KermlinRussia: против лома нет погрома | Forbes.ru
$59.34
69.74
ММВБ2136.31
BRENT62.52
RTS1134.32
GOLD1290.84

KermlinRussia: против лома нет погрома

читайте также
+4 просмотров за суткиСила страха и глупости: что делать, если в компанию пришла полиция +1 просмотров за суткиДети Арбата – тридцать лет спустя. Как Шекспир расколол общество +3 просмотров за сутки“Майами наш”: почему российские бизнесмены и бандиты селятся в башнях Трампа +2 просмотров за суткиБуря в бокале: на рынке бордоских вин намечается очередной передел статусов Бизнес победившей культуры: почему стратегические вопросы вторичны Музыка после Освенцима: почему «Пассажирка» Вайнберга нужна в современной России Ставка на кулака. Российская экономика возвращается в традиционную нишу +1 просмотров за суткиКеримов требует с Махачкалинского порта 1,3 млрд рублей +1 просмотров за суткиНовый омбудсмен Анна Кузнецова как символ нашего времени Чему учат топ-менеджеров обыски в компании Вексельберга +7 просмотров за суткиЧеловек в медицинском эксперименте: пределы контроля +1 просмотров за суткиПрививка перемен: зачем начальникам учиться +1 просмотров за суткиМедведев лучше, чем не-Медведев После Рио: стоит ли бизнесу поддерживать спортивные федерации Благословенная пустота: в чем польза плохой исторической памяти "Изобретатели велосипедов": как устроены семейные офисы российских миллиардеров Процент идиотов: что общего у селфи с терроризмом Похороны "Гелендвагена": как парк "Никола-Ленивец" стал убежищем от страха и войны Биополитика насилия: что флешмоб женщин рассказал нам о России Заклятие лампового звука: почему в России процветает корпоративная этика СССР Кому принадлежит будущее
Мнения #полиция 01.08.2013 00:58

KermlinRussia: против лома нет погрома

KermlinRussia Forbes Contributor
Драка на Матвеевском рынке
Этнические конфликты неизбежны, пока полиция обслуживает не общество, а власть

Полицейский приезжает на рынок арестовывать насильника дагестанского происхождения и сталкивается с диаспорой, которая пытается отбить преступника силой. Полицейского избивают несколько человек, один из них проламывает ему череп. Через пару дней полиция проводит на рынке облаву, арестовывая людей не за конкретные преступления, а по национальному признаку. Полиция и государственные информационные агентства сообщают новость с формулировкой «Более 500 уроженцев Средней Азии и Северного Кавказа доставлены в полицию», забывая, что жители Северного Кавказа формально являются гражданами России и фраза выглядит примерно как «арестовано 500 уроженцев Индокитая и Поволжья».

В стычке между фанатами «Спартака» и выходцами из Карачаево-Черкесии выстрелом в упор из травматического пистолета убивают одного из болельщиков. Через несколько дней участников потасовки выпускают. На Манежную площадь выходит 20 тысяч молодых людей. Они выкидывают руки в нацистском приветствии и скандируют «е..ть Кавказ, е…ть!». Вооруженные арматурой фанаты наносят серьезные травмы чуть ли не половине сотрудников четырех отрядов ОМОНа, отправленных усмирять протестующих. На полицейских форумах в интернете грустно шутят, что в следующий раз надо будет брать с собой «гражданку», чтобы успеть вовремя переодеться.

Группа кавказцев изнасиловала ломом бизнесмена грузинского происхождения. После задержания выясняется, что нападавшие предположительно состоят в личной охране Рамзана Кадырова. Задержанных отпускают, а принимавшие в оперативных действиях сотрудники ФСБ России в знак протеста всем отделом не выходят на работу. Сотрудники правоохранительных органов опасаются за собственную жизнь и безопасность своих семей, так как уверены: им будут мстить.

На фоне шикарных интерьеров в «инстаграме» Рамзана Кадырова обнаруживают человека, пару лет назад осужденного на шесть лет за убийство. Глава республики, вероятно, таким образом отчитался о том, как осужденный отбывает наказание по месту прописки.

В Торговом центре «Европейский» в самом центре Москвы к девушке пристает выходец из Чечни. Хватает за руку, спрашивает, как ее зовут, и просит дать телефон. Она говорит, что у нее есть муж, на что тот отвечает: «Это твои проблемы». Девушка с трудом вырывается и скрывается в ближайшем ресторане. Она пытается вызвать полицию, но время ожидания звонка превышает 10 минут.

Вице-президент банка, крупный, бритый наголо мужчина, рассказывает в кафе, что с его женой и дочерью тоже происходили подобные эпизоды. И с женами его друзей. И что вообще — это только последние лет десять он и его друзья носят костюмы, но если понадобится, они их снимут, возьмут оружие и пойдут выгонять «этих».

Среди людей растет недовольство выходцами с Кавказа.

Все чаще из уст даже очень респектабельных людей звучат рассуждения о неполноценности кавказцев, их неспособности жить в нормальном обществе. Затем следуют призывы отделить Кавказ и выселить обратно всех чеченцев, дагестанцев, азербайджанцев.

В интернете появляются «националистические» ресурсы, которые на волне ксенофобии и ненависти собирают десятки тысяч просмотров. В Петербурге проходят «рейды» агрессивных молодых людей, которые со словами «сегодня дует сильный русский ветер» ногами переворачивают палатки мигрантов с овощами и фруктами.

Очень многое вокруг нас свидетельствует о том, что мы стремительно приближаемся к вспышке насилия на национальной почве. Массового и неконтролируемого.

В России уничтожено общенациональное коммуникационное пространство. Телевидение перестало быть источником информации и мнений и превратилось в пропагандистский ресурс, ежедневно транслирующий многолетний сериал «Владимир Владимирович» и освещающий большинство новостей исключительно с позиций главного героя. Все проблемы на Кавказе решены, война остановлена, восстановление республик и строительство горно-туристического кластера (который люди быстро переименовали в горно-террористический) идет полным ходом. Есть мелкие конфликты в горных районах некоторых республик, но они незначительны.

Проблема, которая не обсуждается, неизбежно обостряется и может привести к жестокому конфликту.

Это основы семейной психологии, но для страны такой вывод тоже справедлив. В прошлой колонке я писал о том, что медиа – важный инструмент коллективного мышления. И сон разума рождает чудовищ в виде переодевающихся в спортивные костюмы банкиров, которые, взяв пистолеты ТТ, снова, как в старые времена идут на «стрелку с оборзевшими чехами». Не лечитесь – получите терминальную стадию с метастазами по стране, от Кондопоги до Пугачева.

Если бы на протяжении последних 10 лет у нас была возможность спокойно обсуждать проблемы межнациональных отношений на общенациональном уровне, мы бы, возможно, отрефлексировали проблему в достаточной степени, чтобы перейти от слепой ненависти «к хачам» к более фундаментальной проблеме организации нашего государства и общества, которая приводит в том числе к такому неблагоприятному сценарию развития всех межнациональных конфликтов.

В каждом этническом преступлении, которое осталось безнаказанным, есть еще один участник — полиция. Которая почти всегда ведет себя не так, как мы от неё ожидаем. Почему?

Потому что полиция не мотивирована выполнять свои прямые обязанности.

Жители Пугачева понимают, что полиция их не защитит, и требуют выселить всех чеченцев. И в этом смысле нет никакого разделения на «Болотную» и «Поклонную», на «страну айфона» и «страну шансона». Потому что многие образованные жители Москвы и Петербурга думают ровно так же: полиция их не защитит и поэтому надо выселить всех кавказцев.

Об этом не принято говорить, но средняя зарплата сотрудника полиции после существенного повышения в 2012 году составила 30 тыс. руб. Лейтенант полиции зарабатывает 40 тыс. руб. В Москве на эти деньги можно с трудом снять квартиру. Само государство говорит сотруднику полиции: чтобы выжить, тебе надо собирать дань. ППСники обирают нелегальных мигрантов, ГИБДДшники — рядовых водителей, ОМОНовцы в свободное от разгона митингов время обеспечивают охрану бизнесменам, чей бэкграунд зачастую недалек от криминального. Механизм финансирования полиции отрицает выполнение полицейскими своей основной функции — обеспечения равного правоприменения для всех. Потому что преимущество неизбежно получит тот, кто компенсировал полицейским то, что недодало государство.

Когда Путин говорит, что полиция — это срез общества, он как минимум заблуждается, а как максимум — врет. Сам принцип отбора в полицию привлекает туда людей определенного типа, что в самых крайних проявлениях оборачивается ОВД «Дальним».

Корень межнациональной проблемы в том, что представители некоторых народов в силу клановости получают преимущества при взаимодействии с такой полицией.

Они, как и любой другой клан, могут быстро аккумулировать достаточные ресурсы — финансовые и силовые, чтобы обеспечить своему члену, скажем так, более благоприятный режим. Или обеспечить своим врагам менее благоприятный. Но в этом смысле они мало отличаются от представителей любого другого клана. Более того, многие представители властных кланов еще более безнаказанны, несмотря на то что принадлежат к вполне себе титульной нации. Не секрет, что, когда сын министра сбивает кого-нибудь насмерть, он, как правило, садится не в тюрьму, а в правление крупного госбанка.

Хуже всего при этой системе обыкновенным людям, которые каждый день ходят на работу и платят налоги, рассчитывая получить в обмен хотя бы безопасность. Тем, кто не хочет объединяться в кланы и не хочет вечно искать обходные способы решения проблем. Но государство берет их деньги и строит на них очередную резиденцию, а полицейские с маленькими зарплатами отправляются обирать этих самых граждан.

Если заглянуть в корень проблемы, становится ясно, что у этнической преступности, безусловно, есть национальность, хотя она и отличается от национальности тех, кто совершает преступления. Более того, у нее есть имя. Это имя — Владимир Путин. Тот человек, который в конечном итоге подписывает бюджет с именно таким уровнем оплаты труда полицейских.

Почему, несмотря на то что подушевой ВВП России уже достиг $18 000 в год и общий уровень жизни приближается к самым обеспеченным странам Восточной Европы, зарплаты полицейских до сих пор так малы?

Искусственно заниженный уровень зарплаты правоохранителей — черта всех диктаторских режимов.

Автор книги «Руководство для диктаторов» (The Dictator’s Handbook), профессор политологии Нью-Йоркского университета Брюс Буэно де Мескита считает, что диктатор для удержания власти должен систематически недоплачивать правоохранителям, но при этом закрывать глаза на их коррупцию. Это правило соблюдалось во всех автократических режимах, которые смогли просуществовать долго. Это приводит к тому, что полиция крайне неэффективно выполняет свои основные обязанности, но при этом крайне эффективно выполняет «спецзадания» по устранению политических противников диктатора. Формально полицейского нельзя посадить в тюрьму за нелояльность, но можно за коррупцию. Если вы хотите иметь возможность сажать людей за нелояльность, все поголовно должны быть коррумпированы.

Можно сколько угодно вести разговоры о сложном цивилизационном и мировоззренческом конфликте между жителями Кавказа и остальной России. Можно сколько угодно приводить данные исследований о том, что якобы повышение зарплат не всегда помогает побороть коррупцию. Но пока не сделана простая вещь — пока зарплата правоохранителей не установлена на уровне, позволяющем им содержать семьи, — вести какие-то иные обсуждения и искать другие формы решения проблемы этнической преступности просто глупо. Система должна стимулировать полицейских делать свою работу и относиться к каждому человеку одинаково, опираясь на закон, а сейчас она посылает им прямо противоположный сигнал.

Сделка между обществом и полицией в сущности выглядит довольно просто: мы даем вам деньги, а вы избавьте нас от этнической и любой другой преступности. Если общество не выполняет первое условие, почему полиция должна выполнять второе? Хотя виновато в этом, возможно, и не общество, а те, кто от его имени распределяет ресурсы.

Есть еще одна проблема, которая волнует современное общество почти так же сильно, как этническая преступность, и вызывает не меньшую ненависть. Это коррупция. Если вдуматься, коррупция имеет те же корни, что и этническая преступность. Искусственно заниженные зарплаты чиновников и искусственно завышенные суммы госрасходов — вот нехитрая математика обеспечения лояльности в обмен на коррупцию. Плюс все та же неэффективность правоохранителей, которая поддерживается искусственно, ради сохранения персоналистской власти.

Сколько бы у граждан ни было фактов и сколько бы фотографий дворцов с шубохранилищами они ни выкладывали в интернете, лояльные первому лицу силовики не будут расследовать коррупцию лояльного первому лицу чиновника.

Проблему коррупции не решить без реформы правоохранительной системы, и именно в ней кроется основная проблема современной России. Формула диктатуры такова, что чем меньше безопасности и прав лично у вас, тем больше их у диктатора. И лекарство против этого всего одно — децентрализация и сменяемость власти.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться