Дрейфующая платформа: что случилось с «партией Прохорова» | Forbes.ru
сюжеты
$56.67
69.48
ММВБ2286.33
BRENT68.73
RTS1270.92
GOLD1331.99

Дрейфующая платформа: что случилось с «партией Прохорова»

читайте также
+17 просмотров за суткиУ миллиардера Михаила Прохорова могли зависнуть деньги на Кипре +11 просмотров за суткиМиллионы за молчание. В допинг-скандал втянули миллиардера Прохорова Честная сделка. Кому Михаил Прохоров продает акции Brooklyn Nets +251 просмотров за суткиКнижная полка миллиардера: что читают богатейшие люди планеты +4 просмотров за суткиПрохоров потерял, Вексельберг выиграл: что изменится после продажи «Онэксимом» 7% Rusal В открытый кэш: что будет с состоянием Прохорова после продажи доли в Brooklyn Nets «Торговаться с ним я не мог — это неэтично между друзьями»: Березкин рассказал о покупке РБК у Прохорова РБК продан: Березкин купил у Прохорова крупнейший деловой медиахолдинг РБК без Прохорова: в ближайшее время медиахолдинг может перейти под контроль Березкина Михаил Прохоров сыграет в продолжении «О чем говорят мужчины» +284 просмотров за суткиИм не страшна национализация: 10 миллиардеров с наибольшими активами за рубежом +31 просмотров за сутки10 самых богатых владельцев спортивных клубов мира. Рейтинг Forbes Березкин подтвердил Forbes подачу в ФАС ходатайства о покупке акций РБК +4 просмотров за суткиРенессанс Фридмана: Михаил Прохоров заложил свой банк +3 просмотров за суткиМиллиардеры и кино: кто дал денег на «Стиляг», «Город грехов -2» и «Обитаемый остров» Прохоров выставил на продажу 49% Brooklyn Nets Березкин подтвердил намерение купить РБК Проблемы со скидкой: как Прохоров продает РБК Березкину «Онэксим» Прохорова ведет переговоры о продаже РБК группе ЕСН Березкина Полиция расследует ограбление шале Прохорова в Куршевеле +3 просмотров за суткиОт Керимова до Потанина: 10 миллиардеров, получивших больше всех «кэша» в 2016 году

Дрейфующая платформа: что случилось с «партией Прохорова»

Александр Кынев Forbes Contributor
Создание собственной политической партии не помогло Михаилу Прохорову не повторить своих же ошибок ТАСС
Наивно было ожидать появления серьезного либерального проекта на основе политтехнологий и неформальных соглашений с властью

Конфликт между рядом символических представителей партии «Гражданская платформа» (в частности, Андреем Макаревичем и фактически поддержавшим его Михаилом Прохоровым) и ее нынешним формальным руководством во главе с бывшим депутатом Госдумы от ЛДПР Рифатом Шайхутдиновым, похоже, обостряется. Все идет к тому, что либо Прохоров полностью утратит контроль над когда-то своей партией, либо в ней в очередной раз сменится руководство.

Все началось с того, что 21 февраля нынешнее руководство «Гражданской платформы» приняло участии в акции «Антимайдан» среди прочего с лозунгом «Макаревич — организатор Майдана», хотя сам Макаревич является одним из членов этой же партии. Находившийся за границей певец заявил, что разберется с этим, когда вернется в Россию, и пригрозил выходом из партии. Сам Прохоров (точнее, видимо, тот, кто по его поручению ведет его блог) в «Живом журнале» написал, что решение об участии в «Антимайдане» принимал единолично нынешний руководитель партии, глава его федерального политкомитета (ФПК) Шайхутдинов, не проведя консультаций ни с кем из членов политического или гражданского комитетов. В связи с этим Прохоров заявил о необходимости проведения внеочередного заседания Федерального гражданского комитета партии (ФГК). Основатель партии отметил, что «участие в подобных мероприятиях имеет мало общего с той идеологией «Гражданской платформы», которая изначально была основой партии, объединившей миллионы людей». Однако «Антимайдан» стал не первой публичной акцией нового руководства партии. Перед этим представители партии в Москве на Поклонной горе 27 сентября 2014 года приняли участие в «акции скорби по жертвам вооруженного конфликта на Юго-Востоке Украины», а 4 ноября 2014 года, в День народного единства, — в акции «Мы едины».

На заявления Макаревича и Прохорова последовал ответ. Шайхутдинов заявил, что участие в шествии является решением сторонников партии, которое не должно согласовываться с комитетами, и партия изначально выступала против революций, потому что они ведут страну к обнищанию. При этом руководитель ФПК напомнил, что в 2014 году партия поддержала присоединение Крыма и эта позиция остается неизменной. Теперь опубликована «Резолюция по итогам Межрегиональной партийной конференции» партии в Новосибирске, состоявшейся 25-27 февраля. В ней выражена поддержка позиции Шайхутдинова и Федерального исполкома по участию сторонников партии в массовых акциях 2014-2015 гг. Дословно сказано следующее: «Мы вынуждены с сожалением констатировать, что некоторые члены Партии, а также ее ФГК по-прежнему выступают с жесткой критикой политики России по украинскому вопросу и тем самым негативно влияют на политический и электоральный рейтинг «Гражданской Платформы», особенно в регионах. Особое внимание хотим обратить на высказывания и действия члена ФГК Партии Макаревича А., которые, по нашему мнению, наносят имиджевый и репутационный ущерб Партии и значительно снижают электоральный потенциал «Гражданской Платформы»… Считаем необходимым обратиться в ФГК Партии с инициативой исключения Макаревича А. из членов ФГК ...  В случае категорического несогласия с политической позицией Партии предлагаем всем «несогласным», включая членов ФГК, по собственному желанию выйти из партийных рядов либо сложить полномочия членов ФГК». По данным «Газеты.Ру», представители участвовавших в мероприятии региональных отделений подтверждают такую позицию, однако упомянутые в резолюции члены руководства партии Сергей Милитский, Александр Любимов и Анна Терешкова отрицают ее поддержку.

Чтобы понять, о чем речь: руководство партии и ее региональных отделений формально имеет сложную структуру в виде Федерального политического комитета (ФПК) и Федерального гражданского комитета (ФГК). Фактически ею руководит ФПК, а региональными отделениями — местные политкомитеты. Гражданский комитет является скорее своеобразным общественным советом при партии, однако именно в него входят наиболее важные публично известные фигуры. Аналогичные гражданские комитеты существуют в регионах.

 

Ситуация напоминает события вокруг партии «Правое дело» в 2011 году.

Та партия была создана в конце 2008 года при явном покровительстве власти, взамен самораспустившихся ДПР, СПС и «Гражданской силы». Однако в 2009-2010 гг. она почти не принимала участия в политической жизни, оказавшись парализованной из-за разногласий трех сопредседателей. С конца 2010-го — начала 2011 года шла дискуссия о «перезапуске» проекта и избрании нового единого лидера. Публично обозначался целый ряд кандидатур из высшего руководства страны (Игорь Шувалов, Алексей Кудрин, Аркадий Дворкович), пока в мае 2011 года не стало известно, что лидером партии станет ранее никогда не занимавшийся политикой Прохоров. Официально он был избран лидером «Правого дела» на съезде партии 25 июня 2011 года. Одновременно с избранием Прохорова был изменен Устав партии, на «переходный» период предоставивший ему фактически неограниченные полномочия. Председатель получил право единолично принимать решение об исключении любого члена партии. Став председателем, Прохоров сделал фактическим руководителем штаба «Правого дела» депутата Госдумы от ЛДПР Шайхутдинова, который, в свою очередь, привлек группу политтехнологов с не самой однозначной репутацией, о чем сразу же стала писать пресса. Одновременно началась санация региональных отделений, которые в массовом порядке вместо усиления ресурсами и кадрами стали просто распускаться. В ряде случаев ставка делалась на ставленников администраций, видимо, в надежде на помощь, что свидетельствует о непонимании специфики работы админресурса в России. То, что власть ставит на отделение партии своего человека, не означает, что этой партии будут помогать, это просто стремление все держать под контролем, в реальности система исполнительной вертикали мобилизует все ресурсы в поддержку единственной партии, процент которой и является индикатором работы местных властей.

Одновременно шел подбор кандидатов в список. Публично заявил о приглашении бывший депутат Госдумы из Екатеринбурга, глава фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман. Вскоре Прохоров заявил о давлении, оказываемом на региональных лидеров партии в связи с включением Ройзмана в избирательный список. Представитель Прохорова сказал, что тот Ройзмана «не сдаст» и в худшем случае «уйдет вместе с ним». В итоге предвыборный съезд «Правого дела» обернулся федеральным политическим скандалом. Съезд должен был состояться 14 сентября, однако накануне стала появляться информация о якобы готовящемся смещении Прохорова с поста председателя. В день съезда представители Прохорова сообщали, что группа незарегистрированных делегатов в составе 21 человека пыталась поучаствовать в съезде и войти в его рабочие органы. Съезд при явном участии представителей администрации президента вел глава исполкома Андрей Дунаев, была сформирована мандатная комиссия во главе с бывшим председателем ДПР Андреем Богдановым, которая признала полномочия тех делегатов, которых, по данным команды Прохорова, никто не выбирал. Сам Прохоров в ответ собрал экстренный брифинг, где заявил о попытке рейдерского захвата своей партии. На следующий день, 15 сентября, прошло два мероприятия. Группа Дунаева и Богданова в Центре международной торговли провела мероприятие, официально признанное съездом партии (на данном мероприятии присутствовали представители Минюста и Центризбиркома), а группа Прохорова провела собрание в помещении Академии наук. Сам Прохоров заявил о сложении полномочий председателя партии и выходе из нее, также заявил о выходе из партии Ройзман и большинство привлеченных Прохоровым фигур. Выдвинутый в таких условиях список партии на выборах, как известно, провалился, набрав лишь 0,6% голосов, а получивший благодаря скандалу образ вступившего в конфликт с властью самостоятельного политика Прохоров оказался востребован после массовых акций протеста зимы 2011/2012 и стал кандидатом в президенты, набрав на президентских выборах 7,98% голосов и заняв на них третье место.

 

После либерализации партийного законодательства фактически та же команда, которая вместе с Прохоровым пыталась реорганизовать «Правое дело», создала новую партию под названием «Гражданская платформа».

Похоже, что ситуация развивалась так: приходя в проект «Правого дела» в 2011 году при явном согласовании с Администрацией президента, ранее не занимавшийся публичной политикой Прохоров в качестве нагрузки, вероятно, получил группу политтехнологов. По иронии судьбы, когда он вступил в конфликт с политическим кураторами, проект «Правого дела» он покинул, но рекомендованные консультанты-технологи с ним остались.

 

Изначально «Гражданская платформа» оказалась более чем странным гибридом.

В ее состав вошли, с одной стороны, ряд ранее не имевших отношения к политике представителей шоу-бизнеса. С другой — в партии оказалось множество бывших представителей ЛДПР и «Единой России». Приход последних был связан с тем, что внутри самой партии власти местным элитным группам было уже слишком тесно, кроме того, некоторые местные единороссы оказались слишком одиозными даже для «Единой России». Политиков, имевших репутацию либеральных, в партии оказалось очень немного (например, Соломон Гинзбург в Калининграде и сестра Прохорова Ирина). Оказались в проекте некоторые региональные харизматики, например Ройзман и Евгений Урлашов из Ярославля. Однако большинство руководителей отделений новой партии в регионах оказались мало кому известными бизнесменами или технологами.

Покушение на часть кадров, покинувших партию власти, а значит, и на ее электорат, не могло не вызвать противодействие. С «Гражданской платформой», широко вышедшей на региональные выборы в сентябре 2013 года, стали активно бороться. Появились спойлеры, явно призванные запутать ее избирателей. Так одна из партий, связанных с Андреем Богдановым, Партия социальных сетей, переименовалась в «Гражданскую позицию». В агитации она пыталась подражать «Гражданской платформе», даже в бюллетенях «Гражданская платформа» сопровождалась значком «+Я», а «Гражданская позиция» значком «+R». Аналогичным образом вела себя партия «Гражданская сила». Против «платформистов» велись активные диффамационные кампании. Апофеозом же борьбы с новым проектом можно считать силовые акции: арест в июле 2013 года ярославского мэра Урлашова, снятие партии с выборов в Ярославле и ряд менее известных случаев в регионах.

С другой стороны, сама партия отметилась крайне затратными и при этом удивительно бессодержательными кампаниями. Совершенно непонятно, какой целевой аудитории был адресован лозунг «Здесь и сейчас». Региональная агитация помимо випов из шоу-бизнеса часто содержала портреты мало кому известных в регионах московских деятелей. В результате успешными оказались только те кампании партии на местах, которые строились на личности местных лидеров и локальной тематике, все иные провалились. Так, самая успешная региональная кампания партии — избрание Ройзмана мэром Екатеринбурга (плюс 13,42% за список партии на выборах в гордуму) — почти не содержала упоминаний о партии, это была личная кампания Ройзмана и его команды («Наш мэр»). Довольно успешная кампания в Красноярский горсовет (9,7%) строилась на борьбе со строительством завода ферросплавов («Нет яд-заводу!») и личных кампаниях кандидатов по округам. В Калмыкии голоса партии на выборах в Народный хурал (9,37%) обеспечила поддержка в первую очередь не партии, а элитной группы бывшего спикера хурала Игоря Кичикова.

Невнятность политической позиции (малопонятное «мы не оппозиция, а альтернатива») усиливало ощущение безликости и бессодержательности этих кампаний, не будучи яркими в большинстве случаев, они не могли запоминаться и кого-то всерьез мобилизовать.

Результат выборов 2013 года в итоге оказался хуже ожидавшегося. В декабре 2013 на посту главы ФГК Прохорова заменила его сестра Ирина (за собой Прохоров оставил пост главы ФПК, ранее одновременно руководил обоими органами).

 

А затем «случился» Крым.

В мае 2014 года новым председателем ФПК вместо Прохорова стал Шайхутдинов. Публично это объяснили «ротацией», а сам Прохоров заявил, что его «непосредственное участие» в ежедневном руководстве партии было необходимо на стадии становления и теперь он займется разработкой новой экономической программы. В июне пост главы второго органа, ФГК, покинула Ирина Прохорова, признав, что «в большинстве региональных отделений поддерживают присоединение Крыма. Как интеллектуал я не могу согласиться с этой позицией, это создает невероятно сложный конфликт между чувством и долгом».

Активность партии на региональных и местных выборах 2014 года резко снизилась. На региональных выборах выдвинут единственный список в Брянскую облдуму (он провалился с 0,68% голосов). На выборах депутатов Мосгордумы, проходивших по полностью мажоритарной системе, партия выдвинула и зарегистрировала всего шесть кандидатов, и все они провалились, включая Леонида Ярмольника и бывшего мэра Троицка Виктор Сиднева. На местных выборах кроме Брянской гордумы список партии участвовал в выборах Мурманского горсовета (7,05%) и горсобрания Элисты (10,81%). Эти две кампании были относительно успешными благодаря местной конъюнктуре — в Мурманске лидер списка бизнесмен Игорь Морарь был одновременно спарринг-партнером губернатора Марии Ковтун на губернаторских выборах, в Элисте вновь сыграл роль фактор бывшего спикера Народного хурала Калмыкии Игоря Кичикова. Заметной была опять-таки персональная кампания бывшего министра финансов Якутии и вице-президента АК «АЛРОСА» Эрнста Березкина на пост главы Якутии, он занял второе место. 

 

Закономерно ли происходящее?

Во многом да: мы видим, что происходит с проектом, который изначально формировался в первую очередь не как союз единомышленников, а как проект в сфере бизнеса и PR. Странно ожидать иного поведения от ориентированных на отношения с властью и зарабатывание денег «чистых технологов». Наивно было ожидать появления серьезного либерального проекта на кадровой базе бывших функционеров ЛДПР. Впрочем, вряд ли отец-основатель проекта изначально отдавал себе отчет в том, насколько бизнес и политика отличаются друг от друга. Технологии, конечно, важны как прикладная часть проекта, но взгляды и мировоззрения в политике имеют особое значение, без их общности иметь устойчивую электоральную базу просто не получится.

В этом и ответ на вопрос, что будет дальше. Так как для нынешнего руководства партии политика — это просто бизнес, то, наверное, можно предположить, что они (руководители) могут передать его в иные руки, для которых взгляды имеют значение. Если договорятся. Воможно, тогда у партии и появится второе дыхание. Пока же это технологический проект в чистом виде, и производимым им телодвижениям не стоит удивляться.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться