Вовремя ушел: чем запомнился губернатор Владимир Груздев | Мнения | Forbes.ru
$57.46
67.49
ММВБ2066.36
BRENT57.78
RTS1133.01
GOLD1276.38

Вовремя ушел: чем запомнился губернатор Владимир Груздев

читайте также
+7 просмотров за суткиРуководи как CEO: бизнес-подход к управлению регионом +21 просмотров за суткиТехнократы у власти: вызовы и перспективы новых губернаторов +10 просмотров за суткиОпасный фон. Как развивается экономика в регионах, где могут уволить губернаторов Главный по всем вопросам. Последствия прямой линии президента и предвыборная кампания «Ротационный процесс»: Путин оставил Куйвашева врио главы Свердловской области +1 просмотров за суткиСупруга экс-губернатора Груздева опровергла получение ее семьей статуса налогового резидента Италии Экс-губернатор Тульской области купил виллу на Сардинии за $25 млн 10 губернаторов за год: что происходит с экономикой регионов, где сменили руководителей? +3 просмотров за суткиВыборы-2018: не стоит волноваться Ярмарка тщеславия: как работает современный рынок науки +2 просмотров за суткиУрок для всех элит: почему Алексея Улюкаева взяли, как в 1937-м +2 просмотров за суткиПутин не навсегда: политическая система приближается к точке бифуркации +1 просмотров за суткиПолитический нарциссизм в России: восстание низа +2 просмотров за суткиЧего стоит опасаться международным компаниям после решения по делу Linkedin 25 лет спустя: почему бизнес в России не стал опорой для реформ Опять перенос: зачем в Москве обсуждают новую дату муниципальных выборов +19 просмотров за суткиВиталий Мутко: конец одной карьеры Политический нарциссизм в России: триумф пустоты +8 просмотров за суткиПолитический нарциссизм в России: трудное детство +1 просмотров за суткиСекреты Полишинеля: почему ФСБ иногда не преследует за разглашение гостайны +1 просмотров за суткиПолитологи не нужны: почему в российской политике перестали работать прогнозы

Вовремя ушел: чем запомнился губернатор Владимир Груздев

Максим Артемьев Forbes Contributor
Фото Сергея Старикова / ТАСС
Добиться заметных достижений в Тульской области в нынешней экономической ситуации уже не представлялось возможным

Отставка Владимира Груздева с поста губернатора Тульской области продемонстрировала новый стиль политеса в кадровой политике в России. Формально к нему никаких претензий не предъявлялось, и президент Владимир Путин был на прощальной встрече вежлив и комплиментарен, обещая найти работу «в соответствии с вашими пожеланиями и уровнем квалификации». Но все прекрасно помнят волну «черного пиара» на федеральном уровне, которая предшествовала отставке. Причем, собственно, и тогда губернатору ничего серьезного в вину не ставилось, просто было объявлено, что им недовольны и его ждет скорое увольнение.

Так же было и с другим крупным бизнесменом-губернатором – челябинским Михаилом Юревичем. Все его хвалили, в рейтингах влиятельности занимал высочайшие места, а затем – раз, и внезапная отставка. Таковы реалии современной России – положение главы региона зависит не от ситуации в вверенном субъекте, а от сложных и таинственных флуктуаций в верхах. Не уйди Груздев по «семейным обстоятельствам» – он без малейших затруднений переизбрался бы в сентябре, благо оппозиции никакой в области не существует, пиар-машина и административный ресурс работают идеально, в итоге население им довольно.

При этом если большинство других мультимиллионеров во власти – тверской Дмитрий Зеленин, адыгейский Хазрет Совмен – заканчивали катастрофически, доказывая своим примером, что бизнес и политика – вещи противоположные и успех в одном не влечет за собой удачи в другом, то тульский губернатор покидает свой пост сравнительно достойно.

Чтобы разобраться в причинах ухода Груздева и наследии, которое он оставляет в области, необходимо обратиться к его биографии. В политике он не был случайным человеком, выскочкой-миллиардером, банально купившим себе должность.

Он долго и упорно шел к своей цели – стать крупным политическим игроком федерального уровня.

Груздев трижды проваливался на выборах в Госдуму по одномандатному округу начиная с 1995 года, но на четвертый раз удача ему улыбнулась – в 2003-м, когда он уже выдвигался не сам по себе, а по согласованию с лужковской мэрией. Урок – не идти против власти, а быть с ней – предприниматель извлек.

Отработав восемь лет в парламенте (а до того – два года в Мосгордуме), переставшем быть местом для дискуссий, он захотел большего, реальной власти, и пошел в губернаторы Тульской области, где как раз открылась вакансия после отставки коррумпированного предшественника, Вячеслава Дудки. Президентом, назначившим его, был тогда Дмитрий Медведев, делавший ставку на таких вот молодых рыночников. Кто ж в августе 2011-го знал, что через месяц президент откажется идти на второй срок? А это отразилось роковым образом на тульском губернаторе с его клеймом «человека Медведева» и проблематичными отношениями с новым руководством АП.

Впрочем, отношение Груздева к политике всегда оставалось амбивалентным – отсюда все эти погружения в батискафе, планы полета в космос и т. д. Взлететь на ракете не удалось, взамен поработал губернатором – чем не экстрим? – и такой же пиар. Последнему он всегда уделял большое внимание, внимательно отслеживая информационный фон вокруг себя. Тогда же нелегкая толкнула его обзавестись диссертацией, что впоследствии попортило немало крови.

Придя в Тульскую область, совсем не избалованную пиар-технологиями, он сделал безупречный расчет, решив не размениваться по мелочам, а сосредоточить усилия на нескольких узловых точках. Ими были избраны центральный тульский парк, восстановление колокольни в тульском Кремле и реанимация местной футбольной команды. В итоге парк превратился в площадку для отдыха на уровне европейских стандартов – предмет подлинной гордости туляков, полузаброшенный Кремль стал архитектурной жемчужиной, а тульский «Арсенал» поднялся до Премьер-лиги. Плюс за свой счет Груздев закупил почти сто типовых детских игровых площадок, разместив их по всей области и украсив надписями, что это подарок от губернатора (нечто подобное он уже осуществил в ЮАО Москвы в 2003 году, двигаясь в депутаты). Все это потрясло туляков, не видевших прежде ничего подобного, и рейтинг губернатора оставался заоблачно высоким.

Если же перейти к достижениям непиаровским, то тут дело обстояло скромнее.

Крупных инвестиционных проектов реализовать не удалось, резко увеличившийся оборонный заказ – сугубо заслуга федерального центра, интенсивно перевооружающего армию. Область на всю Россию не шумела, оставаясь крепким середнячком. В политике был установлен жесточайший контроль за всеми общественными процессами. Привыкшая к вольности при Василии Стародубцеве и распустившаяся в последний год правления Дудки местная элита была буквально раздавлена и не смела пикнуть.

Губернаторство Груздева – замечательный case-study для понимания того, как осуществляется региональное управление в России сегодня. С первых же часов пребывания в области он не пытался наладить контакт с местными управленцами, заслужить их уважение, доверие, чему-то учиться у них (нормальная западная практика). Напротив, он вел себя агрессивно и напористо, заставляя людей подстраиваться под себя. Кульминационным  моментом стало его предложение мэру Богородицка застрелиться, сделанное в присутствии сотен людей. Это сошло ему с рук, дальше последовал вызывающий отказ встречаться с депутатами Тульской городской думы, увольнение только что назначенного мэра Тулы, который был «не своим». Груздев как бы проверял на слабость местную элиту и, видя ее ничтожество и трусость, «опускал» все сильнее и сильнее.

