Выборы для блондинок: почему незаконен муниципальный фильтр | Forbes.ru
$58.87
69.31
ММВБ2152.41
BRENT63.44
RTS1153.32
GOLD1253.08

Выборы для блондинок: почему незаконен муниципальный фильтр

читайте также
+72 просмотров за суткиКина не будет: Александр Мамут не успевает в срок отремонтировать кинотеатр «Художественный» +20 просмотров за суткиТендер для одного: подряды по парку «Зарядье» на 9,5 млрд рублей достались малоизвестной компании +6 просмотров за суткиНавальный vs Росреестр: могут ли частные лица выступать в защиту публичных интересов +12 просмотров за суткиПри Лужкове такого не было. Бывший мэр Москвы рассказал Forbes о парке Зарядье и переселении москвичей +76 просмотров за суткиПервая волна. Собянин утвердил 210 площадок для переселения в рамках реновации Дорогая моя столица: город потратит полмиллиарда рублей на фейерверки, артистов и разгон облаков Культура и отдых: может ли драка в парке Горького уничтожить бренд Иллюзия инфраструктурных облигаций. Почему фокус не удался? От Кузьминок до Арбата: в итоговый список программы реновации вошли 5144 дома Субститут Европы: как московская плитка помогает привлекать туристов Крым против коррупции: как прошли дебаты Навального и Стрелкова Налоговые льготы: фонд реновации хотят освободить от налога на прибыль и НДС Урбанистический «кот Шредингера». Зачем Москва перенимает опыт других столиц +3 просмотров за суткиМиллион от миллиардера: Усманов запускает конкурс стартапов в социальных сетях «Очень дорогие проекты»: ФАС выявила нарушения в программе «Моя улица» на 4 млрд рублей Реновация или деградация: кому на пользу новый закон? Триллионы инвестиций и политическая проблема. Госдума окончательно утвердила закон о реновации День расходящихся тропок: как праздник переиграл протест Момент истины для Навального и оппозиции. Что показало 12 июня? Алексей Навальный и еще несколько сотен человек задержаны в Москве Исправленному верить? Проект закона о реновации прошел второе чтение в Госдуме

Выборы для блондинок: почему незаконен муниципальный фильтр

Кирилл Рогов Forbes Contributor
Фото Diomedia
Выборы мэра Москвы хорошо показывают нелегитимный характер действующей процедуры допуска кандидатов

Указание Сергея Собянина снабдить соперников по выборам подписями муниципальных депутатов, разумеется, нельзя считать шагом навстречу честным выборам и реальной состязательности. Скорее, наоборот, в этом предложении отражается основной арсенал подмен и мистификаций выборного процесса, характерный для развитого электорального авторитаризма.

Прежде всего, важен сам принцип: участие в выборах возможно только с разрешения властей, надежно держащих в своих руках все ключи доступа к политическому рынку. Сначала вводится система, исключающая свободный доступ к этому рынку, а затем в нужном объеме приоткрывается щелочка.

Если все под замком, то кому-то можно и прогулки разрешить.

Каверзность подарка состоит в том, что, принимая его, «счастливец» либо параллельно принимает на себя определенные обязательства (например, не критиковать кандидата власти по чувствительным темам, не оспаривать официальные результаты голосования), либо по меньшей мере молчаливо соглашается с законностью того набора ограничений и институтов, частоколом которых несвободные выборы обнесены.

В московском случае, по замыслу Кремля, должны быть получены все перечисленные бонусы «данайского дара» и еще некоторые сверх того. Среди кандидатов на пост мэра уже сегодня можно различить тех, кто должен выступить как удобный спарринг-партнер Собянина, и тех, кто будет его серьезно критиковать, оттягивая на себя энергию московской оппозиционности, но потом безусловно признает итоги голосования и легитимность процедуры. Раскол оппозиции на тех, кто призывает бойкотировать выборы, и тех, кто призывает все же участвовать в них, — одна из традиционных и очень важных стратегем в организации несвободного политического рынка.

Но вершиной кремлевской комбинаторики, безусловно, является идея подарка муниципальных подписей Алексею Навальному.

У этой придумки есть, видимо, две изящные и коварные цели. Во-первых, широкий жест московских единороссов, сделанный под диктовку Кремля, на мой взгляд, делает практически стопроцентной вероятность обвинительного приговора и реального срока Навальному на кировском процессе. Владимиру Путину важно доказать городу и миру, что Навальный садится в тюрьму не «за политику». Регистрация его кандидатом на московских выборах — яркий ход этой пиар-кампании и уже практически готовая реплика для будущих путинских пресс-конференций: мол, мог бы даже в выборах мэра Москвы поучаствовать, если б не проворовался, мы сами ему помогали собрать подписи, если помните.

Однако, кажется, у трюка с раздариванием подписей муниципальных депутатов, выставленных тут политическими девочками по вызову, есть еще одна сверхзадача. Дело в том, что юридически муниципальный фильтр выглядит совершенным надувательством, что делает проведенные с его применением выборы заведомо нелегитимными.

Возможны, собственно, две логики. Первая состоит в том, что законодатель ограничивает право выдвижения кандидатов некой процедурой. Например, сбором подписей граждан. И теоретически можно представить, что законодатель как-то обозначил их свойства. Ну, например, определил, что они должны быть блондинками (5-10% подписей проживающих в субъекте федерации блондинок), или бюджетниками, или разведенными сантехниками. Или на крайний случай — муниципальными депутатами. В этом случае, разумеется, норма будет оспорена, она нарушает принцип равенства граждан перед законом: почему это только блондинки и депутаты?

Возможна другая логика. Муниципальные депутаты избраны населением, и в этом смысле им могут быть делегированы определенные полномочия. Ну, например, депутатам Думы мы делегируем право принимать законы, утверждать премьера. Можно представить себе систему, в которой муниципальным депутатам делегированы права по выдвижению кандидатов на определенные должности, а граждане затем дают согласие на одну из предложенных кандидатур. Так можно было бы избирать, к примеру, главу районной полиции или окружного прокурора.

Загвоздка, однако, в том, что никакими такими правами мы нынешних муниципальных депутатов не наделяли.

Муниципальный фильтр был придуман после того, как они были избраны (закону придана обратная сила), и в соответствующих законодательных актах (уставе Москвы и пр.) такие полномочия муниципальных депутатов не прописаны. В этом смысле подписи депутатов опять-таки, строго говоря, значат не больше, чем подписи блондинок.

Иными словами, муниципальный фильтр на московских выборах выглядит экстралегальной процедурой, и обеспечение всех претендентов на кандидатство подписями «блондинок» — единственный способ придать выборам какой-то флер легитимности. Защитив таким образом от нападок и сам сомнительный фильтрационный принцип.

Впрочем, вся эта подарочно-блондиночная клоунада, в которой действующий мэр идет на выборы не от своей партии, но поручает этой партии собрать требуемые подписи депутатов для своих оппонентов, наглядно демонстрирует фиктивный и дисфункциональный характер фильтрационной процедуры. Обнажает ее жульнический характер: фильтр оказался не депутатским, а единороссовским. В результате в условиях достаточной политической активности жителей фильтр выглядит бессмысленным, нанося критический урон легитимности выборов, а в условиях пассивности — ненужным. Можно предположить, что фильтру уготована столь же недолгая и бесславная жизнь, как и процедуре назначения губернаторов.

В этом смысле вызывают даже жалость (без сочувствия) ухищрения судей Конституционного суда под председательством г-на Зорькина, успевших 24 декабря 2012 года принять постановление о конституционности муниципального фильтра. Конструкция этого удивительного постановления заслуживает, безусловно, отдельного разбора (по-моему, оно искажает смысл целого ряда базовых статей конституции). Но основной трюк заключается в том, что то, что мы наивно называем «выборы мэра», называется там «наделением полномочиями высшего должностного лица субъекта РФ». И в таком случае, процедура с фильтром не может рассматриваться, пишут петербургские мантиеносцы, как нарушение конституционного права граждан избирать и быть избранными (пункт 2.1). Ну что ж, если выборы — не выборы, а «наделение», то и нарушения выборных прав нет.

Главное не нарушить права «наделяющих».

История с дарением подписей демонстрирует, однако, что ситуация в России все более переходит в режим реального политического противостояния. Псевдозаконные процедуры и нормы, придумываемые властями, имеют все меньшее значение, несмотря на легкость их утверждения и подтверждения в любых инстанциях. А политические идеи, действия и коалиции все большее.

В случае московских выборов реальные сюжеты и угрозы для Кремля лежат в совсем другой плоскости. И фильтр не помогает их купировать. Первый сюжет был связан с Михаилом Прохоровым. И Кремль этот сет выиграл, убедив Прохорова не участвовать в выборах. Между тем именно потенциальная коалиция Прохорова, Навального и коммуниста Мельникова могла бы опрокинуть кремлевский сценарий наделения Собянина полномочиями. Притом что многим сторонникам перечисленных кандидатов такая коалиция сейчас еще кажется дикостью, именно она является базовой моделью эволюционного политического развития. Речь ведь идет не о скрещении ежа с ужом, а о консолидированном признании оппозиционными кандидатами базовых правил, которые нарушать не позволено никому, в сущности — о признании воли избирателя.

О признании выборов выборами, черт возьми.

Подобная коалиция почти несомненно еще возникнет в свое время. Ну а пока она остается уделом политического будущего, основным сюжетом московских выборов неминуемо становится … кировский лес. Основным вопросом сегодня является собственно не то, кто победит на выборах (потому что выборов, как нам объяснил Конституционный суд, еще пока нет), а само право москвичей на выборы и его ключевая в сложившемся политическом раскладе часть — право на Навального.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться