Пепел безумия: стоит ли вспоминать о ядерном оружии

Коэн Ариэль Forbes Contributor
фото ТАСС
Вместо того чтобы решать реальные проблемы страны, российские власти создают ей репутацию crazy state

Конфронтация России с Западом из-за Украины уже привела к серьезным технологическим и финансовым санкциям со стороны США и ЕС, а также к российским контрсанкциям. Но, хотя европейский бизнес и страдает от этих мер, Россия, для которой Евросоюз — главный торговый партнер, страдает еще больше.

Экономические последствия этой «холодной войны» усугубляются новым жанром, который открыла для себя российская дипломатия, — ядерными угрозами.

Например, еще год назад телеведущий и руководитель Международного информационного агентства «Россия сегодня» Дмитрий Киселев объявил, что «Россия может превратить США в радиоактивный пепел». В фильме «Крым. Возвращение на родину» президент Владимир Путин сообщил телезрителям, что во время крымской операции он готов был поднять и без того высокую боеготовность российских стратегических ядерных сил.

Проблема в том, что такого рода действия и заявления ведут к автоматической эскалации ядерной боеготовности и со стороны США. То есть и Москва, и Вашингтон делают шаги к тому, чтобы превратить друг друга в тот самый «радиоактивный пепел», о котором рассказывал Киселев, забывший упомянуть, что в ядерной войне победителей не будет.

Дальше — больше. Михаил Ванин, посол России в Дании, а ранее глава российских таможенников, пригрозил, что если Дания присоединится к системе противоракетной обороны (ПРО) НАТО, ее корабли станут целями для российских ракет с ядерными боеголовками. Неясно, получил ли дипломат санкцию МИДа на скандальное заявление. Министр иностранных дел Латвии (которая сейчас является страной-председателем ЕС) Эдгар Ринкявич выразил резкий протест против такой жесткой риторики.

Однако никакого российского ноу-хау во всем этом нет. Постоянное размахивание ядерной дубиной является атрибутом crazy state («сумасшедшего государства»). Это термин, придуманный в 1971 году профессором Иерусалимского университета Йехезкелом Дрором. Такое государство, пишет израильский ученый,

1) преследует агрессивные цели, неприемлемые для других участников международных отношений;

2) проявляет интенсивную и радикальную преданность таким целям;

3) демонстрирует чувство морального превосходства над другими, несмотря на желание действовать аморально внутри установленных международных рамок;

4) рационально выбирает логические инструменты для достижения своих целей;

5) обладает соответствующими возможностями для внешней деятельности по достижению своих целей.

Иран, к которому применимо определение Дрора, провозгласил своей радикальной целью новую шиитскую революцию и создание «Вилаят аль-факих» — государства исламских «ученых». Аятолла Хомейни, создатель этого государства, широко применял инструменты терроризма и запустил ядерную программу. Похожую политику проводит и Северная Корея.

Российские проекты «Новороссии» и «Русского мира» также напоминают о тактике crazy state.

При этом действие санкций уже налицо, равно как бегство капитала и резкое сокращение инвестиций. Дальше может быть еще хуже. Российская экономика имеет все шансы серьезно обвалиться года через два. И этот обвал может включать резкое падение добычи и экспорта углеводородов.

Чтобы сохранить свой ТЭК и его долю на мировом рынке, Россия, на мой взгляд, должна резко изменить курс. Так как санкции направлены против «Газпрома», «Роснефти», «Лукойла» и «Новатэка», на кону стоит российский экспорт: 5 млн баррелей сырой нефти и 2 млн баррелей нефтепродуктов в сутки — главный источник дохода для бюджета страны. В конце января 2015 года Standard & Poor 's понизил российские облигации до категории junk — это их самый низкий рейтинг за 10 лет.

Учитывая, что России заблокировали доступ к международному финансированию, а многие российские технологии добычи нефти и газа устарели, будущее новых углеводородных проектов, особенно в Арктике и Восточной Сибири, выглядит мрачноватым, даже если цены на нефть вырастут.

Россия сильно зависит от иностранных инвестиций, технической экспертизы и менеджмента, что делает ключевые секторы экономики уязвимыми для санкций. Между тем планы Exxon и Chevron по разработке арктических запасов углеводородов в совместных предприятиях с крупными российскими компаниями заморожены, включая амбициозный проект «Роснефти» с ExxonMobil в Карском море. Самое время очнуться и сохранить важнейший источник дохода для страны.

Недавнее решение ЕС о продлении санкций до сентября 2015 года демонстрирует, что события на Украине не раскололи Запад. И Москва должна приложить реальные усилия, чтобы найти решение, в рамках которого были бы признаны суверенитет и территориальная целостность Украины. Кроме того, для привлечения иностранных инвесторов правительству стоит воспользоваться кризисом и пойти на серьезные реформы: возродить законность, обеспечить защиту права собственности, восстановить независимые и некоррумпированные суды.

Однако вместо этого председатель Конституционного суда Валерий Зорькин хвалит крепостное право, а глава Следственного комитета Александр Бастрыкин фактически заявляет, что исполнительная власть в России должна быть выше закона — в том числе международного права. Для инвесторов это такие же проявления crazy state, что и заявление Ванина о ядерных целях в Дании.

Новости партнеров