Налог с террора: как исламисты из ИГИЛ преуспели в госстроительстве | Мнения | Forbes.ru
$58.96
69.35
ММВБ1930.71
BRENT52.89
RTS1027.85
GOLD1284.25

Налог с террора: как исламисты из ИГИЛ преуспели в госстроительстве

читайте также
+49 просмотров за суткиЗа бенефициаров ответят. Что нужно знать о новых правилах раскрытия владельцев +16 просмотров за суткиПерестраховка Минфина: консерватизм может принести 1 трлн рублей дополнительных доходов +5 просмотров за суткиРиски для бизнеса: 78% российских компаний заявляют о росте давления со стороны налоговых органов +3 просмотров за суткиНалоговая оттепель: чего стоит опасаться предпринимателям +24 просмотров за суткиАлександр Аузан: «Сейчас мы отдаем государству в виде налогов 48 копеек с рубля» +1 просмотров за суткиМаневр Минфина 22/22: кто выиграет и проиграет ФСО попросила права бесплатно пользоваться инфраструктурой операторов «Благая» цель: почему неразумно считать налоговые льготы «расходами бюджета» +5 просмотров за суткиОнлайн-чеки: кто выиграет от контакта с налоговой в режиме реального времени +8 просмотров за суткиТовары в зарубежных интернет-магазинах могут подорожать для россиян +4 просмотров за суткиСуд освободил Google от уплаты налогов во Франции на €1,1 млрд +14 просмотров за суткиМинфин оценил «серый» фонд зарплат россиян в 10 трлн рублей в год +1 просмотров за суткиНеобоснованная выгода: как компании злоупотребляют налогами +1 просмотров за суткиТиллерсон о встрече Путина и Трампа: «Россия должна помешать ИГ восстать из пепла» +1 просмотров за суткиПроверка гаджетов и собак: США уведомили «Аэрофлот» о дополнительных мерах безопасности +2 просмотров за суткиПавел Дуров ответил на заявление ФСБ об использовании Telegram террористами Стать кипрским налоговым резидентом за 60 дней почти не фантастика Восемь налоговых новаций, которые вернут экономический рост Антон Cилуанов: «Мы не будем увеличивать налоговое бремя» +1 просмотров за суткиЧто будет с налогами в России? Прямая трансляция с ПМЭФ'17 +2 просмотров за суткиЧто такое налоговый вычет и как его получить?
Мнения #налоги 21.08.2014 17:40

Налог с террора: как исламисты из ИГИЛ преуспели в госстроительстве

Джозеф Торндайк Forbes Contributor
Фото Reuters
Боевики из группировки «Исламское государство» не просто завоевали обширные территории Ирака и Сирии. На наших глазах на этих территориях строится новое государство со своим институтом налогообложения

Когда повстанческое движение становится государством? Ответ на этот вопрос десятилетиями искали ученые, но в последние месяцы задача неожиданно приобрела не столько теоретический, сколько практический смысл. Стремительное развитие Исламского государства в Ираке и Леванте (ИГИЛ) – террористической группировки, недавно переименованной в просто «Исламское государство», – вернул в повестку дня тему появления на карте новых границ, угрожающих национальной безопасности уже существующих государств.

«ИГИЛ, пожалуй, продемонстрировала самые впечатляющие темпы формирования институтов государства в новейшей истории, – писал в эссе для Al Arabiya иорданский журналист Райед Омари. – Менее чем за два месяца оно прошло путь от ополчения до самопровозглашенного халифата».

Разница между террористической сетью и государством очевидна лишь на первый взгляд. Как замечает социолог Чарльз Тилли, «криминалитет и государственные институты обыкновенно сосуществует независимо друг от друга». Бандиты при этом остаются бандитами – и никогда не присваивают себе монопольное право на насилие, определяющее суть государства. Но порой группы, изначально стоящие вне закона, для строительства квазигосударства прибегают к формированию иных традиционных институтов – например, налоговой системы.

С начала года ИГИЛ установила военный контроль над значительными территориями Ирака и Сирии. Но за силовыми успехами группировки прошли незамеченными ее достижения в административной и гражданской сферах на завоеванных землях.

«В отличие от Аль-Каиды с ее туманным видением мира без границ, управляемого «воинами джихада», Исламское государство имеет четкий план по созданию жизнеспособного государства в сжатые сроки, – писал исследователь фонда Century Foundation Танассис Камбанис. – Менее чем за год на карте де-факто появилась новая страна, прикрытая, как щитом, захваченными арсеналами американского вооружения и имеющая в союзниках влиятельных суннитских лидеров, включая соратников свергнутого диктатора Саддама Хуссейна. И главное, это никем не признанное государство учится обеспечивать само себя, формируя стабильный денежный поток за счет налоговых поступлений и управления энергетической инфраструктурой на захваченных территориях».

Без наполнения бюджета существовать не может ни одно государство. Методология и практика собирания средств определяют эффективность власти. И хотя собрать деньги с населения и бизнеса еще не означает правильно распорядиться ресурсами, на первом этапе налаживание бесперебойного систематического процесса взимания налогов критически важно. «Рэкет является неотъемлемой сущностью организованной преступности. В этой логике «легализованные» виды рэкета – развязывание войн и создание государственных институтов – можно квалифицировать как высшую точку развития криминального мира», – отмечал Камбанис.

Конечно, сравнивать принципы функционирования преступной группировки и государства можно лишь с оговорками. Но некоторые параллели напрашиваются. «Правительства сами провоцируют, стимулируют и даже «фабрикуют» войны, репрессивный государственный аппарат создает угрозы жизням собственных граждан – по сути, рэкетиры действуют ровно так же», – констатировал Тилли.

Встречайте Исламское государство — налоговый режим новой формации.

Медиа предпочитают описывать жестокость боевиков ИГИЛ на полях сражений и при управлении оккупированными территориями. Но жестокостью феномен группировки не исчерпывается. «Многие наблюдатели рассматривают ИГИЛ в лучшем случае как хорошо организованное преступное сообщество, в худшем — как террористическую ячейку, чья ненависть к шиитам даст фору даже Аль-Каиде, — писал в колонке для The Washington Post эксперт по вопросам госстроительства Ариэль Арам. — Обе дефиниции верны, но неполны, поскольку не берут в расчет амбицию ИГИЛ создать полноценное государство».

Так что такое налоговая система по ИГИЛ? Изначально группировка для пополнения своего бюджета делала ставку на прямое насилие. Но вместе с «ребрендингом» в Исламское государство изменился и подход к фискальным вопросам, он стал куда более сложным. «Сегодня это уже и выглядит, и работает как настоящее государство, — замечал Арам. — К примеру, в 2-миллионом Мосуле ИГИЛ обложила налогами множество видов коммерческой деятельности, включая телекоммуникационные компании, чьи вышки оказались на захваченных террористами землях. Отказ платить означает риск похищения или даже убийства несговорчивых менеджеров. В сирийской провинции Ракка ИГИЛ ввел налог, который называется «джизья» — это подушная подать с иноверцев в мусульманских государствах».

По данным The New York Times, функции налогового регулятора в Ракке возложены на банк Credit Bank, сотрудники которого собирают по $20 один раз в два месяца со всех владельцев бизнесов на территории провинции в обмен на подачу электричества, воды и безопасности. «Многие предприниматели рассказывают, что получили официальные налоговые документы за печатью ИГИЛ и что, как ни парадоксально, налоги стали ниже, чем были при коррумпированном режиме Башара Асада», — писали авторы NYT.

Любая дань, которой Исламское государство облагает граждан и бизнес на подконтрольных территориях, по сути остается вне закона. Но система с каждым днем становится все более устойчивой.

Сходство налогообложения и вымогательства не стоит преувеличивать. Просто важно помнить, как рождаются новые государства. Для легитимации своего статуса им всегда требуется время и внутренний консенсус с населением. Чтобы понимать процесс создания новых государств, нам нужно научиться распознавать его, если он происходит на наших глазах.