Зачем Дума ставит блогерам невыполнимые условия

Гершензон Лев Forbes Contributor
Фото Diomedia
В России вновь принимается закон, рассчитанный лишь на избирательное применение

Всерьез анализировать «закон о блогерах» и его последствия даже не хочется. Особенно после слов президента, что весь интернет — это «проект ЦРУ». На мой взгляд, речь идет о продолжении череды законов, принятых за последние два года (об иностранном усыновлении, о митингах, о клевете, о реформе РАН, об авторском праве в интернете, о пропаганде гомосексуализма) и имеющих ряд общих и важных свойств:

— не решает заявленной задачи, вреден для отрасли, для общества в целом, возможно, выгоден какой-то узкой группе;

— содержит массу расплывчатых и просто неаккуратных формулировок, затрудняющих его исполнение;

— принимается в спешке с демонстративным пренебрежением к мнению экспертов, участников рынка;

— практически не может повсеместно исполняться, а значит, предполагает с самого начала выборочное применение.

Взять хотя бы одно требование для всех (не только блогов, не только российских) сайтов с дневной аудиторией от 3000 посетителей хранить все пользовательские логи, да еще на серверах в России. Понятно, что в реальности это требование не будет выполняться и проверять всех никто не будет. Зато оно может оказаться очень кстати при появлении какой-то «неправильной» информации (в ЖЖ, Фейсбуке, Википедии — где угодно).

Но кое-что и отличает этот закон от предыдущих — полный консенсус по поводу его низкого качества.

Не только эксперты и правозащитники говорят о его вреде, не только абсолютно лояльные властям руководители крупнейших российских интернет-компаний Дмитрий Гришин (Mail.ru Group) и Борис Добродеев (и. о. гендиректора «ВКонтакте») заявляют, что «интернету не нужны такие законы», но даже и представители Роскомнадзора — кажется, единственной структуры, кроме Думы, закон поддерживающей, — признают, что он сырой и может использоваться как средство цензуры. Глава ведомства Александр Жаров сказал, что ему очевидно, что «Роскомнадзор не будет использовать этот закон в качестве средства борьбы с инакомыслящими» (тем самым признав, что его можно так использовать), а его заместитель Максим Ксензов отметил, что закону потребуется «тщательная проработка», которая пройдет после его вступления в силу.

Но главное, нет ни одного человека, кто бы сказал, что данные поправки помогут в борьбе с терроризмом, ради чего его, якобы, и приняли. Абсолютно всем понятно, что волгоградские теракты, в которых погибли 34 человека и более 70 были ранены, — не более чем циничный повод ввести еще один инструмент регулирования свободы высказываний и другой деятельности в интернете. Хотя, казалось бы, и существующие законы позволяют без внятных объяснений блокировать информационные интернет-ресурсы и судить за клевету в блогах.

И это все понимают и не удивляются, как не удивляются тому, что закон сначала надо принять, а потом дорабатывать. Невозможно же удивляться каждый месяц, а то и чаще.

Новости партнеров