Давящая тишина: как выбирали Собянина | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.06
ММВБ2143.99
BRENT63.25
RTS1148.27
GOLD1256.54

Давящая тишина: как выбирали Собянина

читайте также
+13 просмотров за суткиВыборы-2018: не стоит волноваться Ярмарка тщеславия: как работает современный рынок науки +16 просмотров за суткиУрок для всех элит: почему Алексея Улюкаева взяли, как в 1937-м +1 просмотров за суткиПутин не навсегда: политическая система приближается к точке бифуркации Политический нарциссизм в России: восстание низа +7 просмотров за суткиЧего стоит опасаться международным компаниям после решения по делу Linkedin 25 лет спустя: почему бизнес в России не стал опорой для реформ Опять перенос: зачем в Москве обсуждают новую дату муниципальных выборов +19 просмотров за суткиВиталий Мутко: конец одной карьеры Политический нарциссизм в России: триумф пустоты +8 просмотров за суткиПолитический нарциссизм в России: трудное детство +1 просмотров за суткиСекреты Полишинеля: почему ФСБ иногда не преследует за разглашение гостайны +1 просмотров за суткиПолитологи не нужны: почему в российской политике перестали работать прогнозы +2 просмотров за суткиОсторожно, двери закрываются: как власть попала в ловушку медведевской информатизации Политический нарциссизм в России: границы нормы Дом, который строят с крыши: почему в России проваливается региональная политика Мирный атом: может ли Кириенко что-то изменить в российской политике Империя оскорбленных чувств: в поисках денег на величие Технологии протеста: оппозиция проиграла виртуальной графе «против всех» Референдум о доверии: выборы в Госдуму не принесли сенсаций Политический нарциссизм в России: краткая история болезни

Давящая тишина: как выбирали Собянина

фото Макса Новикова для Forbes
Член УИК с правом решающего голоса по просьбе Forbes написала о том, что ее больше всего поразило на выборах мэра Москвы - неформальных связях, которые выше закона, катастрофической явке и слабо подготовленных наблюдателях

«Не твое дело, милочка!»

Я стала членом с правом решающего голоса УИК № 170 (Хамовники) весной 2013 года. Прошедшие выборы мэра были боевым крещением. 28 августа я впервые пришла в комиссию на дежурство – проверить списки избирателей. Секретарь УИК – в обычной жизни бухгалтер-кассир – тут же показала характер: стала возмущаться, с чего это она должна показывать мне списки. Я ей ответила: положено по закону. Она скривилась, но промолчала. Списки я листала столько, сколько хотела.  

31 августа я снова пришла на дежурство, рассчитывая посмотреть выписку из реестра территориальной избирательной комиссии (ТИК) по открепительным удостоверениям (сколько человек с нашего участка будут голосовать в другом месте). На этих выборах открепительные давала только ТИК, и они были большим дефицитом. Выписку мне пообещал председатель УИК. Я ждала ее почти два часа, но увы… Оказалось, что документ у секретаря, а секретарь – дома. Звоню ей: «Зачем же вы документы домой забрали? Нельзя же!». А она – мне: «Не твое дело, милочка! Ты новенькая, а у меня это уже двенадцатые выборы». «А как же закон? По закону, все члены УИК имеют равный доступ к документам», – возражаю я. В трубке – короткие гудки.

Пришлось звонить на «горячую линию» Мосгоризбиркома – жаловаться.

Я уверена, что секретарь ничего криминального с документами делать не собиралась – это вопрос привычки. На протяжении многих лет был один порядок, а тут – бац! – и его нарушили. Секретарь привыкла, что все эти бумажки – ее территория. В них, кажется, особо даже председатель не вникает. Здесь же, по ее соображениям, началось вторжение на территорию, вот и защищается. Это как прийти одной женщине на кухню к другой и вмешаться в процесс приготовления борща. Но выборы не борщ, фирменного рецепта быть не должно.

За день до голосования – 7 сентября – было финальное дежурство. Пришли все члены УИК. Работы хватило всем: развешивать информационные листы, тестировать систему электронного голосования КОИБ, пересчитывать бюллетени, подписывать их и штамповать, принимать заявки на надомное голосование, стелить скатерти и проч.

В конце дня секретарь понесла документы в сейф. Положила, закрыла на ключ, и собралась было уходить.  «А опечатать?», – спросили мы с коллегой. «Да тут же школьная охрана, хорошая», – попыталась отговориться она. «По закону надо опечатать», – настаивали мы. Секретарь уже не сопротивлялась. А потом  эмоционально говорила нам, что мы команда, что работать надо вместе, что нет ни у кого желания нарушать закон. На том и разошлись.

На следующий день – 8 сентября – в семь утра мы встретились снова.

Голосовать идут одни старики

«А что? Собянин опять хочет в мэры?», – громко воскликнул мальчик лет девяти, прочитав на плакате все фамилии кандидатов. «Не шуми!», – одернула его мама и быстро оглянулась (похоже, в этой семье разговоры на политические темы – не редкость). Потом – с бюллетенем и сыном – скрылась за ширмой, чтобы определиться с выбором. Мне показалось, что она выбрала не Собянина.

За Собянина – искренне и открыто – голосовали старики.

Они брали бюллетень и демонстративно, не уходя ни за какие ширмы, ставили «галочку». Многие ее несколько раз обводили. Один дед звонил на участок и очень просил приехать к нему. Но заявки на выездное голосование, по закону, принимаются до двух часов дня, а он запоздал. Пришлось отказать. Дед потом сокрушался: «Ну как же? Я так хотел за Собянина голос отдать  – он ведь хорошие подарки нам прислал к выборам. Не проголосовать за него по-человечески нехорошо…».  Из пожилых людей, кажется, только одна бойкая старушка сообщила мне, что голосует за Навального. «Надоели уже одни и те же лица», – аргументировала она.

Первая половина дня выборов прошла насыщенно благодаря пожилому электорату. А затем – часов с трех – наступила давящая тишина. Члены комиссии просто сидели и смотрели друг на друга, не зная, чем заняться. Ближе к вечеру стали появляться избиратели помоложе, но числом сильно уступая старикам. Я не раз слышала, что самые активные на выборах – дедушки и бабушки. Но чтобы до такой степени… В списке избирателей  было заявлено 1770 человек, проголосовало всего 632 (из них 42 старика на дому).

Знание – сила

Перед выборами я не раз была на лекциях по избирательному праву. Всегда удивлялась и радовалась большому числу слушателей. Но одно дело – целый зал сторонников во главе с лектором, добросовестно объясняющим любую мелочь. И совсем другое – столкновение один на один с опытным недружелюбно настроенным членом УИК. А приемы у него стандартные: включать «дурачка» или сразу начинать орать. От волнения можно забыть все скудные знания, полученные на одной лекции (максимум двух).

Готовиться надо серьезно – как на экзамен к придирчивому вредному преподавателю, чтобы можно было «отбить» любую претензию. За короткое время вызубрить и осмыслить федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав…», а также выдержки из других законов и кодексов – едва ли кому под силу. Организации, занимающиеся обучением наблюдателей и членов УИК, придумывают различные удобные «шпаргалки». Но и ими надо уметь пользоваться.

В день выборов мне пришлось зачитывать женщине права члена УИК с правом совещательного голоса. Я это сделала после того, как наша секретарь довольно резко отказала ей в предоставлении информации. Подискутировала я и на тему, где имеют право сидеть наблюдатели. Изначально им предложили места в отдалении и от урн, и от стола секретаря – где-то за колонной.

Быть наблюдателем или членом УИК тяжкий труд. Мало того, что предстоит прочесть и запомнить много нудной информации, так еще крайне важно подготовиться психологически (выдерживать натиск враждебно настроенных членов УИК) и физически (не спать без малого сутки).

Впрочем, испытать себя есть смысл. «Закон» – самое главное слово на лекциях. После каждой как будто бы происходит перезагрузка – на место глубоко укоренившегося в России пренебрежения к закону приходит уважение. Приходит шажками мелкими, пока еле заметными, но стоит хоть один раз сходить на лекцию, понимаешь – процесс уже необратим.

И вот еще: чем лучше разбираешься в законе, тем больше и уважаешь его.

В нашей стране принято ограждаться от политики. Но просто живя в каком-либо государстве, ты уже в политическом процессе. А если голосуешь, то и вовсе активный участник. Лучше, наверное, не выставлять щит «Я политикой не занимаюсь», а попытаться разобраться в своих правах. И, при необходимости, стоять на страже их соблюдения, записавшись в наблюдатели или члены УИК. Ты не митингуешь, никого не свергаешь, а просто, изучив законодательство,  следишь за его исполнением. Можно сомневаться в том или ином кандидате. Но точно не стоит сомневаться в выполнении закона. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться