Коррупция и Корпорации | Forbes.ru
$58.45
69.69
ММВБ2161.17
BRENT63.75
RTS1166.09
GOLD1288.50

Коррупция и Корпорации

читайте также
+5 просмотров за суткиБудущее подъезжает: самые смелые премьеры Франкфуртского автосалона +11 просмотров за суткиБитва на «Югре»: чем чревато противостояние Алексея Хотина с Банком России +4 просмотров за суткиКак «бодался» ЦБ с Генпрокуратурой: у банка «Югра» отозвали лицензию Второй скандал за два года: Volkswagen, BMW и Daimler обвинили в картельном сговоре +1 просмотров за суткиВ жанре переписки: ЦБ ответил Генпрокуратуре на протест по поводу банка «Югра» Шаг вперед: тест-драйв Mercedes E Coupe Чудеса селекции: Mercedes-Maybach G 650 Landaulet +4 просмотров за суткиЖеневский автосалон 2017: самые многообещающие премьеры +1 просмотров за суткиПутин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» +1 просмотров за суткиВсе о Дональде Трампе — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +3 просмотров за суткиГайзер пошел на сделку со следствием +1 просмотров за суткиПочему в России недоступна информация о преступлениях Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков Что обещали своим избирателям Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и другие кандидаты в президенты Анатомия Яровой: одиозный депутат в цифрах и фактах Субъект недоверия: чем заканчивались уголовные дела губернаторов Инвестиция или взятка: что известно об аресте губернатора Белых Brexit в переводе на русских Юрий Шефлер: в Лондоне с налогами будет еще лучше, чем раньше Жизнь после спорта: кто из бывших спортсменов стал политиком Анатолий Чубайс: «Я никогда не окажусь в списке Forbes»
Новости #Власть 09.07.2010 17:31

Коррупция и Корпорации

Российская коррупция будет побеждена, когда корпорации уволят ответственных за работу с госорганами

Сложная болезнь шизофрения подчиняется простому циклу: обострения наступают весной и осенью. У государства, механизма не менее сложного, чем homo sapiens, цикл иной. Россию лихорадит с периодичностью 10-12 лет, когда берутся за борьбу с коррупцией. Очередной руководитель партии-правительства-страны, озираясь по сторонам, повторяет: «Ну, это черт знает что такое... Ну, все же, блин, берут... С этим смириться... того... нельзя...» И начинается новая «старая» кампания по истреблению коррупции, которая потихоньку, волнами и всплесками, затихает. Все возвращается на круги своя. Руководитель убеждается, что коррупция в стране непобедима, и пытается отделаться дежурными фразами о ее вреде. В крайнем случае подписывается пара международных соглашений «об углублении и расширении», о которых все успешно забывают.

Сейчас Россия переживает очередную антикоррупционную встряску. Опыт «лихого» российского капитализма лишь усложнил правила. Лет 15 назад отечественные компании, объединявшиеся в случайные СП с малоизвестными партнерами, не задумывались, кто и как в их интересах дает взятки. Главное, чтобы все работало и никто при этом не сидел. А непонятливым иностранцам между фуршетом и сауной объясняли, что в России еще при Петре I установился такой порядок и иначе никто не работает. А чуть позднее возникшие на мутных волнах приватизации крупные холдинги, возжелавшие «обеления», прозрачности, солидных членов советов директоров и американских депозитарных расписок, вдруг с удивлением узнали, что взятки платили не только они.

В веселых 70-х четыре сотни американских корпораций признались в выплате 300 млн «зеленых» различным иностранным чиновникам и политикам в борьбе за иностранные рынки сбыта. Хрюкнув от возмущения, американские законодатели, не в пример нашей Думе, быстро утвердили закон, получивший название Foreign Corrupt Practices Act (Закон о противодействии зарубежной коррупционной практике). В последние время об этом законе пишут так часто и так много, что мы можем позволить себе лишь резюме. Итак, американцам и лицам, чьи ценные бумаги листингованы в США, запрещено платить взятки иностранным чиновникам в бизнес-целях; запрет распространяется также на иностранцев, попадающих в юрисдикцию США. А она ну очень большая.

Совершенно серьезно суды обсуждали вопрос о том, что под действие закона подпадает звонок из Китая в Уругвай через американского оператора мобильной связи. Слухами земля полнится, но в некоторых российских компаниях, готовивших программы ADR в США, люди, ответственные за «взаимоотношения» с федеральным и региональным чиновничеством, кинулись искать новую работу, а соответствующие вице-президенты вызывались в кабинеты олигархов с воплями: «За что так на старости лет, Семен Семеныч! Всю печень с этими проклятыми...» Начальники-собственники, которым предлагалось путем подписания соответствующей отчетности фактически расписаться в том, что они взяток давать не будут, дрожали лицом, скликали консультантов и подыскивали вице-председателей. В общем, народ боялся и истерил. Виделся всем злобный американский орел, раздирающий русскую олигархическую печень.

Потом присмотрелись, принюхались и успокоились. На деле требования FCPA могли коснуться российских компаний лишь в трех основных ситуациях:

1) когда компании действовали как агенты американских корпораций при даче взяток;

2) когда они являлись дочерними структурами американской компании (компаниями, в отношении которых американская «мама» могла осуществлять контроль);

3) если компании имели ADR 2-го или 3-го уровня (не так много российских компаний имеет ADR этого уровня в США).

А теперь давайте задумаемся. Приснопамятный акт действует с 1977 года, в ужесточенном виде — с 1998-го. Российские компании сотрудничают с американскими партнерами и выпускают ADR уже лет 10-12. И кого за это время поймали? Несчастный «Мерседес-Рус», который, дав взятки МВД и ФСБ, так сильно этого испугался, что собственноручно в американском суде написал на себя «чистуху»?

Судя по памятной всем исповеди ИКЕИ о том, какие они сволочи, как они раздавали взятки и что больше этого не повторится, взятки давали практически все международные корпорации, напрямую или через русских агентов развивавшие бизнес в России. Иначе пришлось бы предположить, что в ИКЕЕ сидят какие-то отборные, простите за выражение, «умственно отсталые» менеджеры, которые в принципе не могли развивать бизнес в России без взяток, когда другие процветали. Без взяток Mercedes не умел продавать машины чиновникам, а остальные автогиганты загадочным образом наторговали не хуже безо всяких «барашков в бамажках». Вы в это верите? Но в России подобного рода рассуждения пришивать к делу никогда не умели. Но факт остается фактом: «Не так страшен FCPA, как его малюют». Ну никак не страшнее царя Петра с его дубинкой, который так и не смог из ближайшего друга Алексашки Меншикова вышибить страсть к взяточничеству и казнокрадству.

Великобритания, держава во всех смыслах передовая, тоже вступила на путь решительной борьбы с корпоративной коррупцией. Она, конечно, и раньше с ней боролась, но как-то без огонька и особого успеха (всего 7 дел с 2001-го по 2005 год — кот наплакал). Парламент напрягся, пригласил умных консультантов и выдал на-гора уже совсем жуткого монстра — Bribery Act, получившего после издания кодовое название FCPA+. Этот акт регулирует деятельность компаний, имеющих бизнес-присутствие в Великобритании (операции, филиалы и пр.). Компания гарантированно попадет «под раздачу», даже если взятку в ее интересах будут давать где-нибудь в Китае в связи с бизнесом в Бразилии. Сделали все по максимуму, возложив на компанию ответственность «за необеспечение адекватных процедур по предотвращению взяточничества». Ты недосмотрел, твой агентишко заплатил кому-то в Красноярском крае, и не избежишь знакомства с английской судебной системой. Страшно? Вовсе нет. В России никто и бровью не повел. Даже самые назойливые консультанты не стали никого этим пугать. Никто бы и не испугался, ведь в отечественных корпорациях точно знают, что между видимостью борьбы с коррупцией и реальной антикоррупционной борьбой — огромная пропасть. И никакими грозными законами США и Великобритании ситуацию не исправишь.

Когда присутствует видимость, надо нанять консультантов, написать бумажки, обучить ответственных, провести презентации и успокоиться. Еще можно ответственным за«взаимоотношения с государственными органами и общественными организациями» погрозить пальцем, чтобы не очень-то зарывались. А если что — английским и американским юристам мы заплатим. Один олигарх вообще признался проклятому западному судье (правда, предварительно спрятавшись в здании Генпрокуратуры), что бабки за свой бизнес платил непосредственно мафии — и ничего, мир не рухнул.

Для того чтобы в России началась борьба с коррупцией, и в корпорациях в частности, нужны простые и понятные всем знаки вроде назначения председателя комиссии по похоронам очередного генсекретаря партии или стояния по правую руку лидера на мавзолее. Определенные люди должны лишиться должностей. Кому-то необходимо урезать полномочия. У кого-то, наконец, нужно спросить, на какие шиши дворец в Лондоне. А кто-то в обязательном порядке должен «присесть». Когда русские нострадамусы прочитают эти «небесные знаки», тогда и только тогда все поймут, что сверху решили-таки побороться с коррупцией. Тогда корпорации перестанут писать бумажки и рассказывать инвесторам и акционерам об «эффективных внутрикорпоративных политиках борьбы с коррупцией», а также бравировать тем, что они «члены международного объединения «За чистые руки в бизнесе». Вместо этого корпорации просто уволят ответственных за работу с госорганами и иными организациями и начнут думать, как же все-таки со всем этим жить.

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться