Налог с террора: как исламисты из ИГИЛ преуспели в госстроительстве | Мнения | Forbes.ru
$57.5
67.72
ММВБ2071.83
BRENT57.95
RTS1134.45
GOLD1280.61

Налог с террора: как исламисты из ИГИЛ преуспели в госстроительстве

читайте также
+9576 просмотров за суткиНатуральный оброк. С нового года автомобили и их содержание станут дороже +155 просмотров за сутки«Ура, нам не повысят налоги!» — в Думу внесен проект бюджета на три года +10 просмотров за суткиВзыскать любой ценой: Еврокомиссия судится с Ирландией за €13 млрд налогов Apple +24 просмотров за суткиТандем налоговиков и следователей. Как бухгалтерские и налоговые ошибки могут привести в тюрьму +12 просмотров за суткиДело «Черкизово»: какой сигнал получили налоговые агенты и иностранные инвесторы +2 просмотров за суткиСпорный фрукт: есть ли шанс у аграриев понизить НДС на плоды и ягоды до 10% $640 млн раздора: Россия заключила с ExxonMobil мировое соглашение +3 просмотров за суткиНельзя резко дергать штурвал: к чему приведет замена транспортного налога экологическим сбором Аутсорсинг государства. Зачем Сбербанк решил заняться выдачей паспортов Тактика Медведева: правительство утвердило «очень осторожный» макропрогноз +2 просмотров за суткиПриключения российских резидентов: где хранить активы во время деофшоризации? +1 просмотров за суткиЗа бенефициаров ответят. Что нужно знать о новых правилах раскрытия владельцев Перестраховка Минфина: консерватизм может принести 1 трлн рублей дополнительных доходов Риски для бизнеса: 78% российских компаний заявляют о росте давления со стороны налоговых органов +1 просмотров за суткиНалоговая оттепель: чего стоит опасаться предпринимателям Александр Аузан: «Сейчас мы отдаем государству в виде налогов 48 копеек с рубля» Маневр Минфина 22/22: кто выиграет и проиграет ФСО попросила права бесплатно пользоваться инфраструктурой операторов +1 просмотров за сутки«Благая» цель: почему неразумно считать налоговые льготы «расходами бюджета» +1 просмотров за суткиОнлайн-чеки: кто выиграет от контакта с налоговой в режиме реального времени Товары в зарубежных интернет-магазинах могут подорожать для россиян
Мнения #налоги 21.08.2014 17:40

Налог с террора: как исламисты из ИГИЛ преуспели в госстроительстве

Джозеф Торндайк Forbes Contributor
Фото Reuters
Боевики из группировки «Исламское государство» не просто завоевали обширные территории Ирака и Сирии. На наших глазах на этих территориях строится новое государство со своим институтом налогообложения

Когда повстанческое движение становится государством? Ответ на этот вопрос десятилетиями искали ученые, но в последние месяцы задача неожиданно приобрела не столько теоретический, сколько практический смысл. Стремительное развитие Исламского государства в Ираке и Леванте (ИГИЛ) – террористической группировки, недавно переименованной в просто «Исламское государство», – вернул в повестку дня тему появления на карте новых границ, угрожающих национальной безопасности уже существующих государств.

«ИГИЛ, пожалуй, продемонстрировала самые впечатляющие темпы формирования институтов государства в новейшей истории, – писал в эссе для Al Arabiya иорданский журналист Райед Омари. – Менее чем за два месяца оно прошло путь от ополчения до самопровозглашенного халифата».

Разница между террористической сетью и государством очевидна лишь на первый взгляд. Как замечает социолог Чарльз Тилли, «криминалитет и государственные институты обыкновенно сосуществует независимо друг от друга». Бандиты при этом остаются бандитами – и никогда не присваивают себе монопольное право на насилие, определяющее суть государства. Но порой группы, изначально стоящие вне закона, для строительства квазигосударства прибегают к формированию иных традиционных институтов – например, налоговой системы.

С начала года ИГИЛ установила военный контроль над значительными территориями Ирака и Сирии. Но за силовыми успехами группировки прошли незамеченными ее достижения в административной и гражданской сферах на завоеванных землях.

«В отличие от Аль-Каиды с ее туманным видением мира без границ, управляемого «воинами джихада», Исламское государство имеет четкий план по созданию жизнеспособного государства в сжатые сроки, – писал исследователь фонда Century Foundation Танассис Камбанис. – Менее чем за год на карте де-факто появилась новая страна, прикрытая, как щитом, захваченными арсеналами американского вооружения и имеющая в союзниках влиятельных суннитских лидеров, включая соратников свергнутого диктатора Саддама Хуссейна. И главное, это никем не признанное государство учится обеспечивать само себя, формируя стабильный денежный поток за счет налоговых поступлений и управления энергетической инфраструктурой на захваченных территориях».

Без наполнения бюджета существовать не может ни одно государство. Методология и практика собирания средств определяют эффективность власти. И хотя собрать деньги с населения и бизнеса еще не означает правильно распорядиться ресурсами, на первом этапе налаживание бесперебойного систематического процесса взимания налогов критически важно. «Рэкет является неотъемлемой сущностью организованной преступности. В этой логике «легализованные» виды рэкета – развязывание войн и создание государственных институтов – можно квалифицировать как высшую точку развития криминального мира», – отмечал Камбанис.

Конечно, сравнивать принципы функционирования преступной группировки и государства можно лишь с оговорками. Но некоторые параллели напрашиваются. «Правительства сами провоцируют, стимулируют и даже «фабрикуют» войны, репрессивный государственный аппарат создает угрозы жизням собственных граждан – по сути, рэкетиры действуют ровно так же», – констатировал Тилли.

Встречайте Исламское государство — налоговый режим новой формации.

Медиа предпочитают описывать жестокость боевиков ИГИЛ на полях сражений и при управлении оккупированными территориями. Но жестокостью феномен группировки не исчерпывается. «Многие наблюдатели рассматривают ИГИЛ в лучшем случае как хорошо организованное преступное сообщество, в худшем — как террористическую ячейку, чья ненависть к шиитам даст фору даже Аль-Каиде, — писал в колонке для The Washington Post эксперт по вопросам госстроительства Ариэль Арам. — Обе дефиниции верны, но неполны, поскольку не берут в расчет амбицию ИГИЛ создать полноценное государство».

Так что такое налоговая система по ИГИЛ? Изначально группировка для пополнения своего бюджета делала ставку на прямое насилие. Но вместе с «ребрендингом» в Исламское государство изменился и подход к фискальным вопросам, он стал куда более сложным. «Сегодня это уже и выглядит, и работает как настоящее государство, — замечал Арам. — К примеру, в 2-миллионом Мосуле ИГИЛ обложила налогами множество видов коммерческой деятельности, включая телекоммуникационные компании, чьи вышки оказались на захваченных террористами землях. Отказ платить означает риск похищения или даже убийства несговорчивых менеджеров. В сирийской провинции Ракка ИГИЛ ввел налог, который называется «джизья» — это подушная подать с иноверцев в мусульманских государствах».

По данным The New York Times, функции налогового регулятора в Ракке возложены на банк Credit Bank, сотрудники которого собирают по $20 один раз в два месяца со всех владельцев бизнесов на территории провинции в обмен на подачу электричества, воды и безопасности. «Многие предприниматели рассказывают, что получили официальные налоговые документы за печатью ИГИЛ и что, как ни парадоксально, налоги стали ниже, чем были при коррумпированном режиме Башара Асада», — писали авторы NYT.

Любая дань, которой Исламское государство облагает граждан и бизнес на подконтрольных территориях, по сути остается вне закона. Но система с каждым днем становится все более устойчивой.

Сходство налогообложения и вымогательства не стоит преувеличивать. Просто важно помнить, как рождаются новые государства. Для легитимации своего статуса им всегда требуется время и внутренний консенсус с населением. Чтобы понимать процесс создания новых государств, нам нужно научиться распознавать его, если он происходит на наших глазах.