Вправе ли Еврокомиссия требовать от Apple доплаты налогов | Мнения | Forbes.ru
$57.37
67.93
ММВБ2072.73
BRENT57.22
RTS1138.64
GOLD1288.52

Вправе ли Еврокомиссия требовать от Apple доплаты налогов

читайте также
+45927 просмотров за суткиНатуральный оброк. С нового года автомобили и их содержание станут дороже +92 просмотров за сутки«Google покупает Apple за $9 млрд»: как рынок переварил странную новость Dow Jones +593 просмотров за сутки«Ура, нам не повысят налоги!» — в Думу внесен проект бюджета на три года +9 просмотров за суткиПеревод голоса налету и трогательный смартфон: Google показал новые гаджеты +9 просмотров за суткиПеремены для разработчиков: iOS 11 заставит по-новому подойти к популяризации приложений +16 просмотров за суткиВзыскать любой ценой: Еврокомиссия судится с Ирландией за €13 млрд налогов Apple +37 просмотров за суткиТандем налоговиков и следователей. Как бухгалтерские и налоговые ошибки могут привести в тюрьму +3 просмотров за суткиНезависимость против конституции: фоторепортаж Forbes о референдуме в Каталонии +9 просмотров за суткиПадающее яблоко: Apple потеряла $65 млрд перед выходом iPhone X +8 просмотров за суткиДело «Черкизово»: какой сигнал получили налоговые агенты и иностранные инвесторы +22 просмотров за суткиСпорный фрукт: есть ли шанс у аграриев понизить НДС на плоды и ягоды до 10% +2 просмотров за суткиМаска, я вас знаю. Новинки Apple оценили разработчики приложения дополненной реальности «Маскарад» +1 просмотров за суткиОт Джобса до Кука: 6 вопросов к новинкам Apple +2 просмотров за сутки $640 млн раздора: Россия заключила с ExxonMobil мировое соглашение +7 просмотров за суткиК ноябрю адаптируются: мнение разработчика об iPhone X +7 просмотров за суткиНовое измерение: дополненная реальность принесет Apple $15 млрд к 2020 году По следам нового iPhone: Apple — инноватор или имитатор? +6 просмотров за суткиНельзя резко дергать штурвал: к чему приведет замена транспортного налога экологическим сбором +3 просмотров за суткиiPhone на триллион: как новинки повлияют на капитализацию Apple Тактика Медведева: правительство утвердило «очень осторожный» макропрогноз +13 просмотров за суткиПриключения российских резидентов: где хранить активы во время деофшоризации?
Мнения #налоги 05.09.2016 09:06

Вправе ли Еврокомиссия требовать от Apple доплаты налогов

Фото Ng Han Guan / AP / TASS
Спор об ирландских налоговых льготах заставит государства усилить защиту своего налогового суверенитета

30 августа 2016 года еврокомиссар по вопросам конкуренции Маргрет Вестагер объявила о решении Европейской комиссии, признать ранее существовавшие адресные налоговые договоренности Ирландии с Apple государственной помощью, которая запрещена Римским договором о функционировании Европейского Союза. При этом Ирландии предложено взыскать с американской корпорации до 1€3 млрд — якобы сэкономленного «незаконно» налога на прибыль.

Недовольство комиссии вызвал вопиющий эффект существенной налоговой экономии, который позволил американской корпорации вместо общей ставки налога на прибыль 12,5% уплатить в 2003 году всего 1% на ее «европейскую прибыль», а в 2014 году - вообще лишь 0,005%. Комиссар заявила прямо о незаконности действий Ирландии: «Государства-члены не могут предоставлять налоговые преимущества избранным компаниям, - это незаконно по правилам о государственной помощи в ЕС».

Есть ли у Евросоюза собственный бюджет и право на налоги

Европейский Союз оформился как интеграционное политико-экономическое объединение в 1993 году в результате совместной воли и договоренностей его государств-членов на базе созданных в 1950-х годах Европейских сообществ. Для достижения целей, представляющих взаимный интерес, государства-члены передали институтам (главным органам) ЕС часть объема своих суверенных полномочий.

Несмотря на наличие даже таких особенностей, как, например, общее гражданство и единая валюта, Европейский союз, конечно же, не является государством, хотя учредительные документы ЕС пронизаны духом федерализации. Если в связи с созданием внутреннего рынка в рамках ЕС были созданы единые правила для налога на добавленную стоимость, то в отношении прямых налогов конкретные полномочия отсутствуют. Государства-члены ревностно отстаивают собственный налоговый суверенитет, в частности, нежелание Британии передавать на уровень ЕС даже часть своих фискальных полномочий явилось одной из причин Brexit.

Учитывая такое положение вещей, и сохранение государствами-членами за собой полномочий по установлению и взиманию налогов в рамках своих государственных территорий, включая льготы и вычеты, бюджет ЕС по источникам своего наполнения имеет лишь один источник налогового происхождения, который представляет собой процент отчисления государствами-членами от национального сбора НДС. В оставшейся части евробюджет наполняется иными доходами, включая взносы государств-членов.

Еврокомиссия и ее роль в борьбе с государствами-членами за новые сферы влияния

Европейская комиссия является одним из семи институтов Европейского Союза и, по своим функциям, занимает место высшего органа исполнительной власти в системе разделения публично-властных полномочий. Фактически это европейское правительство. Полномочия комиссии в исчерпывающем виде закреплены в двух учредительных документах ЕС ­­– в Маастрихтском и Римском договорах. Соответственно, у комиссии отсутствуют  полномочия в сфере прямого налогообложения, на европейском уровне невозможна даже гармонизация таких правил без поддержки государств-членов в главном законодательном институте ЕС – в Совете ЕС.

Другое дело – политика в сфере обеспечения конкуренции на внутреннем рынке. Здесь Комиссия по Римскому договору обладает значительной компетенцией от требования к предприятиям по раскрытию информации до санкционных полномочий в отношении предприятий-нарушителей. Полномочия комиссии в сфере конкуренции включают контроль за соблюдением запрета оказывать государственную помощь компаниям со стороны государств-членов, а равно контроль за мерами государственной поддержки, разрешенными комиссией в качестве исключения из общего правила о запрете госпомощи. Государственная помощь может принимать различные формы, оказываться прямо или косвенно, включая такие различные механизмы, как субсидирования или налоговые льготы.

В 1997 году для целей противодействия пагубной налоговой конкуренции Советом совместно с представителями правительств государств-членов был принят Кодекс по налогообложению предпринимательской деятельности, положения которого носят сугубо рекомендательный характер, однако стороны обязались уважать их путем отмены существующих мер пагубной налоговой конкуренции, а также недопущения принятия таких мер в будущем. Кодекс прямо перечислил, какие меры относятся к порождающим пагубную налоговую конкуренцию.

В пункте “J” Кодекса установлено, что такие меры могут приобретать форму «государственной помощи», для чего Комиссии было предложено выработать критерии выявления таких мер, включая ежегодный мониторинг, и, в случае выявления, формулировать предложения по пересмотру таких мер. Иных полномочий государства-члены в этой сфере не передавали Комиссии, что и должно было, видимо, ограничить возможность европейского вмешательства в суверенные налоговые полномочия государств-членов.

Однако в 1998 году критерии были представлены в виде сообщения Комиссии «О применении правил о государственной помощи к мерам, относящимся к прямому налогообложению». Ссылаясь на общие положения статьи Римского договора о государственной помощи, Комиссия расширительно истолковала свои полномочия в данной сфере вплоть до права требовать от государства-члена довзыскивать сэкономленные через государственную помощь налоги и начислять проценты на них. По сути, это не соответствовало договоренностям, зафиксированным в упомянутом Кодексе.  Однако, вслед за упомянутом Сообщением, Советом был принят процедурный регламент, прямо предусмотревший общий порядок взыскания по предписанию Комиссии выгоды, полученной от неправомерно предоставленной государствами-членами госпомощи. 

В 1999 году была проверена 271 налоговая мера в государствах-членах, из которых 66 мер были признаны пагубными. Интересно, что налогоплательщикам, пользующимся такими режимами тогда была предоставлена на 31 декабря 2000 года рассрочка в форме так называемой «дедушкиной оговорки», которая разрешила им использовать эти режимы до конца 2005 года, а в ряде случаев по зависимым территориям государств-членов и дольше.

Разумеется, претензий к такому мелкому вопросу, как практика заключения предварительных налоговых соглашений в государствах-членах, тогда не возникло. Однако сейчас, по мере все большего распространения полномочий Брюсселя на практические моменты реализации налоговой политики государств-членов, Комиссия ссылается на факт недоступности окончательных налоговых результатов этих соглашений для оценки по причине конфиденциальности. Важно отметить, что заключение подобных договоренностей с властями было доступно всем налогоплательщикам, что исключает избирательность в качестве основной характеристики для оценки налоговой меры в качестве вида государственной помощи, если бы даже такие полномочия были бы прямо предоставлены ЕС государствами-членами.

Таким образом, через вопросы защиты конкуренции Комиссия ЕС предприняла очередную попытку ограничения суверенных налоговых полномочий государств-членов, что было исключено изначально при создании сначала Европейского экономического сообщества в 1957 г., а затем и Европейского Союза. В этой связи справедливо негодование министра финансов Ирландии о том, что «это подход через заднюю дверь…, чтобы влиять на налоговую политику через право конкуренции».

Вместе с тем, такого рода экспансия комиссии, ставящая под сомнение соблюдение принципов пропорциональности и правовой определенности европейских решений, может быть обжалована в Суде Европейского Союза.

Почему США беспокоят новые инициативы Еврокомиссии

В США одна из самых высоких налоговых нагрузок на корпорации. Так, например, эффективная ставка налога, состоящего из тридцатипятипроцентного федерального и налога конкретного штата, доходит до 40%. Однако до момента фактического получения корпорацией прибыли на территории США, обязательство по уплате налога не возникает, что и объясняет широкий интерес американского бизнеса к законному использованию офшоров.

В случае с Apple прибыль накапливалась американской корпорацией именно в Ирландии, и именно на нее сейчас посягает европейский комиссар по вопросам конкуренции. Ведь, если бы Ирландия согласилась с требованиями Брюсселя, государственный бюджет США потерял бы.

Кодекс внутренних доходов предусматривает такой инструмент избежания двойного налогообложения, как иностранный налоговый кредит. Таким образом, доплатив по требованию еврокомиссара в Ирландии 13 миллиардов евро, служба внутренних доходов США недополучит федеральный налог в размере 4,55 миллиардов евро.

Забавным фактом всей этой истории является то, что раньше Apple журили сами США за задержку колоссальной прибыли за границей. Именно подробнейшие исследования экспертов в ходе слушаний в Сенате США 21 мая 2013 года послужили базой для исследования экспертами Европейской комиссии.

Битва за чужие деньги или начало парада налогового суверенитета

Борьба стран за сохранение своих налоговых доходов ведется активно очень давно, и не всегда, разумеется, честными способами. Поэтому развитые, в первую очередь, государства и предпринимают постоянные попытки, как сами, так и через международные организации и интеграционные объединения, якобы, бороться с развивающимися и бедными, которые отвлекают их бюджетные доходы, как, например, это делают налоговые гавани или офшоры. Нельзя не напомнить в этой связи о широко разрекламированном плане BEPS (противодействия переносу прибыли в удобные юрисдикции и размыванию корпорационной налоговой базы) от ОЭСР, который повсеместно пытаются насаждать через G20.

Именно сейчас эта кульминация противодействия пагубной налоговой конкуренции может встретить непреступную стену фискального эгоизма, который вызван в первую очередь глобальным состоянием экономики, прогрессирующим спадом госдоходов в конкретных странах, а в ряде стран прямым нежеланием сокращать государственные расходы и административный аппарат.

И, конечно, стоит согласиться со старшим министром Сингапура по делам финансов и транспорта Джозефиной Тео, которая заявила: «Мы должны признать суверенное право каждой страны определять свою налоговую политику в целях привлечения инвестиций, поддержания предпринимательства и обеспечения роста. Страны конкурируют в сфере привлекательности налоговых инициатив так же, как мы конкурируем в области качества человеческих ресурсов, инфраструктуры или административной эффективности. У развития каких-либо конкурентных преимуществ, включая налоговые меры, есть цена. Это полностью и исключительно дело каждой конкретной страны – создать совокупность предлагаемых преимуществ той ценой, которую эта страна может себе позволить».