Сколько не будет стоить нефть: чтобы спрогнозировать цену, надо решить нерешаемое уравнение - Мнения
$58.35
61.93
ММВБ2128.21
BRENT55.87
RTS1152.21
GOLD1234.32

Сколько не будет стоить нефть: чтобы спрогнозировать цену, надо решить нерешаемое уравнение

читайте также
Неудачная страховка: почему компании терпят убытки от падения нефти и рубля На распутье: как скоро в России закончится нефть? Вопрос — цена: есть ли смысл прогнозировать нефтяные цены 6 тезисов о будущем глобальной энергетики от главного экономиста ВР Налоговый маневр: рост оптовых цен на нефтепродукты неизбежен Изменение конъюнктуры нефтяного рынка: первые шаги союзников по сокращению добычи Россия впервые стала крупнейшим поставщиком нефти в Китай Экспортеры договорились: нефть будет дорожать? «Роснефть» увеличит поставки нефти в Китай на 56 млн тонн Прогнозы — 2017: куда качнется маятник нефтяных цен Изменчивый баррель: что будет с ценами на нефть в 2017 году Что экономисты и представители бизнеса говорят о пресс-конференции президента Нефть под ОПЕКой: влияние картеля на котировки будет недолгим Массовое сокращение: цена нефти грозит перевалить за $50 Отъезд вместо протеста: настроения российских студентов Перед поворотом: как гибнет старая мировая экономика Сутки в Капотне. Будни нефтеперерабатывающего завода Делай, что говорят: как в России появилось «потерянное поколение» топ-менеджеров Правительство давит на газ: к чему приведет рост налогов Что неладно с новой российской «большой приватизацией» Летняя аномалия: почему рубль не реагирует на нефть
Мнения #нефть 27.06.2016 03:51

Сколько не будет стоить нефть: чтобы спрогнозировать цену, надо решить нерешаемое уравнение

Фото REUTERS / Jose Miguel Gomez
Современные условия рынка углеводорода таковы, что в ближайшие десятилетия цена нефти не достигнет $80–90

Помимо извечных вопросов «Что делать?» и «Кто виноват?» третьим экзистенциально важным для России вопросом, безусловно, является «Сколько будет стоит нефть?». Это, впрочем, касается не только России — доходы от экспорта нефти и газа являются ключевыми для двух десятков стран с совокупным населением почти 1 млрд, это около 15% населения земли. И так же, как и на другие два вопроса, толком ответить на него никто не может.

И это неудивительно — чтобы спрогнозировать цену на нефть, надо решить нерешаемое уравнение как минимум с 7–8 переменными, чьи веса к тому же постоянно меняются. Как минимум для начала придется рассчитать баланс спроса и предложения ведущих мировых потребителей и производителей нефти, отдельно спрогнозировать добычу сланцевой нефти в США (как главного балансирующего спрос производителя), учесть темпы продвижения альтернативной энергетики, добавить к этому влияние рынка деривативов (его объем в разы превышает объем рынка физической нефти), ну и, наконец, попробовать спрогнозировать экологические, техногенные и социально-политические катаклизмы, которые могут существенно влиять на цены энергоресурсов. В общем, mission impossible. 

И все же ряд событий последних двух лет может, по моему мнению, помочь ответить на другой вопрос: какой цена на нефть НЕ будет. И ответ такой: она больше не будет высокой.

Во-первых, стремительный рост добычи сланцевой нефти в США — главный фактор переизбытка предложения нефти в мире в последние годы — показал инвесторам способность американской нефтяной индустрии стремительно наращивать производство при высоких ценах на нефть. Масштаб роста потрясает воображение — с 2008 по 2014 год добыча нефти в США выросла на 5 млн баррелей в сутки, что равно половине всей российской нефтедобычи или совокупной добыче Бразилии и Мексики!

И хотя при текущих ценах добыча в США начала снижаться, инвесторы теперь понимают, что при ценах от $60 за баррель и выше американский сланцевый вентиль снова начнет приоткрываться, а при $75–80 и выше начнется очередной сланцевый нефтепотоп. Согласно разным исследованиям, технологические усовершенствования и рост операционной эффективности снизили себестоимость добычи в основных сланцевых регионах США до $40–50 за баррель, а значит, любые цены выше этих уровней делают добычу рентабельной. И если потребители понимают, сколько товара и по какой цене может почти мгновенно поступить на рынок, откуда взяться росту цен?

Во-вторых, в дополнение к резко снижающейся себестоимости нефти в США последние несколько лет наглядно продемонстрировали, что реальная себестоимость добычи и в других крупнейших странах-производителях гораздо ниже, чем все думали. И причина здесь не только и не столько в росте эффективности, высокой производительности новых месторождений и т. д. Все гораздо банальнее: для тех двух десятков стран, для которых нефть — основная статья экспорта и ключевой источник валютных поступлений, приемлемой является практически любая цена, поскольку альтернатив у них попросту нет. 

Как показала практика, все дискуссии о «кривой маржинальных затрат», «себестоимости полного цикла», «высоких фиксированных издержках» и прочие расчеты были выброшены в окно, как только цены на нефть устремились вниз, поскольку при цене $30 за баррель у тебя есть только одна задача — выжить любой ценой. 

Россия, Ирак, Иран, Венесуэла, Мексика, Саудовская Аравия, Колумбия, Нигерия, Ливия — я думаю, никто не сократит свои поставки ни на баррель, даже если нефть будет стоить $20.

Во-первых, для многих стран даже эта цена покрывает минимальные операционные издержки. Во-вторых, девальвация национальной валюты — надежный и проверенный способ сгладить удар от падающей валютной выручки. В-третьих, какая у этих стран альтернатива? Я так давно работаю, что еще застал нефть по $10 за баррель в декабре 1998 года. Знаете, когда был месячный пик экспорта нефти из России в том году? Правильно, в декабре.

Так что предсказать, будет ли нефть $42 или $54 в будущем году, я не берусь — да и какая по большому счету разница? Главное, она вряд ли дотянет до $80–90 в следующие 15–20 лет, а магический уровень $100 может и вовсе оказаться недосягаемым до второй половины XXI века. 

Золотое нефтяное десятилетие 2004–2014 вряд ли повторится в обозримом будущем, а значит, многим странам, компаниям и людям придется научиться зарабатывать, тратить и жить по-другому. Как сказал бы один из героев сериала «Игра престолов», нефтяная зима близко. Более того, похоже, она уже наступила.