Сорвался с пищевой цепи: за что убили красногорских чиновников? - Мнения
$57.96
61.13
ММВБ2132.41
BRENT56.74
RTS1158.97
GOLD1231.08

Сорвался с пищевой цепи: за что убили красногорских чиновников?

читайте также
Россия заняла 131-ое место в Индексе восприятия коррупции Transparency International Итоги года: кого из чиновников и силовиков задержали в 2016 году От коррупции к лоббизму: что для России хорошо Выборы-2018: не стоит волноваться Без прикрытия: почему арестовали Евгения Дода Ярмарка тщеславия: как работает современный рынок науки Каток и телевизор: антикоррупционные итоги 2016-го года Урок для всех элит: почему Алексея Улюкаева взяли, как в 1937-м Путин не навсегда: политическая система приближается к точке бифуркации Политический нарциссизм в России: восстание низа Чего стоит опасаться международным компаниям после решения по делу Linkedin 25 лет спустя: почему бизнес в России не стал опорой для реформ Криминальная Россия: почему закон против денег мафии затронет россиян Опять перенос: зачем в Москве обсуждают новую дату муниципальных выборов Виталий Мутко: конец одной карьеры Политический нарциссизм в России: триумф пустоты Политический нарциссизм в России: трудное детство Пробуждение силы: кому выгодны антикоррупционные расследования Секреты Полишинеля: почему ФСБ иногда не преследует за разглашение гостайны Политологи не нужны: почему в российской политике перестали работать прогнозы Осторожно, двери закрываются: как власть попала в ловушку медведевской информатизации

Сорвался с пищевой цепи: за что убили красногорских чиновников?

Илья Шуманов Forbes Contributor
Вынос гроба после церемонии прощания с первым заместителем главы Красногорска Юрием Карауловым Сергей Фадеичев / ТАСС
События в Красногорске хорошо показывают, как устроено освоение муниципальных бюджетов

Давайте разберемся. Амиран Георгадзе, ныне скрывающийся от правоохранительных органов, являлся добропорядочным бизнесменом, членом ТПП Московской области, входил в районный политсовет партии “Единая Россия” и спонсировал районную волейбольную команду. На протяжении долгого времени его компании успешно получали муниципальные заказы.

Практически все сегменты рынка входили в зону интересов холдинга Георгадзе, начиная от производства цемента и управления жилым фондом и заканчивая разведением крупного рогатого скота и торговлей автомашинами. Но главный доход Амиран Георгиевич все-таки получал от строительного бизнеса. Едва ли необходимо объяснять, что успешный бизнес в пределах отдельно взятого района не мог быть не связан с чиновниками местной администрации, в особенности если это бизнес строительный и девелоперский. Убитый первый заместитель главы администрации Красногорского района Юрий Караулов занимался именно земельными вопросами. Давний знакомый Георгадзе, он начал свой чиновничий путь еще в 1978 году с должности в красногорском горкоме.

Караулов и Георгадзе входили в органы управления муниципального предприятия ОАО «Красногорское предприятие электрических сетей», директором которого был Георгий Котляренко - еще одна жертва. 28,26% акций ОАО “Красногорское предприятие электрических сетей” принадлежит ООО “Сакура-К”, единственным учредителем и директором, которой является лично Амиран Георгадзе. Совершенно очевидно, что, являясь акционером, Георгадзе мог претендовать на распределение расходов компании, в том числе инвестконтрактов, но для этого нужна была добрая воля чиновников. Хотя Амиран Георгиевич слыл предприимчивым бизнесменом, за последнее время его компании так и не получили ни одного контракта от Красногорских электрических сетей. Возможно, именно это стало спусковым крючком для вооруженных разборок.

Тут стоит напомнить, что в российских условиях муниципальные предприятия легко превратить в полулегальные механизмы вывода денег из бюджета.

Например, муниципальные ритуальные компании - это поток живых неучтенных наличных денег. Муниципальные транспортные предприятия - это фактически неограниченный ресурс использования транспорта для рекламы, а также неучтенного списания электроэнергии (трамваи и троллейбусы) либо слива ГСМ с автобусного парка. Муниципальные водоканалы – это возможность списать огромные деньги на закупку реагентов для очистки воды, а также бесконечное строительство и ремонт очистных сооружений. Фактически каждое направление муниципального хозяйства можно превратить в синекуру для директора предприятия. Бюджетные средства поступают в виде субсидий на компенсацию социальной функции компании, а потом выводятся под благовидным предлогом.

Очередность доступа к муниципальным бюджетам можно изобразить в виде пищевой цепочки, в которой каждому звену отведена собственная роль. 

Одну из основных играет глава муниципалитета (сити-менеджер), поскольку именно от него зависит распределение финансов, контроль за административным аппаратом, прием работ и подписание актов. Зачастую «осваивать» бюджеты главам муниципалитетов помогают компании родственников, чуть реже — друзей. Многие главы муниципалитетов являются основными землевладельцами на вверенных им территориях.

На втором месте по доступу к муниципальным благам находится местный депутатский корпус, который зачастую столуется исключительно у «муниципального стола». Приоритет тут у председателя городского (районного) совета депутатов и председателей комиссией (комитетов) местных советов депутатов. Именно они фактически контролируют прохождение отраслевых целевых программ, включение в них тех или иных объектов, выделение земельных участков и, конечно, распределение финансов по своему направлению: строительство, ЖКХ, социальный сектор и экономика. Компромисс внутри депутатского корпуса строится на принципе «Ты — мне, я — тебе». Когда депутат-строитель голосует за проект депутата-транспортника, он уверен, что в следующий раз депутат-транспортник будет голосовать в интересах строительного магната, сидящего в депутатском кресле. Далее следуют депутаты-главы муниципальных предприятий и учреждений, которые фактически зависят и от своих коллег, и от администрации. Оппозиционные депутаты, находяcь в меньшинстве, как правило, не участвуют в дележке муниципального пирога.

Третье место в пищевой цепи освоения муниципальных бюджетов занимают крупные федеральные компании и компании, близкие интересам губернаторов. Федеральные лоббисты и региональные правительства навязывают их услуги местным властям.

Отказаться от таких подарков муниципалам трудно.

По сути, все крупные федеральные целевые программы муниципалам «помогают» осваивать ребята из крупных федеральных холдингов или друзья (родственники) губернаторов, будь то здравоохранение или строительство. Многие федеральные (региональные) программы подписываются исключительно с условием предварительной договоренности о конкретном исполнителе контракта. На субподряды к крупным федеральным игрокам, как правило, привлекают муниципальные и региональные компании.

Четвертый игрок, который может потеснить делящих пирог, - это компании, связанные с региональными и федеральными силовиками. Силовики – явление непредсказуемое, и лучше их лишний раз не расстраивать. При этом компании, аффилированные с местными силовиками, чувствуют себя менее уверенно по сравнению с бизнесменами, близкими к федеральным «погонам». А вот возбуждать с помощью силовиков уголовные дела на конкурентов стало сложнее – мешают частые кадровые ротации в правоохранительных органах.

Пятое место. В эту группу входят компании, близкие к чиновникам среднего уровня, региональным депутатам, отставным чиновникам, председателям сообществ предпринимателей. По сути, эту группу интересуют либо узкие направления деятельности, либо небольшие по объему контракты.

Именно к последней группе относился расстрелявший чиновников господин Георгадзе.

Может быть, получи он на прошлых выборах место районного депутата, до убийств дело бы не дошло. Статус помог бы договориться. В условиях экономического кризиса и сокращения бюджетных ресурсов проблемы в первую очередь возникают у тех, кто находится внизу пищевой цепочки.