Три вещи, которые не стоит делать подследственному | Forbes.ru
$58.9
69.28
ММВБ2130.52
BRENT63.14
RTS1139.47
GOLD1244.84

Три вещи, которые не стоит делать подследственному

читайте также
Экс-генерала ФСБ могут назначить в АСВ Готовность номер один: какие изменения законов вступают в силу с 1 июля Перспективы софта: как закон играет против российских разработчиков Градус под контролем: как поставщики алкоголя приспосабливаются к ЕГАИС 30 поправок в НДФЛ и другие сюрпризы для малого бизнеса Анализ для встряски: как не попасть под удар налоговиков Пролетарии всех стран: чем живет бизнес третьего мира Министр экономики Москвы: "Измерять торговые залы пока не будем" Страна таможенников: как формировать потребность быть предпринимателем Китайский суд: как защищать свои права в Поднебесной Нота протеста: как бизнес сопротивляется инициативам властей От багетов к стартапам: Франция развивает высокие технологии Зона риска: кто зарабатывает на поставках в СИЗО Вывести жену в офшор: как избежать ответственности за уход от налогов Подорванное доверие: как бизнес готовится раскрыть трасты Будь готов: 15 самых важных для бизнеса изменений законодательства Эхо Майдана: как живет украинский бизнес после революции Бизнес как гражданская позиция: москвичи борются с эвакуацией автомобилей Как российский бюджет получит налоги с зарубежных компаний На безрыбье: зачем совладелец мурманского комбината судится с правительством Заглянуть в карман каждому: зачем налоговикам доступ к счетам граждан

Три вещи, которые не стоит делать подследственному

Советует адвокат Владислав Капканов

Многие портят себе жизнь исключительно первыми показаниями — поддаваясь на уговоры, торопятся их дать, спешат сознаться, желают выговориться. Облегчая таким образом душу, они коверкают свою судьбу. Важно понимать, что первое, чего не стоит делать, — это в спешке принимать решение.

Любой, кто когда-либо расследовал уголовные дела, вам скажет, что первые показания наиболее ценны и наиболее объективны. Даже если вы от них потом откажетесь, следствие и суд сочтут их единственно верными, и именно они лягут в основу обвинения и, следовательно, приговора. Поэтому то, что вы скажете с самого начала, оказывается самым важным. Если не уверены в своей позиции, лучше от дачи показаний вовсе отказаться: взять паузу на раздумье, все осмыслить, посоветоваться.

При принятии решения не обращайте внимания на угрозы и уговоры. Вы не должны принимать услуги навязанного следователем адвоката: очевидно, что он будет действовать в его, а не в ваших интересах.

Не стоит спешить и с написанием явки с повинной.

Явка с повинной, как написанный вами собственноручно документ, будет служить практически невыбиваемым доказательством обвинения. Но — так причудливо сконструировано наше законодательство — суд может не учесть ее как смягчающее вину обстоятельство при определении вида и размера наказания. Вот так, стремясь улучшить свое положение, некоторые его лишь усугубляют.

Поступки могут быть интерпретированы по-разному, но от того, каким будет ваш рассказ, зависит квалификация ваших действий. Возможно, писать явку с повинной и давать развернутые показания в ряде случаев имеет смысл: например, если вас задержали у трупа с дымящимся пистолетом в руках. Но одно дело говорить о том, как этот человек на вас набросился, получил отпор, достал пистолет, который вы в процессе борьбы пытались отобрать, в результате чего произошел злосчастный выстрел, а другое — говорить о том, как у вас возник умысел, направленный на лишение жизни потерпевшего, и вы его долго вынашивали, приискали орудие преступления, продумали, как его заманить на встречу, где и убили.

Согласитесь, две совершенно разные версии одного случая, и я надеюсь, вы не станете спорить, что они будут иметь совершенно разные последствия.

До тех пор пока законодателем не будет установлено безусловное (а не при наличии ряда условий, как предусмотрено УК РФ) правило признания явки с повинной смягчающим обстоятельством, прямо влияющим на размер наказания, спешить с подобным обращением не стоит.

Теперь о досудебном соглашении о сотрудничестве. Это новелла российского уголовного процесса. Как только этот механизм был введен в работу, ведущие процессуалисты страны начали высказывать абсолютно обоснованные замечания. Но практики у нас очень не любят прислушиваться к теоретикам.

Досудебное соглашение о сотрудничестве было разработано в рамках борьбы с организованной преступностью. Подразумевалось, что желающие получить поменьше должны все рассказать органу предварительного расследования: должны содействовать следствию в раскрытии преступлений, изобличении соучастников, розыске имущества, добытого преступным путем.

Эти показания должны получить реальное подтверждение и, что самое главное, должны представлять ценность для стороны обвинения. Эта оценочная категория и позволяет в дальнейшем прокурорам расторгнуть соглашения с обвиняемыми, признавая их показания не имеющими должного значения. Получается безрадостная картина: человек сознался, согласился сотрудничать, сдал коллег по цеху, рассчитывая на снисхождение, а в итоге его не получил.

Из вышесказанного можно сделать следующие выводы: законодательство поставило сторону обвинения в более привилегированное положение, чем сторону защиты и самого обвиняемого. Налицо необходимость выравнивания положения, создания незыблемых гарантий для лиц, подвергающихся уголовному преследованию.

Об этом мы и поговорим в следующий раз.

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться