Как Мосгордума научилась запрещать | Forbes.ru
$59.14
69.43
ММВБ2155.82
BRENT62.79
RTS1147.61
GOLD1281.78

Как Мосгордума научилась запрещать

читайте также
+42 просмотров за суткиПри Лужкове такого не было. Бывший мэр Москвы рассказал Forbes о парке Зарядье и переселении москвичей +1 просмотров за суткиВыборы-2018: не стоит волноваться Ярмарка тщеславия: как работает современный рынок науки +16 просмотров за суткиУрок для всех элит: почему Алексея Улюкаева взяли, как в 1937-м +1 просмотров за суткиПутин не навсегда: политическая система приближается к точке бифуркации Политический нарциссизм в России: восстание низа +7 просмотров за суткиЧего стоит опасаться международным компаниям после решения по делу Linkedin 25 лет спустя: почему бизнес в России не стал опорой для реформ Опять перенос: зачем в Москве обсуждают новую дату муниципальных выборов +19 просмотров за суткиВиталий Мутко: конец одной карьеры Политический нарциссизм в России: триумф пустоты +8 просмотров за суткиПолитический нарциссизм в России: трудное детство +1 просмотров за суткиСекреты Полишинеля: почему ФСБ иногда не преследует за разглашение гостайны +1 просмотров за суткиПолитологи не нужны: почему в российской политике перестали работать прогнозы +2 просмотров за суткиОсторожно, двери закрываются: как власть попала в ловушку медведевской информатизации Политический нарциссизм в России: границы нормы Дом, который строят с крыши: почему в России проваливается региональная политика Мирный атом: может ли Кириенко что-то изменить в российской политике Империя оскорбленных чувств: в поисках денег на величие Технологии протеста: оппозиция проиграла виртуальной графе «против всех» Референдум о доверии: выборы в Госдуму не принесли сенсаций

Как Мосгордума научилась запрещать

Карен Газарян Forbes Contributor
Фото DPA / TASS
Подражание федеральной моде на запреты привело к разрушению всех механизмов обратной связи с москвичами

Следуя совету Фазиля Искандера, поговорим о вещах необязательных и потому приятных. Если Государственная дума долгих десять лет превращалась из публичной политической арены в инструмент, штампующий директивы Старой площади, то Московская городская дума изначально была воплощением публичной скромности – двадцать с лишним лет она трудолюбиво выполняла роль имитатора собеса, клонируя необязательные информационные поводы  и фоторепортажи о встречах городских депутатов с пенсионерами. В силу этого знание подробностей бытия Мосгордумы представлялось совершенно не обязательным, и уже потому в ней было что-то приятное.

Но с недавнего времени Мосгордума стала регулярно попадать в новостной топ со своими законодательными инициативами.

Недавно, например, депутаты разработали законопроект о премировании некурящих сотрудников. Проект предусматривает 10%-ную прибавку к зарплате для некурящих «работников компаний и организаций». Спустя некоторое время депутаты Мосгордумы отметили в комментариях СМИ, что надбавка, конечно же, должна быть добровольной. В чем же тогда смысл закона, коли решать все равно работодателю, осталось неясным.

Другая инициатива – попытка обязать детей содержать пожилых родителей. Выдвинутая на фоне перманентной заморозки пенсий, она выглядит стратегическим партнерством Мосгордумы с Китайской Народной Республикой: у китайцев нет пенсий, о стариках заботятся дети. Слышен, слышен уже не только на Волге, но и на Москве-реке голос Янцзы, однако любой мало-мальски грамотный специалист по связям с общественностью предостерег бы депутатов от выдвижения подобных инициатив, но в МГД либо таких не нашлось, либо не нашлось того, кто бы прислушался к совету.

Помимо руководящей и направляющей роли, Мосгордума активно играет также роль воспитательную.

Она запретила ночные фейерверки, алкоэнергетики, незаконных лежачих полицейскихрекламные объявления на асфальте и траурные венки вдоль дорог на месте смертельных ДТП. Московским детям отныне не дозволено сжигать чучела Масленицы. Московским взрослым уже скоро во втором чтении нельзя будет заниматься непрерывным ремонтом в будние дни: по непонятным причинам москвичам сделался необходим «тихий час». И только готовящийся запрет на продажу алкоголя по пятницам натолкнулся вроде бы на подобие общественного непротивления, но все еще обсуждается.

Планируется штрафовать москвичей на 2000 рублей за брошенный окурок. Обязанность отслеживать правонарушения, согласно законопроекту, будет возложена на полицейских и простых граждан, которым предложат, скорее всего, стучать на ближних. Понятно, что массово стучать граждане не станут, причем не из благородства, а из лени и трусости (ведь от нарушителя можно и по физиономии схлопотать), да и в целом безынициативны и не слишком законопослушны. На сей счет в законе прописано, что контроль будет осуществляться также с помощью видеокамер. А видеокамеры — это бюджет на их установку, это реконструкция и обустройство общественных пространств, это, того и гляди, городская целевая программа «Моя урна» и подпрограмма «Мой окурочек».

Конечно, не в каждой мосгордумовской инициативе прослеживается отчетливая лоббистская логика, хотя почему бы не обосновать, что видеокамеры следует срочно прикрутить и к каждому дорожному столбу, дабы отслеживать появление траурных венков в режиме реального времени и высылать нарушителям штрафы.

Но в целом запретительные законопроекты довольно бессистемны.

Этим они отличаются от сходных инициатив Госдумы, отчетливой целью которых является создание объемного портрета пятой колонны, чтобы народонаселение посылало этому изображению лучи ненависти. Мосгордума никакого собирательного образа не создает, а лишь ищет свободный пятачок на поле, которое давно уже безраздельно принадлежит мэру и его заместителям – в особенности заместителю по транспорту и заместителю по ЖКХ и благоустройству, которые значительно более успешны в создании нового московского modus vivendi, на 80% состоящего из жертвенных самоограничений. Бессистемные законотворческие сполохи Мосгордумы смотрятся на этом сияющем фоне всеобщего благоустройства неловко, не сомасштабно – словно студенческая самодеятельность на сцене заслуженного театра.

Подражание Госдуме в дискурсе неуместно тем более: федеральным депутатам легче, они работают с глубинными архетипами народного сознания, с внешним врагом-татью: геем, евреем, американцем, мировым капиталом, кавказской национальностью и нехристью – словом, с настоящим Антигероем. Мосгордуме эта романтическая традиция недоступна: она вынуждена существовать на узком коммунальном пятачке, постоянно наступая в своем запретительстве на интересы совершенно разных социальных групп. И чем больше таких групп, тем теснее пересекаются их интересы, а значит, тем труднее создать образ безусловного коллективного врага дорогих москвичей, выработать платформу для консенсуса.

Сосед с дрелью, от которого предлагается отдохнуть с 13:00 до 15:00 по будням, на такую роль решительно не годится.

Еще большая проблема – с образом не Антигероя, но Героя. У госдумцев это народ. У мосгордумцев – вроде бы москвичи. Но ущемив интересы автомобилистов, московские власти сумели задеть интересы 40% горожан, а проведя реформу здравоохранения – 80%. Где эти москвичи и кто они, одобряющие одно «нельзя» за другим, самим горожанам с каждым днем все менее понятно. Мосгордума не вносит никакой ясности в вопрос, кто же он – этот довольный всеми изменениями москвич: фотографии депутатов с пенсионерами на фоне офисной мебели – плохое подспорье для решения этой задачи. Теоретически Мосгордума могла бы демпфировать народное недовольство, взять на себя роль коммуникативного посредника, проводить заседания, слушания, обещать что-то там изменить, а на что-то повлиять, но московская власть отказалась даже от этого. Коммуникативным посредником стал электронный «Активный гражданин», в котором, по мнению многих пользователей, тремя или четырьмя разными способами предлагается одобрять инициативы московского правительства: «нравится», «очень нравится», «нет сил выразить, как нравится», и, наконец, «то, как мне нравится, должны решать специалисты». В последнее время все больше разговоров о том, что приложение «Активный гражданин» будут использовать для публичных слушаний, а значит, институт муниципальных депутатов тоже окончательно превратится в декорацию.

Тем временем глубочайшее пренебрежение всеми действенными механизмами обратной связи с населением привело к тому, что министр здравоохранения Москвы Леонид Печатников заявил, будто в самоубийствах онкобольных виноваты их невнимательные родственники. Соцсети отреагировали на это заявление волной справедливого возмущения. Митинги против платной парковки, случающиеся то тут, то там в спальных районах, митинги изгнанных на улицу врачей и бесконечная череда скандалов по поводу лекарств в больницах – еще одна форма обратной связи. Готовящаяся к переезду в новое здание на Страстном бульваре, со скандалом отнятое у Ново-Екатерининской больницы, Мосгордума начисто выпадает из этого пейзажа. Исполнительная власть, усердно затыкающая электронной приблудой с лежащей на боку буквой «А» любую конфликтную ситуацию, пока еще уверена в том, что держит ситуацию под контролем (хотя некоторые эксперты уже начинают сомневаться). Понятно, что электроприблуда возникла в ответ на результат последних выборов мэра, вполне шокировавший Тверскую, 13. И понятно, что результаты выборов в Мосгордуму вот уже почти 25 лет никогда никого не шокируют. Но все же основательно разобраться в том, где здесь дым, а где огонь, совсем не помешало бы.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться