Forbes
$63.87
71.54
ММВБ1975.52
BRENT46.12
RTS973.18
GOLD1326.23
Андрей Колесников Андрей Колесников
журналист 
Поделиться
0
0

AfterПартия: существует ли в России партийная система

AfterПартия: существует ли в России партийная система
Фото: Антона Подгайко / ТАСС
Главная задача перегруппировки политических сил к выборам — не допустить реальных перемен

До парламентских выборов, которые в силу особенностей гибридного политического режима в России ничего не изменят, еще много времени. Тем не менее в политическом классе наблюдается заметное оживление с элементами того, что метафорически можно назвать «партийным строительством».

Зажав, оградив репрессивным законодательством, подвесив на крючки уголовных дел демократическую оппозицию, режим, навсегда травмированный майданом и далекой арабской весной, продолжает ее бояться. «Консолидация» достигла масштабов, присущих 1970-м годам, «окрымленное» население совершенно не собирается конвертировать социальное недовольство в политические протесты, а лишь апеллирует к верховному главнокомандованию, жалуясь на чиновничество и локальный произвол, честные российские граждане уже начинают проявлять бдительность и писать доносы на иностранцев, «пятая колонна» остается исключительно мифологической субстанцией, мало чем отличаясь от героев мифов и легенд Древней Греции, а наша гибридная монархия все равно продолжает прибивать гвоздями к брусчатке Красной площади даже не саму оппозицию, а ее тень.

Режим, не адаптированный к жизни при цене за баррель ниже отметки $80, будет пытаться решать проблемы в том числе и путем дальнейшего асфальтирования политического поля и черчения на асфальте обновленной разметки. И проблем здесь достаточно, о чем сигнализируют события последних дней.

В принципе партийная система нынешнему режиму не нужна.

Скажу больше: ее в России не существует. Она описывается статьей 6 Конституции СССР 1977 года – там сказано про «руководящую и направляющую силу» и «ядро политической системы». И мы это ядро (силу) знаем. Все остальные наросты, ново- и старообразования являются, пользуясь языком столь нелюбимого президентом Ленина, «приводными ремнями». Для парламента существуют свои «приводные ремни» – квазипартии как бы левого толка и как бы ультраправого. Для имитационного общества – имитационные же общественные структуры вроде Народного фронта, Общественной палаты и прочих корпораций муссолиниевского образца.

Больше того, иногда для поддержания системы в состоянии неустойчивого равновесия нужны элементы древней вечевой демократии, способ работы которой – аккламация, шепоты и крики по образцу собраний в поддержку народов Вьетнама (Чили, Анголы – нужное подчеркнуть) в советское время. Именно в аккламативно-вечевой логике строился митинг в поддержку Кадырова, который что-то избыточно занервничал перед началом нового политического цикла, а значит, возникновения теоретической возможности смены модели управления Чечней.

Попытки создать в кремлевской пробирке условную «правую» партию сориентированы на фигуру бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Других кадров просто не осталось, скамейка запасных лоялистов, способных «представить» интересы бизнеса, закончилась, и Титова снова бросают на строительство «фарм-клуба» «Единой России». Проблема только в том, что люди без взглядов не могут строить партии с идеологией, а партия дешевого кредита в принципе не может быть праволиберальной.

Конечно же, в ситуации неопределенности нужны управляемые боевые отряды.

Идею Новороссии, похожую на засохший к утру после банкета сыр на пальмовом масле, снова решили реанимировать и собрали под крышей Игоря Стрелкова людей, балансирующих между предварительным следствием и совещанием у Володина. Зачем это надо, не очень понятно. Так, на всякий случай, чтобы либерал не дремал. Византийская система не может не манипулировать – вот она и манипулирует.

В самой «Единой России», судя по всему, будет поощряться внутренняя конкуренция в логике смены поколений и поиска новых лиц – более «эффективных», а значит, еще более молодых, наглых и беспринципных. Но, разумеется, в кризис никто не станет переделывать саму конструкцию, и ее явным образом первые лица забирают с собой в следующий политический цикл.

Но политическим манипуляторам надо серьезно думать над тем, что делать с тремя парламентскими «приводными ремнями» в виде КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России». Это очень важные «ремни» — они имитируют плюрализм, собирают голоса избирателей, которым не хочется голосовать за ЕР и отдают их наверх бесплатно верховному главнокомандованию, стерилизуют протестное голосование (ибо избиратели иногда думают, что коммунисты и жириновцы – это оппозиция), отвечают за хранение разных цветов политического спектра. Но не могут же Зюганов и Жириновский оставаться на своих постах вечно – они и так уже больше четверти века держат поляну.

Им пора на пенсию, а замены – по причине сильной персонифицированности российской политики – нет. И это очень серьезная проблема.

В общем, при видимой структурированности и управляемости политическое, точнее квазиполитическое, поле России невероятно кривое, косое и раздерганное. Да, «крымское большинство» верит в то, что у нас демократия и в то, что голосование действительно является выбором политической силы, программы и даже идеологии. Да, с той конструкцией, которая существует сейчас, – управление из единого центра плюс «взбесившийся принтер» плюс комитет по ликвидации последствий политических решений (в лице финансово-экономического блока правительства и ЦБ) – можно уходить в будущее. И, скорее всего, в принципе так оно и будет, потому что других способов удержания политической конструкции, а значит сохранения власти первого лица, пока нет.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Другие колонки автора

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 10/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.