Путин и тени: что показывают ритуальные встречи с первым лицом | Forbes.ru
$59.16
69.5
ММВБ2156.8
BRENT63.95
RTS1148.63
GOLD1242.82

Путин и тени: что показывают ритуальные встречи с первым лицом

читайте также
Сцена или гардероб: как люди с аутизмом работают в сфере культуры Где посмотреть балет «Щелкунчик» до Нового года Казус Мединского: нужна ли научная степень чиновнику +8 просмотров за сутки«То, что мы называли книжным рынком, больше не существует». Линор Горалик о писательском бренде и гендерном равноправии +10 просмотров за суткиСамые высокооплачиваемые писатели — 2017. Рейтинг Forbes +4 просмотров за суткиВот это жизнь: лучшие автобиографии, написанные нашими современницами +15 просмотров за суткиСамые богатые писательницы мира: рейтинг Forbes Woman Хищения в области культуры: «Седьмая студия» Серебренникова и еще топ-пять громких дел Топ-5 майских арт-событий Минимализм снаружи, максимализм внутри: россиянка Юлия Пересильд – амбассадор швейцарского часового бренда Писать, чтобы богатеть: истории самых состоятельных литераторов мира Оперный театр: что слушать на Рождество NET покажет: как провести фестиваль с крошечным бюджетом в 15 млн рублей +2 просмотров за суткиБуря в бокале: на рынке бордоских вин намечается очередной передел статусов Бизнес победившей культуры: почему стратегические вопросы вторичны Музыка после Освенцима: почему «Пассажирка» Вайнберга нужна в современной России Ставка на кулака. Российская экономика возвращается в традиционную нишу +1 просмотров за суткиНовый омбудсмен Анна Кузнецова как символ нашего времени Чему учат топ-менеджеров обыски в компании Вексельберга +7 просмотров за суткиЧеловек в медицинском эксперименте: пределы контроля +1 просмотров за суткиПрививка перемен: зачем начальникам учиться
Мнения #культура 27.11.2013 01:26

Путин и тени: что показывают ритуальные встречи с первым лицом

фото РИА Новости
Власть научилась демонстративно проявлять щедрость при решении проблем, которые сама же и создала

Все бросились высмеивать Российское Литературное Собрание за историю с потомками: на сцене Университета Дружбы народов красиво раскинулись в креслах... Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский. На самом деле – ничего смешного! В этом торжестве ненастоящего с претензией на великое сама суть нынешней публичной политики, если угодно, ее метафизика. Нескончаемый аукцион плохих копий при дефиците подлинного. Подделки подделок и суета сует. Бодрийяр со своими «симулякрами» нервно курит. Наполовину картонный премьер, побывший стопроцентно картонным президентом. Дума – клон, свихнувшийся на обострении морали. Культурная политика – сплошная пена и самопиар за счет собственно культуры, измученной приставаниями начальника прачечной. Ученых переориентируют на показатели, которые в приличных странах запрещены, ибо разводят показуху, «модифицирующую научный ландшафт». Страна миражей: в Суздале дома укутывали баннерами с фотофасадами, а президент не опоздал, просто не приехал.

Сказано: «Россия производит впечатление великой державы – и больше ничего не производит». Главное слово здесь – впечатление. Чего больше в истории с Украиной – геостратегического расчета или все того же триумфа любой ценой, как с Олимпиадой? Одержали большую победу или принесли с аукциона втридорога купленную вещь, за которую конкурент на торгах не заплатил. И добавили теплых чувств, которых у «еврохохлов» к «москалям» и так хватало – для сближения народов.

 

Свидания с вождем – сеанс политики с разоблачением экономики.

Сразу появился миф о новом Союзе писателей с дачами в Переделкино. Перераспределение благ в быту называется «раздача». В СССР производили, потом распределяли, но не все «с плеча» и всегда обезличенно. «Славный подарок получили трудящиеся N к празднику X». Генсеки не носились по городам и встречам, чтобы одаривать в прямом эфире. А это окормление с руки в прямом смысле. Оно понятно: тем не надо было избираться – этим надо. Извращенная, но демократия. Непрерывная избирательная кампания. При всех фальсификациях, своих избиркомах и устранении конкурентов начальство терзает кошмар неизбираемости. Когда легитимность под вопросом уже и для властной группировки, рейтинг становится поплавком, «гарантией» от номенклатурного переворота.

