Forbes
$65.95
73.69
DJIA18432.24
NASD5162.25
RTS927.57
ММВБ1944.62
15.01.2016 13:40
Елена Супонина Елена Супонина
востоковед, политический обозреватель 
Поделиться
0
0

Иран vs Саудовская Аравия: от нефтяной войны к настоящей?

Иран vs Саудовская Аравия: от нефтяной войны к настоящей?
Демонстрация у посольства Саудовской Аравии в Тегеране.Фото EPA / Abedin Taherkenareh
Предстоящее возвращение иранской нефти на рынок подтолкнуло Эр-Рияд к жестким действиям

По нефтяным ценам может быть нанесен еще один удар. Причем уже в эти выходные. Иран, который готов выплеснуть на рынки новые объемы нефти, со дня на день ждет решения о постепенном снятии экономических санкций. Заключение на этот счет, согласно графику, который был определен договоренностями от 14 июля 2015 года, должно дать в пятницу 15 января Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ).  

Иран в ожидании «периода процветания»

Если агентство подтвердит, что за полгода иранцы выполнили предписания международных посредников (а в их числе Россия и США) и заморозили подозрительные с военной точки зрения ядерные программы, то в субботу или воскресенье об этом объявят официально. Сразу же после этого начнется долгожданный для Ирана процесс снятия эмбарго.

В отношении Ирана действуют как односторонние санкции США и Евросоюза (некоторые из них были введены еще в конце 1970-х после исламской революции), так и более поздние международные, принятые под эгидой ООН в связи с ядерной программой.

Самыми болезненными, со слов самих иранцев, были ограничения, которые американцы и европейцы придумали в 2010 и в 2012 годах.

Они запретили работать с Ираном страховым и банковским структурам, что тут же сказалось на нефтегазовой отрасли. Европейцы с подачи США также перестали закупать иранскую нефть.

Теперь эта история близится к завершению. Начинается новая страница, которую иранский президент Хасан Роухани назвал прелюдией к «периоду процветания» Ирана. Выказал оптимизм и госсекретарь США Джон Керри. По его мнению, в результате выполнения соглашения по Ирану «мир станет безопаснее для нас и для наших партнеров».

Разные бюджеты – разные цены на нефть

А вот цены на нефть ждет еще одна жесткая посадка. Иран, дождавшись отмены санкций, начнет наращивать добычу и экспорт нефти по максимуму, чего бы это ни стоило. Сколько же это будет стоить, точно не знает никто, за исключением понимания, что немного, если сравнивать с еще недавними ценами в $100 за баррель и выше.

Бюджет Ирана на новый 2016 год спланирован из расчета $40 за бочку нефти, в то время как российский – исходя из $50. Саудовская Аравия (предположительно, поскольку данные не разглашаются) сверстала бюджет на основе гипотетической цены $29 за баррель.

Низкие цены на основной экспортный товар не сразу заставят Саудовскую Аравию снижать производство. И уж тем более на это не пойдет Иран.

Ведь он считает себя ущемленным годами санкций.

Иранцы говорят, что их долгим частичным отсутствием на рынках смогла воспользоваться, прежде всего, Саудовская Аравия. Из всех 13 членов Организации стран – экспортеров нефти (ОПЕК) только у нее были свободные мощности, обеспечившие ее выход в мировые лидеры по нефтедобыче.

Саудовская Аравия добывает 10,5 млн баррелей в сутки, примерно столько же, сколько еще один лидер – Россия. Добыча Ирана в 2015 году была возле отметки 2,9 млн баррелей ежесуточно. Иранский министр нефти Бижан Зангане пообещал, что сразу же после снятия санкций страна увеличит этот объем на полмиллиона баррелей, а в течение полугода после этого – еще на полмиллиона. 

Ценовая война

Таким образом, ни Иран, ни Саудовская Аравия пока не собираются сокращать добычу. Наоборот, они постараются ее нарастить и неизбежно вступят в острую борьбу за рынки сбыта. Продолжится и ценовая война. Ослабленный годами санкций Иран значительно хуже, чем Саудовская Аравия, будет переносить низкие цены, на что и рассчитывают саудовские принцы.

Ирану для восстановления нефтяной инфраструктуры нужны инвестиции — как свои, так и зарубежные. Чем ниже цены на нефть, тем хуже возможности Ирана. Подорвать эти возможности – вот задача Саудовской Аравии. Она считает для себя такой сценарий меньшим риском, нежели неминуемое оскудение своего бюджета, сшитого с дефицитом в $87 млрд. Назло Ирану опущу цены – такова сегодня позиция Саудовской Аравии.

В Эр-Рияде также понимают, что на понижение цен действуют и другие, рыночные, факторы, против которых не сильно-то и попрешь. А если рискнешь – при таком большом предложении, как сейчас, потеряешь рынки сбыта, с таким трудом завоеванные, в пользу тех же Ирана и России.

Повод для оптимизма

Итак, конкуренция обостряется, и первой ее жертвой станут цены на товар, вокруг которого и ломается столько копий, — нефть. Но расстраиваться не надо.

Во-первых, это влияние все-таки в большей степени психологических, но не основополагающих факторов. Тенденция на понижение задана отнюдь не соперничеством Ирана и Саудовской Аравии, а фактором растущего предложения над сокращающимся по разным причинам спросом. В обозримом будущем отрицательная динамика сохранится, зато сложные отношения двух выпачканных нефтью азиатских борцов придадут ей восточного колорита.

Во-вторых, среди прочих есть еще один, тоже, правда, спекулятивный фактор, который может сдержать тенденцию на понижение, а то и поднять цены до таких высот, что нам и не снилось. Парадоксально, но это тоже имеет отношение к отношениям между Саудовской Аравией и Ираном.

Религиозная вражда – фактор непредсказуемый

Эти соседние страны являются не только конкурентами на нефтяном рынке, но и идеологическими, если хотите, религиозными противниками. Руководство и большая часть населения почти 82-миллионного Ирана – это персы, по вероисповеданию мусульмане-шииты. В 28-миллионной (без малого) Саудовской Аравии проживают в основном арабы, являющиеся мусульманами-суннитами.

И там и там есть религиозные и национальные меньшинства, с которыми поддерживают связи их соплеменники в других странах. Так, шииты Саудовской Аравии всеми правдами и неправдами, несмотря на запреты, сохраняют отношения с единоверцами в Иране, что вызывает опасения саудовских властей. В Иране тоже есть арабское меньшинство, к которому власти относятся с недоверием.

Саудовская Аравия, помимо этого, — монархия, а в Иране в 1979 году монархию свергли, установив республику. С другой стороны, и для американских неоконсерваторов, и для либералов и глобалистов оба государства, несмотря на существенные различия, как говорится, одним лыком шиты. Как считает, например, политолог Френсис Фукуяма, поскольку обе страны являются исламскими теократиями, они вряд ли могут вписаться в картину будущего глобального мира.

В общем, есть немало причин и немало желающих для того, чтобы два этих бойца, вспотевших в своей нелегкой борьбе, сцепились в смертельной схватке.

Война чужими руками

Да что там говорить — Иран и Саудовская Аравия на протяжении последних лет, начиная с 2011 года, уже воюют, только не напрямую, а опосредованно, чужими руками, ведя «войны по поручению», как иногда переводят пришедший к нам из английского термин «прокси-война».

В Сирии иранцы поддерживают правительство против оппозиции, за которой стоит Саудовская Аравия. В Йемене, напротив, саудовцы отстаивают местного президента против тяготеющей к Ирану оппозиции. В обоих случаях большую роль играет и фактор религиозной принадлежности. Так, в Сирии оппозиционеры заявляют о себе как о суннитском большинстве, а в Йемене среди противников властей, наоборот, много шиитов.

Хочется верить, что власти обоих государств достаточно разумны для того, чтобы не ввязаться в войну прямую, большую и яркую.

Это все же невыгодно ни той, ни другой стороне.

Однако исключать такого сценария нельзя, слишком уж обострены нервы, и любой повод – вроде массовой гибели иранских паломников во время давки в саудовской Мекке прошлой осенью или казни шиитских оппозиционеров в королевстве в этом январе – может привести к тяжелым последствиям.

Фантастический сценарий

Это опасно в том числе ростом хаоса, терроризма, усилением потока беженцев. Не говоря уже о том, что даже нынешняя вражда между Ираном и Саудовской Аравией не способствует разрешению таких долгоиграющих конфликтов, как сирийский и йеменский.

Однако, опять-таки, даже при таком развитии событий не все так плохо. Ложка меда в том, что тогда цены на нефть моментально отожмутся выше отметки $100 за баррель.

Один из западных аналитиков, Джеймс Стэффорд из ресурса OilPrice.com, на днях даже предположил цену $250, отметив, что война между Ираном и Саудовской Аравией – единственное, что может поднять сегодня цены. А американский финансист иранского происхождения Хусейн Аскари и вовсе считает: «Если будет война между Ираном и Саудовской Аравией, то цена сразу взлетит до $250, а потом опустится до $100. А если они нанесут удары по нефтяным объектам друг друга, то цена достигнет и $500».

Стоит ли России рассчитывать на такое развитие событий? Или главное для нее — лишь бы не было войны? Ну что ж, выбирайте!

Поделиться
0
0
Загрузка...

Другие колонки автора

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.