Новая Москва: какие последствия будут иметь столичные выборы

фото Макса Новикова для Forbes
Власть получила урок: теперь управлять Москвой по старинке уже невозможно. Впрочем, до революционных перемен далеко

Вряд ли от Собянина хотели 146%. Основным сценарием власти было проведение выборов без больших скандалов, при относительно небольшом использовании административного ресурса. Казалось бы, второй тур – самый лучший способ достижения этой цели. Но это слишком непростое решение. Да и вполне можно допустить, что Собянин действительно набрал больше 50% голосов, и было бы странно ждать от московских властей вбросов в пользу оппозиции. К тому же, какая-то часть оппозиции все равно не признает итоги голосования, даже после второго тура.

Что же означает полученный результат для Собянина?

Я бы не стал говорить, что он укрепил или, напротив, ослабил свои позиции. И к теме возможного преемника Владимира Путина – может ли им стать Собянин или нет – результаты выборов не имеют никакого отношения. Пока инерционный сценарий для Путина – четвертый срок. Это если события в целом будут идти, так как идут. Приобретенный во время передачи власти преемнику опыт для Путина, скорее, негативный. Так что Собянин сохранил свой статус - одной из самых влиятельных персон во власти.

Пока главный вывод, который может сделать для себя власть в том, что сознательное решение ограничить применение административного ресурса сразу дает провал результатов провластного кандидата. Это и главный повод задуматься.

В этот раз пенсионеров и бюджетников не принуждали к голосованию в такой степени, как раньше, и они сочли, что можно остаться дома, поехать на дачу, тем более, что погода хорошая. Променять избирательный участок на садовый.

Российские политологи, на основании многолетнего опыта, всегда подчеркивали, что низкая явка – в пользу власти. Но ситуация меняется.

Это важно еще и потому, что мы теперь лучше понимаем, какой процент был обеспечен административным ресурсом в ходе прошлых кампаниях.

С другой стороны, такой кампании со стороны оппозиции по мобилизации избирателей, я не припомню. Может быть, в регионах. Может быть, Урлашев в Ярославле. Это и сказалось на результатах. И я допускаю, что протестный потенциал в Москве еще не до конца исчерпан.

Теперь управлять Москвой по-прежнему уже невозможно. Москвичи уже глотнули свободы, это не просто воспоминания, как кто-то свободно голосовал в 90-е годы. Вернуться к прежней степени использования административного ресурса к выборам в Мосгордуму 2014 года не получится. Надо еще учитывать, что у оппозиции будет больше времени, ведь кампания Навального проходила в экстремальные сроки. Это значит, что, скорее всего, в новой городской Думе не сохранится нынешнее соотношение партий. Будет представлена «Гражданская Платформа», может быть, более радикальные партии, которые будут идти на выборы как бы от имени Алексея Навального.

Самому же Навальному, скорее всего, грозит приговор суда и лишение права участвовать в выборах на достаточно долгий срок.

Сейчас действует пожизненный запрет (когда в Думе обсуждали его введение, говорили о необходимости поражения прав педофилов и т. д., потом оказалось, что под действие закона вполне попадает и Навальный), его можно оспорить в Конституционном суде, может быть, Страсбургский суд потребует его отмены. Но это, во-первых, займет немало времени, а, во-вторых, в Думе уже обсуждается другое решение – продлить срок погашения судимости. Это позволит отсечь Навального и от московских выборов 2014 года и от кампании по выборам Госдумы 2016 года. Навальный – рациональный политик и пытается атаковать власть при любом случае, но все же помешать этому сценарию может только революция.

Об итогах голосования все же надо судить по данным со всей страны. А там картина другая. Мы видим, что действующие губернаторы получают и 60 и 70% голосов. Вряд ли московский опыт относительно свободных выборов будут распространять на другие регионы. Отдельные примеры могут быть, как в Екатеринбурге.

А дальше будет многое зависеть от экономики. Уже сейчас государству трудно выполнять все социальные обязательства. Если проблемы станут реально ощутимыми, то расчеты власти на инерционный сценарий могут не оправдаться.

Новости партнеров