Не доверяя местным кадрам, губернатор сделал ставку на привозные – опять-таки при гробовом молчании туляков. В результате в администрацию на высшие должности валом хлынули всякого рода карьеристы из столицы. Отличительной особенностью кадрового менеджмента Груздева являлось выдвижение на ключевые посты молодых женщин. Член его команды так пояснил эту ставку на них: для какой-нибудь мелкой специалистки в Москве внезапно открывалась возможность сделать сумасшедшую карьеру в регионе – вплоть до вице-губернатора или члена Совета Федерации. Естественно, такие выдвиженки были абсолютно преданы шефу и готовы пахать день и ночь и выполнять любое его указание, а с их стороны он мог не опасаться подсиживания или нелояльности.

Кадровая политика Груздева была, пожалуй, его самым слабым местом. Юная светская тусовщица могла быть назначена… советником губернатора по социальному блоку (!), мальчик, носивший за ним портфель в Думе, сразу становился министром. Но тем примечательнее, что при этом его позиции оставались крепкими и нерушимыми. Это лишний раз доказывает, что при отсутствии гражданского общества, ликвидации публичной политики, важности клановых, патрон-клиентских отношений качество кадров не играет никакой роли. Местные СМИ, за редчайшим исключением, выполняли не функцию защитников интересов того самого общества, въедливых критиков исполнительной власти, а боролись за субсидии и милости власти, воспевая небывалый расцвет области при Груздеве.

Когда я попросил охарактеризовать губернатора одним словом, то человек, с ним работавший, подумав, сказал: «Циник». Под этим определением имелись в виду не какие-то моральные качества, а то, что в современной России иной стиль политики невозможен для преуспеяния. Груздев был назначен губернатором в канун парламентских выборов. Тульская область считалась слабым местом для «Единой России» – после того как против губернатора-единоросса Дудки возбудили уголовное дело за взяточничество. Груздев добился результата для ЕР на 10% выше, чем в соседних областях. Но какой ценой? В Тулу был привезен Борис Грызлов, ставший первым номером в региональном списке «партии власти» и на пару с губернатором раздававший тулякам всевозможные обещания, которые он сможет реализовать как спикер нижней палаты.

Но… после выборов Грызлов отказался идти в Думу, так же как и подставной начальник цеха одного из заводов, и в результате в парламент попали совсем другие люди. И никто не протестовал, никто не возмущался – это был нормальный цинизм политических технологий. Другой манипуляцией стало создание «народного правительства», о котором объявил Груздев вскоре после назначения. В администрацию хлынул поток заявлений от желающих попробовать себя в роли чиновников. Кое-кого действительно отобрали на второстепенные должности, но главное – удалось создать шумный инфоповод.

Потом, конечно, про «народное правительство» забыли.

Груздев ушел вовремя. Сделать что-либо еще в области в нынешней экономической ситуации не представляется возможным. Напротив, в дальнейшем ожидается только ухудшение, и тут уже никакой пиар не поможет. Идти на выборы и обрекать себя еще на пять лет сидения в регионе абсолютно бесперспективно. Груздеву вот-вот будет пятьдесят, и если ему сейчас  не удастся подняться на очередную ступень, то не удастся уже никогда.  Видимо, Груздев рассчитывал, что отруководив Тульской областью один срок и сделав из нее «конфетку» (а, упрощенно говоря, задачу эту он решил), он сможет претендовать на значимый федеральный пост (возможно, ему так обещали в 2011-м, мол, давай, прояви себя в Туле, а там уже и о министре можно думать). Но времена изменились, в Кремле Путин, а не Медведев, и предложений не поступало.

И началась неясная интрига  с публикациями в СМИ – не то его побуждали уйти по-хорошему (но уйти так просто он не мог – это означало бы потерю лица), не то он сам нажимал на верха, торопя с решением вопроса. При этом затягивать долго тоже было нельзя – новому губернатору до выборов надо дать время раскрутиться и освоиться на новом месте. В итоге была придумана неуклюжая формулировка – «по семейным обстоятельствам».

Нужно отдать Груздеву должное – из всех тульских губернаторов он первый, кто уходит, имея положительный рейтинг. Он много работал – как мог, как принято в  его среде. Экс-губернатор – типичное порождение нашего времени с его переплетенностью власти и собственности, с его заменой политики на пиар. Посмотрим, сможет ли преемник действовать успешнее.