Луч света в зале суда | Forbes.ru
$59.18
69.48
ММВБ2131.91
BRENT62.63
RTS1132.45
GOLD1292.02

Луч света в зале суда

читайте также
+3 просмотров за суткиСажать или нет: как наказывать бизнесменов за преступления в экономике +1 просмотров за суткиАнглийский прецедент: лондонский суд грозит российским бизнесменам неприятностями +1 просмотров за суткиОттепельный мираж: как борьбу с «перегибами» приняли за либерализацию +1 просмотров за суткиС бонусом на выход: пять правил, которые помогут топ-менеджеру принять жизнь после отставки +2 просмотров за суткиТриумф Германии: страна стала крупнейшим рынком недвижимости Европы +13 просмотров за суткиНедоверие и закон: что тормозит индустрию автопилотов? Банки с квантовой защитой: физики против хакеров Выборы в США: почему никто не смог предсказать результаты? Импортозамещение топ-менеджмента: зачем нужны экспаты в управлении Трамп против песо: как заработать на выборах в США +5 просмотров за суткиНовые вызовы и возможности на рынке недвижимости Лондона После "Пересвета": РПЦ и ментальные ловушки XXI века +2 просмотров за суткиПроблемы электронного ОСАГО и страховая экосистема +1 просмотров за сутки«Дорогие гости»: как сотрудники сферы гостеприимства наживаются на персональных данных клиентов +1 просмотров за суткиЗагадочная русская печать. 6 секретов выживания экспата в России Боб Дилан и экономика литературы Агентские отношения и неполные контракты. Как заключать выгодные сделки +2 просмотров за суткиЦветные бриллианты: инвестиции в красоту +2 просмотров за суткиСтоит ли частным лицам пытаться заработать на FOREX? +2 просмотров за суткиБессмертие как инвестиционный актив: медицина 2.0 +1 просмотров за суткиКризисные копи. Растут ли бриллианты в цене?

Луч света в зале суда

Советская традиция ходить на судебные заседания как на мыльную оперу возродилась вместе со вторым процессом Ходорковского

Американский судья Луи Д. Брандис (Louis D. Brandeis) в своей книге «Деньги других людей» (Other people’s money), опубликованной в 1914 году, утверждал, что именно публичность позволит решить многие проблемы, стоящие перед обществом. В этой же книге содержится его фраза, ставшая впоследствии крылатой «… электрический свет — самый эффективный полицейский».

Долгое время вопрос об открытости не занимал умы отечественных чиновников и сотрудников правоохранительных органов. Хотя отдельные элементы реализации данного подхода на практике все же встречались. Вспомним хотя бы принцип гласности судебного разбирательства, закрепленный и в Уголовно-процессуальном, и Гражданско-процессуальном кодексах.

Будет ошибкой считать, что в советское время суды игнорировали правило открытого доступа любого желающего в судебный процесс. Напротив, никаких запретов не существовало (оставим в стороне дела о государственной тайне, отдельные политические процессы и т. п.). Как вспоминают судьи, работавшие в 60-70-е годы прошлого века, в небольших городах была даже особая категория людей, посещавших судебные заседания. В основном это были старушки, страдавшие от отсутствия невиданных тогда сериалов. Некоторые процессы тянулись месяцами и на каждое судебное заседание являлись внимательные зрители, бурно обсуждавшие поведение судьи и народных заседателей, наряды адвокатесс и прочие детали долгоиграющего шоу. Казалось бы, что такого особенного в присутствии на процессе зрителей? Однако судьи рассказывают, что все участники процесса, включая прокуроров и адвокатов, вели себя совершенно по-иному, если в зале присутствовали люди, не имеющие отношения к судебному разбирательству. Говорят, чувствовали ответственность, а еще боялись, что в случае чрезмерной ретивости или откровенных ляпов об этом на следующий день узнает весь город.

Ну а что же теперь, как дела с гласностью в современных российских судах? Интересная деталь: на рубеже нового тысячелетия российские суды стали обзаводиться внушительной охраной. Стал ужесточаться допуск в здание суда. Правда, в обычных судах (суды общей юрисдикции) помимо рамки металлоискателя и необходимости предъявить паспорт особых изменений не происходило. Другое дело — суды арбитражной системы. Говорят, в отдельных судах охране было дано негласное указание не пускать в здание лиц, не принимающих участия в судебном разбирательстве. Представители сторон, подходя к охранникам, были вынуждены держать наготове определение судьи о назначении дела к судебному разбирательству и доверенность на участие в деле. Действительно, чужие здесь не ходят.

Сейчас вроде бы таких случаев уже нет. Однако остается иная особенность российского судопроизводства. Даже пробравшись в здание суда, обычному гражданину будет непросто поприсутствовать на самом заседании. Не так уж часто рядовые арбитражные или гражданские дела рассматриваются в заде судебных заседаний. Как правило, все происходит в самом кабинете судьи. А теперь представьте, что вы пытаетесь пройти в кабинет и занять один из трех стульев, стоящих в помещении. Какова вероятность того, что вас просто попросят покинуть заседание? Хорошо еще, если судья будет вежлив, а ведь бывают такие, что после их «просьб» пропадают всякие сомнения в богатом словарном запасе. Наверное, у таких судей нет проблем в написании судебных решений, нужное слово всегда на языке.

Итак, принцип гласности вроде есть, а вроде бы и нет. Так и рождается недоверие обывателя к судебной системе: что там за закрытыми дверями делается — может, дела шьют, а может, и чай пьют…

Но не все так плохо с открытостью судебной системы. Помните, еще совсем недавно не всякий суд имел свою страничку в Интернете. Теперь эта досадная оплошность исправлена. По крайней мере, хотя бы можно посмотреть на фото председателя суда, радостно или, наоборот, хмуро, в зависимости от мироощущения, приветствующего сетевую общественность.

Еще совсем недавно некоторые арбитражные судьи были недовольны новшеством — размещать судебные акты в Интернете. Прошло несколько лет, и уже можно отыскать нужное судебное решение не только на сайте конкретного суда, но и на заглавной странице Высшего арбитражного суда РФ.

Теперь вот и суды общей юрисдикции вынуждены опубликовывать судебные решения.

Казалось бы, принятые меры — мелочь, причем малоэффективная в борьбе с коррупцией и судейским непрофессионализмом. Да и, в конце концов, кому нужны все эти судебные решения, кроме самих участников дела?

Однако с этим сложно согласиться. Одно дело, если судья, вынося заведомо «левое» решение (на юридическом языке «заведомо неправосудное»), уверен в том, что подготовленный им документ прочитают только истец и ответчик и больше никто. И совсем другое, когда ему известно, что число потенциальных читателей его труда исчисляется миллионами. И даже страшно подумать — сам президент находится всего лишь в нескольких кликах мышкой! Возможно, какой-нибудь колеблющийся судья несколько раз подумает, прежде чем брать взятку. Другой судья поедет на курсы повышения квалификации из боязни оказаться смешным в связи со своими судебными «перлами».

Теперь главное — вовремя выявлять и пресекать попытки отдельных технически продвинутых судей маскировать выносимые судебные решения. Всем памятна ситуация с единым интернет-порталом госзакупок, когда некоторые чиновники шли на всевозможные ухищрения, чтобы информация о конкурсе по заключению государственного контракта вроде бы и была размещена на сайте и в то же время найти ее было бы непросто.

Что же делать с проблемой допуска к судебным заседаниям? Наверное, самое простое решение — это большие просторные кабинеты для каждого судьи. Дорого? Тогда обустроить несколько запасных залов судебных заседаний, куда судья мог бы переместиться вместе с участниками заседания и неожиданно появившимися зрителями. Тоже нереально? Хорошо, тогда оборудовать в здании суда отдельную комнату, откуда можно в режиме реального времени по внутренней сети суда смотреть и слушать происходящее определенное судебное разбирательство. А может, просто начать транслировать процессы в Интернете, как сейчас пытается делать Высший арбитражный суд с заседаниями его Президиума? Может быть, стоит выбрать тот способ, который дешевле, разумнее и, главное, более соответствует принципам судебного разбирательства?

И напоследок одно наблюдение. По-моему, советская традиция ходить на судебные заседания как на мыльную оперу возродилась вместе со вторым процессом Ходорковского. Такое впечатление, что на процессе побывало уже пол-Москвы и столько же еще собирается прийти. Не удивлюсь, если в близлежащих областях к Москве предприимчивые соотечественники начнут организовывать автобусные туры в Хамовнический суд.

А пока люди приходят, рассаживаются на свои места и без всяких посредников в лице журналистов или официальных лиц пытаются самостоятельно разобраться, кто у кого и сколько украл. Все открыто, все гласно. Как ни крути, электрический свет — лучший полицейский. Еще бы рубильник никто не выключал…

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться