Защита правосудия: почему надо расширить полномочия присяжных | Forbes.ru
$59.03
69.58
ММВБ2131.91
BRENT62.75
RTS1132.45
GOLD1294.60

Защита правосудия: почему надо расширить полномочия присяжных

читайте также
+20 просмотров за суткиНавальный vs Росреестр: могут ли частные лица выступать в защиту публичных интересов Сажать или нет: как наказывать бизнесменов за преступления в экономике +1 просмотров за суткиАнглийский прецедент: лондонский суд грозит российским бизнесменам неприятностями +1 просмотров за суткиСуровый климат: 81% бизнесменов не верят в защищенность частной собственности в России Патентные тролли в России: как защищать технологический бизнес от недобросовестных конкурентов? +2 просмотров за суткиНемассовое сознание: почему коллективные иски опасны для крупных компаний +1 просмотров за суткиСпоры о цене и расторжение договора: случаи, когда стоит судиться с подрядчиками +1 просмотров за суткиДела о клевете: что и как доказывать, каков размер компенсации? +3 просмотров за суткиОттепельный мираж: как борьбу с «перегибами» приняли за либерализацию +2 просмотров за суткиКаток и телевизор: антикоррупционные итоги 2016-го года Пробуждение силы: кому выгодны антикоррупционные расследования +1 просмотров за суткиПочему в России недоступна информация о преступлениях +4 просмотров за суткиЧто неладно с новой российской «большой приватизацией» Государство-мафия: возникнут ли в России новые «силовые предприниматели» «Офшорная психология»: почему «Роснефти» разонравилось быть госкомпанией Эрдоган в гараже: чем грозит борьба с экономической тенью Глеб Фетисов: "Уже сам факт покупки банка приравнивается к мелкому хулиганству" Китайское предупреждение: как будут закрывать Рунет Умножение силовиков: зачем Путин создал национальную гвардию Спорная площадка: может ли Кремль заменить суд? Сломать конвейер: как освободить бизнес от давления силовиков
Мнения #суды 14.04.2015 14:12

Защита правосудия: почему надо расширить полномочия присяжных

Сергей Пашин Forbes Contributor
Фото РИА Новости
Присяжные чаще, чем профессиональные судьи, руководствуются презумпцией невиновности и прислушиваются не только к обвинению, но и к подсудимым

Суд присяжных сложился в процессе диалога гражданского общества и государственной власти, местных общин и державного центра. Возрожденный в России в ходе демократической судебной реформы 90-х годов прошлого века, суд присяжных создал предпосылки для преобразования отечественного правосудия на началах состязательности, дал образцы разрешения уголовных дел в духе правды и милосердия.

В 2013 году, когда исполнялось два десятка лет современному суду присяжных (первый вердикт был вынесен 17 декабря 1993 года в Саратове по делу братьев Мартыновых, обвинявшихся в убийстве трех человек), все суды перешли на апелляционный порядок пересмотра судебных актов. Опыт деятельности суда присяжных в новых условиях потребовал изучения и осмысления. Автор этих строк накопил материалы по 970 уголовным делам, рассмотренным судом присяжных в разные годы (вынесенные представителями народа вердикты, выдержки из протоколов заседаний, приговоры судей, кассационные определения). К ним добавились около 150 специально подобранных совместно с Сергеем Постыляковым апелляционных определений Верховного суда РФ за 2013-2014 годы. Исследование было построено не на количественных показателях, а на выявлении повторяющихся правовых позиций высшего судебного органа страны, с одной стороны, и типичных проявлений воли присяжных — с другой.

 

Тенденции развития отечественного суда присяжных оказались неутешительными.

Законодатель начиная с 2008 года ограничивал компетенцию этого подлинно народного суда, изымая из его ведения все новые и новые дела: о терроризме и преступлениях против государства; о массовых беспорядках; о преступлениях против правосудия; о взятках; о транспортных преступлениях; об убийствах, совершенных подростками, женщинами и стариками. В итоге круг подсудных присяжным дел сократилась вдвое (с 47 до 23 составов преступлений). Наряду со страхом силовых ведомств перед вынесением оправдательных приговоров (а присяжные заседатели оправдали в 2008 году 20,8% подсудимых, в 2010 году — 16,5%, в 2013 году — 20,2%, в 1-м полугодии 2014 года — 13,6% подсудимых), права присяжных заседателей урезались и по другим соображениям. Главным из них было стремление руководства Верховного суда уменьшить свою нагрузку: ведь чем больше уголовных дел поступает в ведение районных судов, где нет суда присяжных, тем меньше апелляционных жалоб приходится на судей ВС.

Силовые ведомства прибегают к разным формам закулисного воздействия на присяжных заседателей, пользуясь методами «оперативного сопровождения» процессов. В состав жюри проникали лица, которых не было в списках присяжных заседателей; правила честного отбора кандидатов в присяжные искажаются на практике; сторона обвинения, в отличие от стороны защиты, получает по оперативным каналам сведения о подноготной членов коллегии присяжных.

В свою очередь Верховный суд выработал ряд доморощенных позиций, не имеющих не только исторических оснований в практике, например Правительствующего Сената царской России, но и правовых аналогий в нынешнем мире.

 

Например, от присяжных заседателей скрывают факты применения к обвиняемым пыток в ходе предварительного следствия.

По мнению ВС, в их компетенцию не входит оценка, «даны ли показания по принуждению или без давления». Так, оправдательный приговор суда присяжных был отменен под тем предлогом, что подсудимый заявил: «На следствии я признался бы и в распятии Христа». ВС запрещает адвокатам «порочить доказательства обвинения»; привлекать внимание к преступному поведению пострадавшего; давать «субъективный комментарий» по поводу допущенных судом к оглашению протоколов и заключений, чтобы «изменить объективное отношение присяжных заседателей»; сомневаться в объективности следователя. В упрек стороне защиты было поставлено заявление: «Мы здесь судим по УПК», — и даже призыв адвоката «принять решение в соответствии со своей совестью». В последнем случае его речь прервал председательствующий, «разъяснил ему о недопустимости такого высказывания, обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать данные обстоятельства во внимание при вынесении вердикта»; ВС согласился.

Вопросы, которые ставятся на рассмотрение присяжных заседателей, формулируются с использованием сложной медицинской терминологии, включают в себя множество пунктов сразу, запутанны; некоторые из них занимают 2-3 листа плотно набранного текста. Судьи с благословения ВС присвоили себе право перераспределять решение главного вопроса о виновности в свою пользу. Например, присяжным заседателям не позволяют устанавливать мотив совершенного преступления (а ведь без корыстного мотива не бывает ни разбоя, ни грабежа), наличие аффекта при лишении жизни.

Присяжные заседатели, в отличие от профессиональных судей, руководствуются презумпцией невиновности; не считают какие-либо доказательства, в особенности, показания полицейских, имеющими преимущество перед объяснениями подсудимого; заинтересованы в активной защите подсудимого адвокатом, пусть и назначенным. Они оправдывают подвергшихся пыткам подсудимых либо по меньшей мере записывают им в вердикте снисхождение, поскольку чувствуют, что государство не вправе обличать и наказывать человека, которого истязало. Такое интуитивное мнение соответствует правовой позиции ЕСПЧ (см., например, постановления ЕСПЧ по делам: Гладышев против РФ от 30 июля 2009 г.; Гечмен против Турции от 17 октября 2006 г. и др.).

 

В этом смысле народ наш больший европеец, чем его слуги.

Наши присяжные заседатели внимательно прислушиваются к напутствиям судей, ценят справедливость, но добавляют к ней изрядную толику милости. Случается, что они оправдывают человека, виновного в глазах закона. Например, в Томске была освобождена в зале суда женщина, облившая керосином и поджегшая своего мужа, который мучил ее ревностью и жестоко избивал на протяжении 11 лет брака. Из бесед с присяжными выяснилось, что они сочувствовали подсудимой, но не только это стало причиной милосердного вердикта. Они учли то, до чего не додумались ни следователи с прокурором, ни защита, ни судья: пострадавшему несвоевременно была оказана медицинская помощь в больнице, куда он был доставлен с ожогами.

Совсем не случайно Конституционный Суд подчеркивает, что «…судопроизводство с участием присяжных заседателей, в котором не профессиональный судья, а коллегия присяжных самостоятельно принимает решение по вопросу о виновности подсудимого, имеет особую конституционно-правовую значимость…».

Сегодня стало возможным расширить компетенцию суда присяжных, ввести эту форму процесса, как и планировалось два десятка лет назад, в районных судах. В Совете при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека разработан законопроект, которым предлагается в качестве первого шага: вернуть присяжным заседателям дела, переведенные в районные суды, включая дела о коррупции; признать за ними право рассматривать дела о лишении жизни (в частности, при превышении пределов необходимой обороны) и о преступлениях, совершенных в сфере предпринимательства. Эти дела по ходатайству стороны защиты должны передаваться в областные суды для рассмотрения по существу с участием коллегии присяжных заседателей.

Без полноценного суда присяжных конвейер по «отписыванию» дел никогда не преобразуется в территорию правосудия.  

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться