Опасный газ: почему в России слабо востребована биржевая торговля газом | Мнения | Forbes.ru
$58.96
69.35
ММВБ1930.71
BRENT52.89
RTS1027.85
GOLD1284.25

Опасный газ: почему в России слабо востребована биржевая торговля газом

читайте также
+3093 просмотров за сутки«Провокация ФСБ, ложный донос Сечина»: Улюкаев выступил в суде по делу о взятке в $2 млн +71 просмотров за суткиНа разных языках: как онлайн-школы английского конкурируют с офлайном +12 просмотров за сутки«А мы еще выставим»: «Нафтогаз» увеличит сумму иска к «Газпрому» на $5 млрд +217 просмотров за суткиТранзит раздора: «Газпром» увеличил загрузку газопровода OPAL до 85% +16 просмотров за сутки«Прочны как скала»: Shell и BP опровергли уход из бизнеса в Северном море +46 просмотров за суткиЭкономическая экспертиза. Удастся ли доказать убытки от реорганизации «Башнефти» +32 просмотров за суткиНетрадиционное ценообразование: американский газ как предмет торга Трампа с мировыми лидерами +24 просмотров за суткиНесладкая жизнь: почему важно не сдать позиции при нарастающем количестве конкурентов +30 просмотров за суткиСуровый климат: 81% бизнесменов не верят в защищенность частной собственности в России +27 просмотров за суткиРасплата за подпись Сечина. Минфин США оштрафовал ExxonMobil на $2 млн за нарушение санкций по Украине +12 просмотров за суткиСтрадание, наказание или мир. Как проходит «средневековый процесс» по иску «Роснефти» +1 просмотров за сутки29 млн чашек в год: выручка «Роснефти» от продажи кофе на АЗС достигла 2,4 млрд рублей +9 просмотров за сутки21 млрд рублей в год: «Роснефть» выходит в мировые лидеры по тратам на вертолетные перевозки +13 просмотров за суткиАФК «Система» объявила о техническом дефолте +16 просмотров за суткиКак разбирательство вокруг АФК «Система» влияет на инвестиционный климат? +2 просмотров за суткиСимметричный ответ «Системы»: к чему ведет тяжба с «Роснефтью» +11 просмотров за сутки«Система» наносит ответный удар: АФК просит суд арестовать активы «Роснефти» Сюрпризы Brexit: Великобритания вынуждена хранить возрастающие объемы газа в Европе +4 просмотров за суткиДональд Трамп заявил, что Россия вмешивалась в выборы президента США +8 просмотров за суткиСхватка трех «ёкодзун»: кому достанется победа в российском газовом треугольнике +3 просмотров за сутки«Рак за камнем»: почему «Роснефть» и «Система» не могут помириться

Опасный газ: почему в России слабо востребована биржевая торговля газом

Фарес Кильзие Forbes Contributor
Фото REUTERS / Nick Oxford
Ряд потребителей опасается, что закупка газа на бирже у независимых производителей повлечет за собой проблемы во взаимоотношениях с «Газпромом»

В конце мая «Газпром» объявил о готовности начать торги природным газом на Московской энергетической бирже. Поводом послужили разногласия монополии с компанией «Алгоритм топливный интегратор» («АТИ»), являющейся крупнейшим независимым брокером Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи (СПбМТСБ) — единственной в России площадки, где сегодня ведется биржевая торговля природным газом.

Конфликт разгорелся из-за расхождений вокруг правил учета газа. В апреле нижегородский клиент «АТИ» отобрал 240 тыс. куб. м газа. Из них 200 тыс. куб. м были потреблены в соответствии с биржевым договором, остальные 40 тыс. куб. м — в соответствии с контрактом, заключенным напрямую с местной региональной газораспределительной компанией (РГК) «Газпрома». При сведении месячного баланса РГК решила увеличить свою долю в апрельских поставках, применив к биржевому газу собственную методику расчета их объемов. Это вызвало недовольство брокера, который увидел в действиях РГК несоответствия правилам биржевой торговли.

Признав формальную правоту «АТИ», «Газпром» навстречу контрагенту не пошел: в конце мая начальник департамента «Газпрома» Геннадий Сухов заявил, что компания будет ограничивать продажу газа на СПбМТСБ до устранения неточностей в правилах актирования газа.

Это уже не первый по счету кризис биржевой торговли газом. В январе 2015 года «Газпром» отказался участвовать в газовых торгах на СПбМТСБ из-за налоговых рисков: монополия опасалась, что Федеральная налоговая служба (ФНС) не станет возмещать НДС за транспортировку проданного на бирже газа, которую осуществляет «Газпром межрегионгаз поставка». В результате в январе 2015 года по сравнению с декабрем 2014-го объем торгов упал в 2,5 раза, до 134 000 куб. м — газ продавали только независимые производители. На биржу «Газпром» вернулся лишь в марте, уже после того, как ФАС вынесла монополии предупреждение.

Несмотря на возвращение монополии на СПбМТСБ, механизм биржевых торгов остается слабо востребованным. В 2015 году через биржу было продано 7,6 млрд куб. м газа — 1,7% от потребления внутри РФ. За период же с октября 2014 года, когда были открыты торги газом, по май 2016-го на СПбМТСБ было продано 12,3 млрд куб. м, из которых 60% пришлось на «Газпром» (подсчеты компании «Новатэк»). Со стороны же покупателей ведущую роль играют региональные сбытовые компании «Газпром Межрегионгаза»: за весь период существования биржи их доля в совокупном спросе составила 47%.

Впрочем, низкую востребованность биржевых торгов газом ярче всего демонстрирует тот факт, что их развитие стимулировалось исключительно через принуждение производителей газа со стороны государства.

Саму идею создания биржи инициировала ФАС еще в середине 2000-х. После того как в октябре 2003 года Владимир Путин заявил: «Газпром делить не будем», стало очевидно, что демонополизация компании, заложенная в правительственной Программе социально-экономического развития РФ на 2002-2004 годы, не будет осуществлена. В этих условиях в регулирующих отрасль ведомствах возник спрос на внедрение суррогатных инструментов развития рынка газа, которые бы создавали иллюзию ее маркетизации при сохраняющейся монополии «Газпрома».

Одним из таких инструментов и оказалась биржа. Первые публичные торги газом состоялись в 2006 году — тогда правительство в рамках эксперимента разрешило «Газпром Межрегионгазу» продавать его на своей электронной площадке. Эксперимент длился в течение двух лет, на протяжении которых и без того невысокие объемы торгов постепенно падали: если в 2006 году они составили 10 млрд куб. м, то в 2008-м - 6,09 млрд куб. м. После окончания эксперимента торги газом на несколько лет полностью прекратились. Возобновить их попытались в 2012 году с принятием правительственного постановления №323, предусматривавшего запуск механизма реализации газа на товарных биржах. Однако ни в 2012 году, ни в 2013-м торги так и не состоялись: потребители просто не видели смысла закупать газ на бирже из-за наличия долгосрочных договоров.

Ситуация изменилась после того, как в мае 2014 года Совет директоров СПбМТСБ возглавил президент «Роснефти» Игорь Сечин. При вступлении в должность он заявил, что одной из задач биржи является запуск торгов на внутреннем рынке природного газа, а также переход к фьючерсной торговле углеводородами, обеспеченной транспортными мощностями. При этом ранее он говорил о планах вывести к 2020 году «Роснефть» в ранг крупнейшего независимого игрока на российском рынке газа с добычей в 100 млрд куб. м (в 2015 году ее добыча составила 62,5 млрд куб. м). Добиться этой цели компании будет сложно без расширения каналов сбыта газа по свободным ценам и получения гарантированного доступа к газотранспортной системе, находящейся в собственности «Газпрома».

Эти две задачи частично были решены со вступлением в силу постановления №566, принятого правительством в июле 2014 года: оно закрепило за «Газпром Межрегионгаз поставкой» обязательство по приоритетной доставке закупленного на бирже газа. Это позволило, наконец, запустить торги, однако пока их объемы далеки от тех, что были заложены в правительственном постановлении четырехлетней давности, согласно которому «Газпром» и независимые производители должны были реализовывать через биржу по 17,5 млрд куб. м. За первые пять месяцев 2016 года объем торгов газом составил лишь 5,5 млрд куб. м.

Среди причин низких торговых объемов — опасения ряда потребителей, что закупка газа на бирже у независимых производителей повлечет за собой проблемы во взаимоотношениях с «Газпромом».

Другая проблема — нестабильность планов монополии, которая может в любой момент найти предлог для снижения объемов продаваемого на бирже газа, как это было в начале 2015 года. Как следствие, биржа не пользуется доверием потребителей — они не рассматривают ее всерьез как площадку для закупок газа.

Повысить объем торгов не дают и барьеры, чинимые РГК «Газпрома». Многие из них не обслуживают малых и средних потребителей, препятствуя заключению ими договоров с брокерами. Далеко не все РГК ведут посуточный учет газа, как это предусмотрено правилами биржевой торговли, и при этом не позволяют по итогам месяца актировать газ в полном объеме, ссылаясь на то, что в отдельные сутки выборка газа оказалась ниже уровня, предусмотренного биржевыми договорами. РГК также препятствуют выходу на биржу независимых производителей газа, работающих, к примеру, в Самарской, Оренбургской и Саратовской областях. Наконец, они в оперативном порядке заключают с потребителями соглашения по поставке дополнительных объемов газа с целью не допустить их участия в биржевых торгах. Если бы эти барьеры были сняты, то объем торгов вырос бы на 20-30% — такую оценку привел исполнительный директор СПбМТСБ Александр Петров на конференции «Российский рынок газа. Биржевая торговля», состоявшейся в конце мая в Санкт-Петербурге.

Промышленные потребители газа, принимавшие участие в той же конференции, подчеркивали, что для них биржевые торги в первую очередь предоставляют возможность закупить небольшие объемы газа по ценам более низким, нежели тарифы ФСТ. Поэтому если формирующиеся на бирже цены окажутся выше тарифов ФСТ, то и без того невысокие объемы торгов еще сильнее уменьшатся. Другим фактором их снижения может оказаться уход «Газпрома» с СПбМТСБ. Реальной причиной для этого послужит вовсе не конфликт монополии с брокерами, а ее желание реализовывать газ по ценам, превышающим тарифы ФСТ, — если у «Газпрома» это не получается делать на СПбМТСБ, где есть система клиринга и где сделки носят анонимный характер, компания уйдет на другую биржу, где будет действовать более мягкое регулирование.

С формальной точки зрения в конкуренции бирж, соревнующихся по уровню сервиса, набору услуг и условиям контрактов, есть только плюсы. Однако реальностью она станет только тогда, когда объем торгов вырастет хотя бы до четверти от поставок газа внутри России (до 111 млрд куб. м в пересчете к потреблению газа за 2015 год). А этого не произойдет до тех пор, пока в газовой отрасли не будет сформирован конкурентный рынок. Без отказа от модели административного регулирования с присущими ей баланасами поставок газа, утверждаемыми в соответствии с федеральным законом о газоснабжении, и обеспечения свободного доступа независимых игроков к газотранспортной системе биржевая торговля газа не станет по-настоящему востребованной.

Она будет оставаться нужной только ФАС, предлагающей либерализовать оптовые цены на газ с 2018 года — тогда биржевые котировки должны будут играть роль ценового индикатива, который компании будут использовать в долгосрочных контрактах вместо регулируемых тарифов. Пока что приходится констатировать, что таким индикативом котировки еще не стали — у участников рынка газа нет доверия ни к ним, ни к самой бирже.