показаться неправдоподобным, принимая во внимание довольно резкое ослабление рубля в последние несколько недель, но в целом это так, поскольку  основная фундаментальная переменная, определяющая курс, – цена на нефть – также находится на рекордно низких уровнях.

Соответственно, при условии отсутствия резких шоков, связанных с геополитикой или какими-либо драматическими явлениями в мировой экономике, дальнейшая динамика курса рубля продолжит определяться динамикой фундаментальных переменных – прежде всего, цен на нефть. Хорошего в этом, конечно, мало.

С одной стороны на рынок будет давить избыток предложения, связанный с нежеланием крупнейших производителей нефти (как входящих, так и не входящих в ОПЕК) сокращать добычу с целью поддержки цен. В прошлом, ряд крупных производителей нефти пытались использовать подобную стратегию, что очень часто вместо желаемого роста цен приводило к потере доли рынка. Этот урок выучен и сейчас, скорее, используется другая стратегия – залить рынок дешевым сырьем, чтобы выжить с него производителей с высокими издержками добычи (прежде всего, это касается нефтеносных песков и сланцевой нефти).

Несмотря на это, сокращение добычи со стороны таких «нетрадиционных» производителей идет медленно, что не дает возможности ожидать значительного снижения предложения в ближайшем будущем. Кроме того, достаточно скоро на рынке появятся значительные объемы иранской нефти в результате снятия режима санкций с этой страны. Россия, несмотря на значительные потери от низких цен на нефть, также не стремится сокращать добычу.

С другой стороны, замедление китайской экономики ведет к снижению спроса на сырьевые товары, что не способствует росту цен. В результате, в первой половине текущего года цены на нефть будут оставаться крайне волатильными, а вместе с ними будет волатильным и курс рубля.

Банк России, скорее всего, не будет вмешиваться в происходящее на валютном рынке, за исключением отдельных моментов, когда, с точки зрения регулятора, будет возникать угроза финансовой стабильности.

В целом же поддержке рубля ЦБ, скорее всего, предпочтет поддержку банковской системы, в том числе за счет временного ослабления нормативных требований, как это уже было в недавнем прошлом.

Во второй половине года можно рассчитывать на относительную стабилизацию нефтяного рынка, что даст определенную поддержку рублю. Однако в целом период низких цен на нефть, похоже, затянется надолго. В этом случае, потенциал укрепления российской валюты также остается довольно ограниченным.