Феномен Навального: что произошло с москвичами этим летом

Роман Баданин Forbes Contributor
фото Макса Новикова для Forbes
Почему почти 30% проголосовавших на этих выборах москвичей отдали свой голос за Алексея Навального?

Пытаясь написать про Алексея Навального на рубеже лета и осени 2013 года, приходится делать много оговорок, главная из которых состоит в том, что, когда мы делаем в отношении Навального оговорки, он делает российскую историю — вне зависимости от всех нас, от тех, кто о нем пишет, пишет хорошо, плохо, не знает, кто он такой, кто затрудняется ответить, кто едет в «Ашан» за продуктами или в Париж без возможности вернуться.

Есть и вовсе незначительные, абсолютно пустяковые оговорки: кто и зачем посадил, а потом допустил Навального к выборам, кто и зачем сделал так, чтобы против Навального не выставили ни одного спойлера, в силу каких метеорологических особенностей 13 августа «эсер» Николай Левичев заметил, что в квартире на Чистых прудах «дымят» и вызвал по этому поводу полицию.

Все это мы решительно оставим в стороне, сказав просто: Сергей Собянин на выборах победил, Алексей Навальный занял место ниже первого, а Николай Левичев уверенно сохранил за собой пост вице-спикера Госдумы и автора жизненно необходимого законопроекта «Об использовании металлоискателей». В принципе, это неважно. Важно только то, что происходило на рубеже лета и осени с москвичами, обладающими активным избирательным правом.

С 1996 года эти люди не могли похвастать тем, что участвуют по сути в общенациональном референдуме о будущем страны (в 1996-м интеллигентская, молодая, деловая Москва была оплотом Бориса Ельцина и в этом смысле голосовала за всю страну). Несмотря даже на то, что все эти годы москвичи по факту избирали второго человека страны — среди выборных должностей выше мэра Москвы только президент.

Своим участием в выборах Навальный дал москвичам право на такой референдум, а своей кампанией показал, что конкретно от них может зависеть его исход.

О том, как вел свою кампанию Навальный, в чем ошибся, в чем преуспел, говорят все. Как утверждают кремлевские сотрудники, Вячеслав Володин наставительно зачитывает подчиненным вышедшую в Forbes колонку «Пять ошибок Алексея Навального». Не станем мешать их уроку, потому что набор ошибок и успехов тоже неважен.

Просто Навальный — единственный, кто эту кампанию вообще вел. Потому что признаком кампании является прямое в ней участие самого кандидата. Я могу заблуждаться, но встречи с доверенными лицами, прямые линии с отобранными вопросами и фотографии на билбордах участием не являются.

Успешно или не очень, но Навальный вышел к людям. Не к тем, кто и так слышал его на митинге, а тем, кто покупает шаурму у метро.

Здесь тоже искривленная, со множеством оговорок, но верная параллель с 1996 годом: со времен предвыборного тура Бориса Ельцина, умудрившегося даже плясать на встрече с ростовскими избирателями, несмотря на закупорку коронарных артерий, видимо, никто из кандидатов не хотел так победить на выборах, чтобы просто выйти к людям.

Навальный — единственный кандидат за многие годы, чье участие в выборах заставило российских бизнесменов прилюдно вспомнить о том, что они тоже граждане с избирательным правом.

Открытое выступление интернет-предпринимателей в поддержку кандидата от оппозиции — тоже искаженная, с поправками на эпоху и масштаб, аллюзия на 1996 год.

Навальный — единственный из кандидатов, в кампании которого участвуют материально не заинтересованные лица. Штаб кандидата сообщил о 5 миллионах так называемых «контактов» — очных разговорах волонтеров с москвичами. Несколько лет назад Леонид Волков, нынешний глава штаба Навального, а тогда кандидат в екатеринбургскую гордуму, с грустным смехом рассказывал мне, как трудно, но выигрышно агитировать простых людей «от двери к двери». Тогда их набралось недостаточно, и дворники оказались усердны в выковыривании оппозиционных листовок из почтовых ящиков. И сейчас ЖЭК не дремлет и волонтеров окажется тоже недостаточно. Но это как вирусное заболевание: в следующий раз «контакт» волонтера с избирателем уже не требуется, избиратели начнут контактировать друг с другом.

Примеры того важного, нового и забытого старого, что кампания Навального привнесла в унылое течение кремлевского урока, можно еще продолжать, но даже и их число сейчас неважно.

Принципиально важны лишь два итога участия «кандидата от Болотной» в выборах мэра Москвы.

В широком смысле это была первая за много лет попытка кандидата на выборную должность в РФ поговорить со своим возможным будущим работодателем, минуя прослойку Екатерины Андреевой.

В узком смысле — для кандидата Навального это был первый настоящий разговор не с теми, кто едет в Париж, с возможностью вернуться или без, а с теми, кто в субботу едет за продуктами в «Ашан». И в воскресенье ходил голосовать в ближайшую школу. И, если тоже не уедет навсегда, пойдет голосовать в 2018 году.

Новости партнеров