Forbes
$64.74
73.11
ММВБ1985.56
BRENT49.70
RTS966.29
GOLD1321.55
Александр Кынев Александр Кынев
руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики 
Поделиться
0
0

Верхушка айсберга: что изменится в ЦИК после Чурова

Верхушка айсберга: что изменится в ЦИК после Чурова
Фото Дмитрия Азарова / Коммерсантъ
Новые лица в Центризбиркоме позволят улучшить имидж комиссии, но об изменении реальных правил проведения выборов речи не идет

Смена председателя Центризбиркома, о которой так долго говорили, наконец свершилась. И даже если сорвется ожидаемое избрание новым председателем Эллы Памфиловой (формально председателя избирают из своего состава сами члены комиссии), в любом случае среди новых членов ЦИК Владимира Чурова нет. Впрочем, среди назначенных членов комиссии нет никого из ее уже бывшего руководства. Уходят также зампреды ЦИК Станислав Вавилов (бывший член Совета Федерации и спикер Заксобрания Еврейской автономной области) и Леонид Ивлев (один из руководителей управления внутренней политики администрации президента времен Владислава Суркова). Не будет в комиссии и секретаря ЦИК Николая Конкина.

Таким образом, руководство ЦИК переживет полное обновление и смену имиджа, что, вероятно, и является главной целью перемен. Предприняв за последнее время целый ряд мер, резко ужесточающих условия проведения выборов, власть теперь нуждается в «компенсации», своеобразном политическом макияже на уже возведенной конструкции.

Правила четко определены, и ЦИК будет вынужден эти правила исполнять, что бы ни думали о них конкретные члены комиссии.

Что мы получили за последний год? Возможности регистрации независимых кандидатов без политических санкций на это сведены к минимуму, нарезка округов максимально дробит протестный электорат, существенно осложнено наблюдение. Теперь уведомлять о назначении наблюдателей придется за три дня до выборов, а заменить удаленного или заболевшего наблюдателя можно будет только один раз. В результате кураторы выборов будут заранее знать «бесконтрольные» избирательные участки, а кроме того, смогут давить на наблюдателей, стимулируя их отказ от работы в день голосования. Заодно уничтожаются возможности «мобильного» наблюдения (дежурных бригад из юристов, которые обычно в день голосования перемещаются по самым сложным участкам). Наконец, фактически запрещено независимое наблюдение (закон уже принят Госдумой). На практике независимые НКО могли последние 10 лет мониторить выборы только  в статусе внештатных корреспондентов СМИ. Теперь посещать участки смогут лишь немногочисленные штатные корреспонденты, которым придется заранее получать аккредитацию.

Фактически новым членам ЦИК придется отвечать за последствия чужих решений. Одиозный имидж прежнего руководства ЦИК в сочетании с принятыми мерами были крайне опасны для репутации предстоящих выборов.

Основа имиджа Владимира Чурова была заложена в апреле 2007 года его первым же большим интервью «Коммерсанту» с красноречивым названием «Разве Путин может быть неправ?», в котором он назвал правоту президента «первым законом Чурова». После этого все неоднозначные заявления, а то и просто технические накладки воспринимались общественностью вполне определенно и быстро становились мемами. Это касается и «волшебства», и легендарных «146%», и многого другого. Будучи публичным лицом выборов, в глазах избирателей и общественности ЦИК несет ответственность за все: за недопуск кандидатов и партии на выборы, за применение админресурса на выборах, за фальсификации.

На самом деле девять лет Чурова во главе ЦИК были противоречивыми: неоднозначные заявления руководителей ЦИК в адрес независимых мониторинговых организаций сочетались с примерами, когда Центризбирком отменял незаконные решения нижестоящих избирательных комиссий. Не секрет, что восстановиться на выборы через жалобу в ЦИК было легче, чем через обращение в суды. Иногда даже бывали случаи, когда Чуров голосовал за ту или иную жалобу, а большинство комиссии против.

В 2008 году возник скандал с исчезновением из информационной базы ЦИК данных избирательных кампаний, проходивших до 2003 года. После общественной кампании за открытость электоральной статистики они были возвращены в публичный доступ. Однако на мероприятия ЦИК в последние годы крайне редко попадали независимые общественники и эксперты, с которыми довольно часто общалось руководство Центризбиркома времен Александра Вешнякова. Теперь критики российских выборов стали нежеланными персонами, с которым общаться и встречаться не рекомендуется. Сайт ЦИК периодически размещал довольно странные, направленные против общественников материалы (те протестовали в ответ). В то же время особое внимание за эти годы уделялось повышению возможностей участия в выборах отдельных категорий избирателей, например слепых.

Что изменится теперь? Возможно, отношения комиссии и общества станут более открытыми и дружелюбными. Возможно, легче будет проходить регистрация кандидатов на федеральных выборах. Однако не стоит забывать, что ЦИК — это коллегиальный орган, где решения принимаются не председателем, а большинством голосов.

Повлияет ли смена руководства на сами результаты выборов? Вряд ли.

Любой специалист, знающий, как работает избирательная система, объяснит, что ЦИК не фальсифицирует выборы.

Он лишь получает результаты с мест. Да, руководство ЦИК символизирует избирательную систему, иногда вмешивается в деятельность нижестоящих комиссий, отменяя их решения, но не имеет никакого отношения к организации фальсификаций. Электоральные нарушения организуются на низовых уровнях, где, собственно, и оформляются те самые протоколы, которые далее просто суммируются. Главный организатор нарушений — это администрации, которые на практике и контролируют участковые, территориальные и региональные избирательные комиссии. Вбросы, карусели, многократное голосование за непришедших («круизное голосование») – все это происходит на уровне участков, а переписывание протоколов – на уровне территориальных избиркомов. Манипуляции на уровне комиссий субъектов Федерации уже редки и касаются лишь отдельных регионов с наиболее сложными условиями для электорального контроля (в основном в регионах Северного Кавказа). По закону члены региональной избирательной комиссии поровну назначаются губернатором и местным парламентом. То есть как минимум половина — это люди губернаторов, да и региональные депутаты обычно им лояльны. Нижестоящие комиссии назначаются вышестоящими.

Все, что может ЦИК в таких условиях, – вмешиваться в наиболее скандальные ситуации, готовить инструкции и разъяснения о применении тех или иных законодательных норм. Грубо говоря, в силах ЦИК закрыть глаза на те или иные безобразия или все же попытаться разрешить их за счет своего влияния и авторитета. Это возможно, когда где-то идут локальные выборы. Но когда речь о выборах про всей стране, отреагировать на все сигналы, даже при наличии такого желания, непросто.

При определенном желании и отсутствии неформального противодействия ЦИК может влиять и на состав, и на руководство региональных избиркомов. В 2002 году в законе появилась норма, обязывающая власти региона назначить не менее двух членов избиркома на основе поступивших предложений ЦИК. При этом было введено правило, что председатель регионального избиркома избирается на первом заседании данной комиссии по предложению ЦИК. Однако снять уже избранное руководство регионального избиркома ЦИК не может.

Создает ли данная ситуация имиджевые риски уже для нового руководства ЦИК? Несомненно. Поэтому если оно всерьез настроено на перемены, ему понадобятся союзники в обществе.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Другие колонки автора

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.