Идейная контрабанда: зачем политике история и культура | Forbes.ru
сюжеты
$56.72
69.3
ММВБ2286.33
BRENT68.78
RTS1270.92
GOLD1331.94

Идейная контрабанда: зачем политике история и культура

читайте также
+2142 просмотров за суткиМединский — Forbes: «В проблемах с премьерой мультфильма «Паддингтон-2» виноват прокатчик» +494 просмотров за суткиМединский против медвежонка. Кто поможет отечественному кинобизнесу Казус Мединского: нужна ли научная степень чиновнику +2 просмотров за суткиАдаптация патриархата: как мигранты вписываются в культуру Запада +47 просмотров за суткиДурной тон. Почему за работу в выходные в Европе могут уволить Что делать за пределами итальянского «сапожка»: гид по островам +237 просмотров за суткиВся недвижимость мира за $200 трлн: в каких странах есть дома у богатейших людей России Как Россия стала подлинно глобальной державой и почему не стоит этому радоваться Политический нарциссизм в России. Занавесить зеркало Политический нарциссизм в России. Приватизация прошлого Размышления по итогам Startup World Cup в Праге: почему европейским стартапам имеет смысл оставаться на родине? Forbes в кабинете у министра Мединского Газ для оптимиста: почему американский СПГ никак не доберется до Европы Ничего нет нового под солнцем. Будет ли остановлена глобализация? +1 просмотров за суткиСССР без партии: русский хит в прокате — «28 панфиловцев» +2 просмотров за суткиБуря в бокале: на рынке бордоских вин намечается очередной передел статусов Бизнес победившей культуры: почему стратегические вопросы вторичны Музыка после Освенцима: почему «Пассажирка» Вайнберга нужна в современной России Ставка на кулака. Российская экономика возвращается в традиционную нишу +1 просмотров за суткиНовый омбудсмен Анна Кузнецова как символ нашего времени Чему учат топ-менеджеров обыски в компании Вексельберга

Идейная контрабанда: зачем политике история и культура

фото Reuters
России предлагают идеологию, кое-как замаскированную под новую "культурную политику"

Историческая память и культура облагораживают политику. Но когда культурой вооружают власть, а «традицией» промывают мозги, миссия оборачивается собственной противоположностью. Это плохо для общества, но интересно для анализа: в исторических аллюзиях и целеполагании для культуры предательски проступает тот политический проект, на который власть ориентируется, но не может объявить официальным курсом, не входя в конфликт с конституцией и собственными претензиями на остатки приличий. В таких случаях выручает реконструкция той латентной политической модели, которую одновременно и скрывают, и продвигают министерские директивы о светлом прошлом и задачах культуры на текущий момент.

Если вернуться в 2011 год, мы обнаружим, что повышенная одухотворенность накрыла страну внезапно, по историческим меркам только что. До этого образ правления сиял другими красками: мировая цивилизация, европейский выбор, дружба с западными лидерами, модернизация, диверсификация, конкурентоспособность, прагматизм, реформы институтов, динамика, инновации, дерегулирование, импортозамещение, устранение зависимости от сырьевого экспорта и импорта товаров и технологий, преодоление технологического отставания... Плюс нанотехнологии и Сколково.

Весь этот пар ушел в свисток, и тогда расконсервировали его резервный источник – духовность. Новый свист оглушил страну старыми мотивами: традиции, скрепы, идентичность, культурный код, коллективная мораль, особый выбор и высокомерное противопоставление себя миру, катящемуся по наклонной плоскости в бездну греха и инфернальной содомии. Провалив курс на обновление экономики, страну начали разворачивать к ценностям исторического погружения и культурного взлета. Типовая стратегия соблазна: когда нет денег на ресторан, девушку ведут в музей, при этом, как правило, в искусстве ничего не понимая и тихо его ненавидя.

Это не просто аналогия.

В том, как сейчас наш официоз обращается с историческим материалом, видна глухая ненависть к истории как к предмету и науке. История вообще мешает людям жить, не приходя в сознание. Она смывает макияж и уродует лицо режима одиозными аналогиями, постоянными напоминаниями о трагедиях, которыми в прошлом неизменно заканчивались такого рода эксперименты (поэтому теперь обеляют уже не Сталина, а раннего Гитлера). Для наших традиционалистов лучше бы прошлого не было вообще, но оно есть, и оно само говорит, поэтому его пытаются перекричать, срывая голос и мозг. То же с культурой: ею так плотно занялись не потому, что она нужна для украшения власти (от таких «украшений» кровь стынет в ранах), а потому, что она мешает заниматься бескультурьем в экономике и политике. То же с наукой, знанием, образованием...

Но это и не back in the USSR, не возврат к идеологическому отделу ЦК КПСС.

Там, помимо монстров и технической серятины, были умные и образованные люди, с критическим взглядом и честным желанием изменить систему к лучшему. И с постоянной оглядкой на репутацию, на интеллектуальную планку. Теперь же толкованием истории и направлением культуры занимаются фигуранты, для которых потеря репутации не только не проблема, но, наоборот, способ громче других прокричать о своей лояльности, лживой, но безоговорочной. Поэтому результат сплошь и рядом корявый и вредит самой власти.

Судя по зондажному сливу, авторы «Основ государственной культурной политики» опасаются критики навынос. В поручении президента срок: 1 апреля. Теперь оказывается, что на общественное обсуждение документ представят к середине месяца. Зачем две недели мариновать текст, если он готов? И откуда в нем указания на то, что еще только предстоит сделать? «Представляется целесообразным включить в разрабатываемый документ тезис об...». «Представляется необходимым при разработке основ государственной политики [...] основываться на...». Объявлено: «Осознавая важность темы, обязательно представим на суд общественности окончательный вариант». Старый аппаратный ход: проваливая поручение, к сроку для отписки гонят халтуру, затем тихо засвечивают ее, чтобы по замечаниям огорошенного сообщества подчистить что можно, а потом зовут страну обсуждать... «окончательный вариант». Это не оговорка, а фиксация реального статуса такого рода обсуждений.

Открытость необыкновенная: в разработке проекта участвуют «не один-два чиновника, а рабочие группы при Минкульте». Потому основные идеи и производят впечатление убогой самодеятельности. «Краеугольным камнем основ государственной культурной политики должен стать тезис "Россия не Европа», сообщают через "Интерфакс" авторы. Помню, как еще в советское время меня радостно встретил на пороге Института философии наш ведущий специалист по физике времени: «Основной вопрос философии решен положительно: пиво в Доме ученых есть!» Откровение про Европу того же рода: тема закрыта. Это как если бы Третье отделение разрешило пустой спор западников и славянофилов. Статью с таким выводом и сейчас не примет ни один из приличных журналов, и не потому, что ответ бредовый, а потому, что такого рода вопросы так вообще не ставятся, тем более не решаются.

Местами документ просто опасен. «Основой и ядром российской культуры является русская культура… Противопоставление понятий русский и российский недопустимо в силу их фактической идентичности». И тут же: «Проект настаивает на отказе от принципов мультикультурализма и толерантности». Либо авторы не понимают смысла умных слов, либо сами «пятая колонна», мечтающая взорвать в стране отношения между русскими и нерусскими.

Еще открытие: «рост преступности, алкоголизма, наркомании, рост числа самоубийств и брошенных родителями детей, рост заболеваемости и смертности» – все это следствие... «отсутствия мировоззрения либо насаждения чуждых ценностей, в том числе средствами псевдоискусства». После этого МВД и Минздравсоцразвития можно подчинять Минкульту как линейные департаменты. 

Проект демонстрирует абсолютное непонимание формата. Среди объявленных идей нет ни одной, которая имела бы отношение к тому, чем на самом деле должно заниматься министерство. Зато есть дилетантская претензия на госидеологию, прямо запрещенную конституцией, и историософию, которую с куда большими основаниями могли бы изобретать в Минобрнауки.

Отсюда же административная лексика и нелепый модус долженствования: «Россия должна рассматриваться как уникальная и самобытная цивилизация, не сводимая...».

Что значит «должна»? Кому? Из какого места это говорится, с какого Олимпа?

Отсюда же прямой донос на «чуждые ценности» и апелляции к ценностям «традиционным», но без предметного раскрытия, что именно нам чуждо, а что нет, и с чего вдруг. Заявление, будто тезис «Россия не Европа» подтверждается «всей историей страны и народа», просто пугает («Китай не Азия» – и можно звать санитаров). Зачем тогда Петр Великий «рубил окно» и что имела в виду государыня-императрица Екатерина Великая, установляя в 1767 году Наказом кодификационной (Уложенной) комиссии: «Россия есть Европейская держава»? И с чем пытался (иногда успешно) заигрывать Владимир Путин на протяжении почти всего своего правления? Или уже прошла установка на «непросвещенный абсолютизм»?

Частные и даже официальные лица в каких угодно рабочих группах могут иметь какие угодно идеи, но не им решать за «весь народ» и вещать от имени «всей истории».

Я бы вообще ввел в конституцию принцип отделения истории и культуры от политики и государства, подобно церкви. И туда же включил бы положение о том, что гордыня и в РФ есть первый из семи смертных грехов.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться