Форум убеждения: как доказать, что Россия успешна

Андрей Литвинов Forbes Contributor
Фото Петра Ковалева / ТАСС
Как и в 2014 году, на Питерском экономическом форуме российские чиновники расскажут, как держат удар под натиском политических и экономических проблем. Но теперь делать это намного сложнее

В прошлый раз Петербургский экономический форум тоже открывался в непростое время. США и ЕС ввели первые санкции «за Крым». В кулуарах обсуждали, кто приехал, а кто мог бы, если бы не новая «холодная война». До войны «горячей» на Донбассе еще не дошло, там стреляли, но сбитые лайнеры и танковые сражения в мае 2014 года мало кто мог себе представить. Выступая перед инвесторами, Владимир Путин четко сформулировал свою мысль. Россия — растущая экономика с неплохими (если посмотреть на 2013 год) показателями, хоть в демографии, хоть в жилищном строительстве. Рост медленный, но это системные проблемы, характерные для большинства мировых экономик. Санкции вредны, и они бумерангом вернутся к тем, кто их ввел. О том, что спустя пару месяцев Россия сама запретит ввоз немалой части продуктов и сельхозсырья из западных стран, российский президент, возможно, и сам тогда не знал. Путин говорил об «активной политике импортозамещения», но не с помощью запретов, а «в соответствии с нормами ВТО» и «там, где это перспективно».

В итоге основной девиз форума — «Укрепление доверия в эпоху преобразований» — прозвучал красиво, но несколько прекраснодушно.

В этом году девиз форума: «Время действовать! Совместными усилиями к стабильности и росту!» С этим не поспоришь. Если посмотреть на программу ПМЭФ-2015 внимательнее, можно увидеть, что идея многополярного мира и новых центров экономического роста поставлена во главу угла. Больше половины сессий форума посвящены отношениям России с партнерами по ШОС и БРИКС. Отдельно будут обсуждаться и деловые связи со странами ЕС, с которыми удалось сохранить относительно неплохие отношения, например с Италией (недавно ее посетил Путин) и Грецией. Премьер Алексис Ципрас станет одним из немногих лидеров зарубежных стран, приехавших на форум. ЕС как таковой упоминается в программе редко, например, один из круглых столов посвящен отношениям Евросоюза и формирующегося Евразийского союза. На такой постановке вопроса настаивает как раз российская сторона — и Путин, и представители правительства не раз выражали недоумение в связи с тем, что Брюссель не хочет общаться с ЕАЭС в целом, а предпочитает разговаривать с Россией, Казахстаном и Белоруссией по отдельности.

Региональный принцип помогает уйти от глобальных вопросов, на которые нет ответов в нынешней российской повестке.

Не очень понятно, что хочет сказать Россия мировым игрокам. Вроде бы «однополярный мир», при котором США могут диктовать свои правила игры, —это плохо, а сближение экономик стран БРИКС — хорошо. Но как рост товарооборота России с Китаем или Индией мешает торжеству американских ценностей? Китайские представители на международных форумах говорят не столько о геополитике или «духовных скрепах», сколько о более прагматичных вещах. В 2014 году на одной сессии с Путиным выступал заместитель председателя КНР Лю Юаньчао, который одной из главных тем выбрал тезис о вреде протекционизма для мировой экономики. Самая яркая звезда нынешнего форума — основатель гиганта мировой интернет-торговли Alibaba Group Джек Ма — в своей лекции расскажет о новых возможностях для бизнеса, которые открывают цифровые технологии. Вряд ли он станет говорить про геополитику, скорее, вспомнит, как в юности съездил в Сиэтл и там впервые познакомился с интернетом.

Да и переориентировать экономику на новых партнеров у России пока не очень получается. В январе-мае 2015 года торговля между Россией и Китаем сократилась на 32,1%, что сравнимо с показателями разделенных санкциями Россией и ЕС (минус 36% за первый квартал). Только отчасти это можно объяснить снижением цен на нефть более чем с $100 за баррель в начале прошлого лета до $60-65 сейчас.

Российская экономика, согласно умеренно оптимистичному сценарию Минэкономразвития, потеряет в этом году 2,8% ВВП. ЦБ настроен более мрачно, он ждет падения на 3,2%. Сценарии выхода из рецессии практически полностью определяются ценами на нефть. Правда, Минэкономразвития в своем прогнозе надеется на рост инвестиций — примерно на 3% в год — в 2016-2018 годах. Что заставит раскошелиться частных инвесторов, не очень понятно, вряд ли амнистия капиталов, в которой юристы усматривают немало «подводных камней». А объем госинвестиций зависит от давнего спора между Минэкономразвития и Минфином. Недаром весной Алексей Улюкаев жаловался на заседании правительства, что эта часть бюджета увеличивается в последнюю очередь, а в трудные времена первой идет под нож.

Так что спичрайтерам российского президента придется постараться. Подтвердить лозунг «Россия — пространство возможностей» (под ним проходит значительная часть мероприятий форума) сейчас не так просто. Скорее всего, спасет традиционный козырь — энергетика. Путин может напомнить о событиях последнего года, прежде всего о новых маршрутах газового экспорта — замене «Южного потока» на «Турецкий» (в Москве это считают своим сильным ходом в жестком энергодиалоге с ЕС) и развитии проектов по строительству трубопроводов в Китай. И в том и в другом случае остается много вопросов, но в торжественной обстановке форума о них можно и не напоминать.

Новости партнеров