Поэтому перед нами даже не советские «подарки народу», а сложная дипломатия даров в примитивных культурах. Там ритуал одаривания мог привести к полному банкротству, когда крахом оборачивались похороны, свадьба. У нас то же, только большую часть даримого уносят сами дарители. Отсюда щедрость в мыслях и делах необыкновенная. Это видят и сами одариваемые, отчего электоральной эффект мегаподарков снижается.

Далее возникают проблемы моральные и просто человеческие. Такие собрания – классический спектакль театра теней, когда все понимающие люди вынуждены униженно просить власть спасти их от катастрофы, к которой власть же их и привела. И все это ради картинки в новостях, в которой отец нации сулит послушным детям игрушки. Русская литература никогда не учила стелиться. Легко додумать, как бы ответили настоящие Пушкин, Лермонтов, Толстой и Достоевский на весь этот цирк с конями. Ну, и Пастернак.

 

Не верь, не бойся, не проси. Наши литераторы ничего не боятся и смело просят, делая вид, что верят.

В стране все острее кадровый вопрос: кто пришел, а кто нет? если нет, то как мотивировал? если пришел, чем оправдывается? Это внутренний конфликт. Один писатель заявил, что не может находиться рядом с Путиным, пока в России есть политзаключенные. Вдова другого исторического писателя ответила: не пошли считающие, что у них и так все хорошо, а остальное им безразлично.

По накалу страстей это перекликается с давним обсуждением согласия Чулпан Хаматовой стать доверенным лицом Путина: чем можно жертвовать, чтобы хоть в малом спасти то, что иначе не спасается? Это уже позиция: ради дела поступиться принципами и достоинством можно и нужно. Ригоризм недальновиден и безответствен. И не надо нападать на системных либералов, которые своими мозгами и примером затягивают агонию режима: вот если бы все разом подали в отставку...

Но «разом» не будет. Реалистичнее было бы ожидать, что на встречу с литераторами не явится ни один приличный человек. Однако на постановочные свидания с властью всегда будут заманивать или затаскивать, поэтому «не дождетесь».

Власть ведет себя осмысленно шизофренически. «В сфере классического искусства, театра, балета, оперы, изобразительного искусства, литературы мы являемся абсолютными мировыми лидерами» - говорил на встрече Владимир Мединский. А Станислав Говорухин порадовал всех тем, что падение достигло дна. Тоже раздвоение: режиссер вынес приговор режиму, всему делу, которому он служит (а кто довел страну до культурной катастрофы?). Иначе получается, что виноваты сами люди (мало читают), что оболванивание и дебилизация – политика не власти, а населения в отношении себя. Мозги выхолащивает ящик, но виноваты те, кто его купил и не на те кнопки жал, пока финансирование «Культуры» не урезали вдвое.

Это прием: сначала все отбирают и доводят до точки, а потом устраивают себе пиар на сценах якобы решения самими же созданных проблем, транслируя чудеса щедрости. Как небесный дар люди воспринимают крохи того, что по праву принадлежит им, культуре, науке. Стокгольмский синдром: заложник слезно благодарит террориста за то, что не убил, клянется в любви и просит ласки.

Но даже когда люди понимают, что к краху культуры, к девальвации идентичности и патриотизма общество подвела эта самая власть, до трона критика не доходит. Вдова Солженицына заявила, что если исправлять положение будут «те же самые люди», ничего не получится. То есть проблема в Мединском, Толстом, Ливанове и Фурсенко. Или снимать и Эрнста, и его политических кураторов: что может эта книга против того телевизора? Но Путин не самоубийца. Если сменить руководство ТВ, электорат придет в сознание и сменит руководство страны, а это против идентичности и непатриотично. 

Но все же идея встреч с ожившим прошлым богатая. Ее развил классик постсоветской архитектуры Евгений Асс: «Для обсуждения всего круга накопившихся проблем и для поиска их решения мы приглашаем Вас принять участие в Российском Архитектурном Собрании...». И подписи: «Иван Петрович Баженов, Петр Семенович Казаков, Валентин Григорьевич Росси, Андрей Сергеевич Воронихин, Роман Андреевич Шехтель, Владислав Артурович Жолтовский».

 

Но есть и опасность не совладать с величием наследия.

Потомки предков должны были стать живым фоном, как Фолькер Рюэ, Франсуа Фийон и Романо Проди на Валдае-2013, но в обсуждениях события фоном оказался сам президент. При всем уважении к его сценичности надо признать, что именно эта «галерея русской литературной славы во плоти» сделала главный эффект мероприятия, образ Путина померк в блеске имен, ставших лицом России в мире. Правнука Достоевского цитировали чаще лидера нации. А потом написали, что главное произведение Федора Михайловича – «Идиот». 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться