Как государство ведет войну за большие данные | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Как государство ведет войну за большие данные

читайте также
+352 просмотров за суткиБез блокчейна и Big Data. Банк «ФК Открытие» покинули ключевые специалисты по инновациям +3 просмотров за суткиРусский подход: почему на Западе иначе регулируют интернет +1 просмотров за суткиВзяли деньгами: завершится ли штрафом в 800 000 рублей история с отказом Telegram работать с ФСБ +1 просмотров за суткиОтдайте наши данные: заблокируют ли Facebook в России +4 просмотров за суткиApple в Китае показал модель Рунета будущего +4 просмотров за сутки«На этом точка». Дуров согласился зарегистрировать Telegram в реестре Роскомнадзора +6 просмотров за суткиВ Кремле согласились перейти на другой мессенджер в случае блокировки Telegram +2 просмотров за суткиПавел Дуров ответил на ультиматум Роскомнадзора о блокировке Telegram +1 просмотров за сутки«Исполните российское законодательство!» — глава Роскомнадзора обратился к Павлу Дурову +14 просмотров за суткиКак компании в сфере социальной коммерции меняют рынок ретейла +1 просмотров за суткиСайт Google попал в реестр запрещенной информации Роскомнадзора +6 просмотров за суткиКлубничные берега: умные агротехнологии становятся «домашними» +6 просмотров за суткиВисенте Гуаярт, архитектор Барселоны: «Мы должны думать о смене парадигмы развития городских пространств» Роскомнадзор заподозрил активистов ФБК в ложных блокировках сайтов +4 просмотров за суткиВ Госдуму внесли законопроект о запрете технологий обхода блокировок +1 просмотров за суткиМэтчинг в рекрутинге: придут ли технологии Tinder в подбор персонала? Помощник президента сравнил торговлю big data c продажей земли за стеклянные бусы Big data и погода: как государственные инвестиции в исследования создали важную высокотехнологичную индустрию +1 просмотров за суткиПочему искусственный интеллект лучше думает о людях, чем сами люди +5 просмотров за суткиНужны ли «умные города» для беспилотных машин? +2 просмотров за суткиСкоринг во времена «Большого брата»: как банки будут выдавать кредиты к 2020 году

Как государство ведет войну за большие данные

Михаил Карягин Forbes Contributor
Фото REUTERS / Aly Song
В погоне за большими данными государство может одержать победу, но она однозначно будет Пирровой

«Кто владеет информацией, тот владеет миром» - фраза Ротшильда, которая с каждым годом набирает актуальность. Сегодня мы являемся свидетелями войны за ценнейший на земле ресурс – информацию.

Каждый человек ежедневно производит огромное количество данных. Для этого даже не нужно быть активным пользователем интернета. Практически каждый из нас пользуется услугами банков – это тоже информация о том когда, где и сколько мы потратили. Мы пользуемся услугами связи, и метаданные представляют огромную ценность для разных структур. Многие из нас используют фитнес-браслеты, а это данные о том, в какое время мы спим, где и насколько активно занимаемся спортом, практически паспорт биологической активности.

Все это – большие данные (big data), которые обладают не только коммерческой, но и политической ценностью. В процессе условной войны за ресурс есть несколько больших игроков: государство и корпорации, которые в силу своей деятельности располагают большим объемом информации (банки, мобильные операторы, социальные сети, игровые платформы и.т.д.).

Понимая ценность информации, российские власти планомерно пытаются монополизировать эту сферу.

 Например, уже действуют поправки в 242-ФЗ, согласно которым все персональные данные о гражданах РФ должны храниться на серверах, размещенных на территории государства. Есть уже даже первые жертвы, сервис LinkedIn, который был заблокирован за нарушение закона «О персональных данных»

В октябре 2016 года Открытое правительство предлагало разработать концепцию развития Big data в России. Причем риторика государственных служащих в таких сложных вопросах настораживает: «Государственный контроль должен быть эффективным, для этого мы должны понимать, где и кого контролировать, где есть риски, а где рисков нет. Для этого нам необходимо собирать первичную информацию. Дальше мы выходим на задачу, когда в принципе проверки в классическом понимании могут быть не нужны. На основе анализа Big data мы можем понимать, где нарушения есть, а где нет, и где они возникнут на следующем шаг» - говорил недавно заместитель министра экономического развития Савва Шипов.

Учитывая, что ранее Роскомнадзор претендовал на роль главного и единственного оператора больших данных в России, за индустрию действительно становится страшно.

Страшно не то, что в быстроразвивающейся сфере появляется жесткий регулятор, который, безусловно, остановит прогресс, а то, что всей информацией станет обладать институт, в руках у которого есть инструменты легитимного насилия. Аналогии с «1984» напрашиваются сами собой. Но если в романе Оруэлла для слежки за жителями у государства был только телекран, то сегодня набор гаджетов, генерирующих о нас информацию, значительно увеличился.

Если бы таким же объемом данных обладала условная корпорация (частное лицо), то она бы могла сделать многое, но не смогла бы использовать ее для репрессий.

Эти опасения могут показаться немного параноидальными, но только до тех пор, пока мы не обратимся к статистике уголовных дел по одной из самых неоднозначных статей УК – 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». За последние три года число таких дел увеличилось практически в три раза. А политолог Владимир Гельман прогнозирует усиление репрессий со стороны власти не в отношении больших социальных групп, а отдельных лиц и организаций.

Очевидно, что тотальный контроль за большими данными открывает практически безграничные возможности по слежке за населением. Государство будет знать о вас все. Что вы купили, кому звонили, куда ездили, какие фильмы смотрели и книги читали. Если вдруг вы только подумаете совершить какое-либо «преступление», власть уже будет знать об этом.

Но одно дело – контроль данных, а другое – право собственности на них. Недавно глава InfoWatch Наталья Касперская высказалась за национализацию всех пользовательских данных в России: «Большие пользовательские данные россиян в интернете должны быть признаны собственностью государства».

Понятно, что это позиция частного лица, однако подобные настроения есть и в государственных структурах. Недавно принятый «Пакет Яровой» предполагает, что данные пользователей не только хранятся на серверах операторов, но силовики могут иметь к ним доступ, а в ближайшее время ФСБ должно получить все ключи шифрования.

Нормативное регулирование всегда развивается с опозданием, так как законодательные изменения направлены на решение уже имеющейся проблемы. Опыт с нормативным регулированием открытых государственных данных показывает, что власть не успевает за развитием индустрии. С большими данными ситуация может повториться.

Главный юридический механизм, с помощью которого власть хочет монополизировать свое влияние, - поставить знак равенства между понятиями «большие данные» и «персональные данные».

 Интересно, что чаще всего данные, обладающие ценностью, продаются уже в обезличенном формате, чтобы не нарушать действующий закон о персональных данных.

В вопросах аргументирования необходимости государственного контроля за информацией власти используют классическую патерналистскую риторику. Граждане с низким уровнем информационной грамотности не представляют, какой ценностью обладают их данные, как корпорации их могут использовать в маркетинговых целях, обманывая пользователей, поэтому государство по-отечески должно защитить своих граждан.

Кроме политических проблем, монополизация рынка больших данных приведет к финансовым потерям (несколько миллиардов долларов в год) от неучастия коммерческих структур в этих отношениях. Но в дилемме «контроль VS финансовая выгода» власть делает выбор в пользу первого.

Это должно хорошо сработать в краткосрочной перспективе: повышение контроля, незначительные финансовые потери в первое время, но будет иметь серьезные последствия в будущем. С каждым годом государство будет терять все больше денег от упущенных проектов. Мировой рынок анализа данных уйдет вперед, а российский сегмент в силу непривлекательности условий работы останется на прежнем уровне. Данных будет только больше, и на строительство новых и поддержание работы старых дата-центров с каждым годом нужно будет тратить все больше и больше.

В войне за больше данные государство может одержать победу, но она однозначно будет Пирровой.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться