Между импичментом и системностью: выбор Дональда Трампа | Мнения | Forbes.ru
$59.35
69.91
ММВБ1942.88
BRENT50.53
RTS1029.76
GOLD1287.32

Между импичментом и системностью: выбор Дональда Трампа

читайте также
+634 просмотров за суткиСомнительная слава: почему Трамп не будет воевать с Северной Кореей? +158 просмотров за суткиОдиночество Трампа: бизнес бежит из Белого дома после кровопролития в Шарлоттсвилле +16 просмотров за суткиПросто бизнес: прибыль отеля Трампа в Вашингтоне на 192% превысила ожидания +8 просмотров за суткиЧутье миллиардера: «индекс страха» Уолл-стрит удвоился на фоне противостояния США и КНДР +12 просмотров за суткиВоздушная тревога: продажи бункеров в США на случай войны с КНДР выросли на 90% +31 просмотров за суткиТрамп уполномочен уступить: санкции против России как политическая неизбежность +20 просмотров за суткиFake Tower: как в Грузии строят поддельный небоскреб Трампа +3 просмотров за суткиНетрадиционное ценообразование: американский газ как предмет торга Трампа с мировыми лидерами +5 просмотров за сутки«Документ с дефектом»: Трамп подписал закон об ужесточении антироссийских санкций +6 просмотров за суткиЗабытый флот: Пентагон купит для Трампа два Boeing 747, заказанные «Трансаэро» +4 просмотров за суткиНа два фронта: Трамп готов к санкциям и против России, и против Китая +613 просмотров за суткиВойна санкций: Москва лишила посольство США дачи в Серебряном бору +9 просмотров за суткиДжексон-Вэник в квадрате: Трампа вынуждают увековечить антироссийские санкции +6 просмотров за суткиПочему финансовый рынок игнорирует новые антироссийские санкции +5 просмотров за суткиУ Иванки Трамп и Джареда Кушнера обнаружилась коллекция современного искусства на $25 млн +4 просмотров за суткиДруг нефтяников: почему Трамп выбрал Хантсмана послом в Россию Даст слабину? Тиллерсон может стать первым за 35 лет госсекретарем, не проработавшим на этом посту и года +2 просмотров за суткиИ сват и брат. Как инвестор Джош Кушнер управляет миллиардным фондом в эпоху Трампа +1 просмотров за сутки«Приставучие русские»: глава ЦРУ обвинил Москву в постоянном стремлении «насолить» Америке +1 просмотров за сутки«Ужин шел к десерту»: Трамп раскрыл детали «тайной» встречи с Путиным +3 просмотров за сутки«Лживость, подлость и абсурд»: Белый дом прокомментировал «тайную» встречу Путина и Трампа

Между импичментом и системностью: выбор Дональда Трампа

Фото REUTERS / Eric Thayer
От того, как поведет себя избранный президент в кадровой политике, будет зависеть его политическое будущее. Если Трамп не пойдет на уступки партийной элите при формировании кабинета, ему не избежать импичмента, согласованного обеими парламентскими партиями

Влиятельное американское издание The Washington Post опубликовало прогноз известного социолога Алана Лихтмана о возможном импичменте избранного президента США Дональда Трампа. Данное предположение вызвало интерес и дискуссию не только среди экспертов, но и широкой общественности, так как Лихтман в течение 30 лет безошибочно прогнозировал исходы региональных и федеральных избирательных кампаний в США. Основную причину возможного импичмента специалист видит в несистемности и непредсказуемости Дональда Трампа для партийных элит.

Насколько высока вероятность такого исхода? Подобный сценарий вполне возможен, однако он во многом будет зависеть как от политического поведения Трампа, так и от его кадровых решений. В целом триумф Трампа стал неожиданным для партийного руководства, о чем свидетельствуют поздние и сдержанные поздравления лидера сенатского большинства Митчелла Макконнелла и спикера Палаты представителей Пола Райана. Неудивительно, что после своего первого выступления перед избирателями Трамп направился на встречу с партийными лидерами в Конгрессе. Традиционно подобные встречи носят формально протокольный характер, но Дональд Трамп провел уже несколько сложных, закрытых и очень продолжительных переговоров. 

Очевидно, что между избранным президентом и партийным руководством существуют противоречия. Одним из них, вполне вероятно, является вопрос о формировании будущей администрации.

Для того чтобы найти баланс в отношениях с Республиканской партией, президенту будет необходимо принять в расчет позицию лидеров ведущих фракций: традиционалистов, умеренных консерваторов, неоконсерваторов, либертарианцев (чайная фракция). В информационном пространстве уже муссируются имена потенциальных членов администрации. Однако к ним следует относиться с настороженностью, поскольку, как правило, подобные вбросы служат определенным прикрытием реальных номинантов. Итак, какие кандидаты наиболее и наименее реальны?

Внутренний блок

Ввиду того что Трампу во многом удалось победить в президентской гонке за счет критики программы Obamacare, основное внимание будет уделено реформе здравоохранения. В связи с этим Трампу необходимо назначить опытного законодателя, имеющего большое влияние и авторитет в Конгрессе. Различные издания активно тиражируют фигуру нейрохирурга из Мичигана Бена Карсона. С одной стороны, Карсон сразу же поддержал Дональда Трампа, выйдя из республиканских праймериз. Более того, он, как и Трамп,  — нетипичный политик и республиканец, что послужило основой для их сближения. С другой — фракционные лидеры Республиканской партии вряд ли захотят видеть на такой ключевой позиции неопытного кандидата. Важную роль играет тот факт, что за последние несколько дней Дональд Трамп смягчил риторику по вопросу об отмене программы Obamacare. Карсон же символизирует собой твердую критику и сопротивление этой реформе, поскольку представляет интересы крупных медицинских лоббистских структур.

Среди наиболее реальных кандидатов следует назвать имена Ламара Александера, Майкла Энци и Сьюзан Коллинз. Сенатор Ламар уже долгое время возглавляет комитет по здравоохранению и является ветераном общественно-политических дискуссий вокруг проблемы медицинского страхования. В отличие от Карсона он осознает необходимость изменений и был не согласен лишь с механизмом реализации программы Obamacare. Немаловажную роль играет тот факт, что переход Ламара из законодательной ветви власти в исполнительную будет играть на руку лидеру республиканского большинства Митчеллу Макконнеллу. Макконнелл обеспокоен амбициями Ламара, который стремится в будущем занять пост партийного лидера в Сенате. Однако по этим же причинам сам Ламар может отказаться от предложенной должности, если посчитает карьеру в Конгрессе перспективнее Белого дома. В этом случае он вполне может предложить кандидатуру своего хорошего друга, главу подкомитета первичной медико-санитарной помощи сенатора Майкла Энци. В 2009 году Энци входил в рабочую группу законодателей-республиканцев, участвовавших в обсуждении программы Obamacare. Что касается Сьюзан Коллинз, то она не имеет авторитета Ламара и Энци и менее опытна в принятии законодательных решений. Однако она долгое время практиковала медицину и, в отличие от Карсона, является частью политического истэблишмента Республиканской партии.

Другой важный вопрос — энергетика. За ближайшие четыре года республиканцам предстоит решить несколько ключевых задач. Во-первых, «слоны» попытаются провести законопроект, разрешающий строительство канадо-американского нефтепровода Keystone с выходом в Мексиканский залив. Это позволит американским нефтяным компаниям экспортировать свою синтетическую нефть. Во-вторых, актуальным станет принятие закона, позволяющего добывать энергоресурсы в сопряженных с национальными заповедниками территориях, в том числе на Аляске. Для решения этих задач Трампу понадобится человек с широкими связями в лоббистском нефтяном секторе и Конгрессе. Наиболее часто называется имя нефтяного магната, президента корпорации Continental Resources Гарольда Хамма. Однако его кандидатура вряд ли устроит основных конкурентов: корпорации Сhevron и Exxon Mobil. У этих компаний крупнейший лоббистский кокус в Конгрессе США, способный заблокировать любую неугодную инициативу. Кроме того, Хамм был вовлечен в ряд скандалов, связанных с его профессиональной деятельностью. К тому же его назначение станет первым случаем, когда должность министра энергетики займет текущий игрок нефтегазовой отрасли.

Другими потенциальными кандидатами являются Спенсер Абрахам и Джимми Риш. Абрахам проделал путь от адвоката в юридической фирме до министра энергетики США в администрации Джорджа Буша — младшего. За время его карьеры у него сложились доверительные отношения с саудитами и президентом России Владимиром Путиным. Помимо службы в исполнительной власти Абрахам долгое время работал в различных комитетах Конгресса. Серьезным барьером для Абрахама на пути к получению этой должности может стать оппозиция со стороны традиционалистов, либертарианцев и умеренных, выступающих за более сдержанную энергетическую политику.

На пост министра финансов рассматриваются Стивен Мнучин и Джейми Даймон. Первый в течение 17 лет проработал в инвестиционном банке Goldman Sachs и имеет большой опыт работы на Уолл-стрит, второй возглавляет JPMorgan.

Несмотря на то что в избирательной стратегии Дональда Трампа присутствовала обвинительная риторика в адрес Хиллари Клинтон за ее связи с Уолл-стрит, он назначил Мнучина финансовым директором своей предвыборной кампании. Не исключено, что Трамп мог пообещать этот министерский портфель Мнучину. Однако, если его навыки, полученные  в Goldman Sachs, были полезны в предвыборной борьбе, то этот фактор, вероятнее всего, отрицательно отразится на имидже президента и его администрации. Мнучин, например, был замешан в крупнейшем в истории США финансовом скандале, связанном с «пирамидой Мэдоффа» и, как принято считать, ушел с Уолл-стрит  в голливудские продюсеры только потому, что хотел избежать расследования.

В отличие от Мнучина Даймон имеет незапятнанную репутацию на Уолл-стрит, а также опыт управления крупными финансами в кризисных ситуациях. К примеру, во время кризиса 2008 года JPMorgan удалось избежать банкротства и увеличить свою капитализацию вдвое. Другой крайне важной особенностью Даймона является договороспособность. За время своей длительной карьеры он провел множество успешных переговоров, превращая своих потенциальных конкурентов в партнеров. Эти факты будут иметь важное значение при формировании бюджетной политики Белого дома.

Внешний блок

Будущая внешнеполитическая стратегия США, скорее всего, будет разделена на региональные и глобальные приоритеты. Наиболее актуальной региональной проблемой будет политическая нестабильность в Венесуэле.  В течение многих лет правительства Уго Чавеса и Николаса Мадуро демонизировали Соединенные Штаты, обвиняя их во всех страданиях своего народа. Сегодня Каракас отказывается допускать иностранную помощь, несмотря на нехватку товаров первой необходимости. Цены растут ежедневно, полки магазинов и супермаркетов пусты, отключается электроэнергия по всей стране, а преступность достигла небывалых масштабов. Согласно исследованиям, после прихода Николаса Мадуро к власти в 2013 году падение ВВП в 2016 году составило 8 %, а уровень бедности за последние годы увеличился с 23% до 73%. Подобная внутриполитическая ситуация может привести к гуманитарной катастрофе и массовым иммиграционным потокам в США. Не стоит также забывать, что Венесуэла является одним из ключевых коридоров незаконного оборота наркотиков, и, в случае нестабильности, этот процесс будет только ускоряться. Политическое насилие по эффекту домино вполне может перекинуться на соседнюю Колумбию.

При сложившихся обстоятельствах Вашингтону придется оказать политическую и финансовую помощь венесуэльской оппозиции.

По объективным причинам в центре глобального внимания Вашингтона останется Китай. Политическое и экономическое усиление Пекина является гораздо более важной проблемой, чем Исламское государство, Афганистан, Ливия, Украина, израильско-палестинский конфликт, иммиграция или любая из меньших проблем, которые отвлекают внимание американских политиков в последние годы. Если Соединенные Штаты поведут себя слишком резко, это может спровоцировать спираль враждебности с китайцами и вызвать тревогу собственных союзников в регионе. Америка и Китай будут стремиться избежать так называемого капкана Фукидида, когда восходящая держава противостоит существующей доминирующей державе, что приводит к пагубным последствиям для обеих сторон. На данный момент траектория этого движения отрицательна и характеризуется растущим чувством китайского национализма и стремлением ограничить присутствие США в Азии.

На разрозненном Ближнем Востоке новая администрация должна установить приоритеты и не отвлекаться на то, в чем Америка будет иметь лишь ограниченный успех: например, бессмысленные попытки примирить Израиль и Палестину. Вашингтон должен активизировать усилия в «тайной войне» путем «умного контртерроризма», что включает обмен разведданными с союзниками, применение военной силы против террористических убежищ, ресурсов и лидеров.

Война в Сирии превратилась в кошмар для американских интересов: полмиллиона убитых, миллионы беженцев, заполонивших Европу, Турцию, Ливан и Иорданию. Республиканское большинство Конгресса, которое будет играть важную роль в принятии политических решений, убеждено в том, что поведение России агрессивно и Путина необходимо остановить. Даже если у Трампа сложатся хорошие личные отношения с российским лидером, он не сможет игнорировать мнение партийных руководителей и военно-разведывательного лобби, считающих, что США уже глубоко вовлечены в войну в Сирии и пришло время довести эту политику до более эффективного вмешательства.

Исходя из текущей внешнеполитической конфигурации, Трампу придется тщательно подойти к подбору таких ключевых кадров, как госсекретарь и министр обороны. 

Различные СМИ утверждают, что будущим государственным секретарем станет Ньютон Грингрич. Однако его выдвижение будет крайне негативно воспринято членами сенатского комитета по международным делам.

С одной стороны, Грингрич пользуется большим авторитетом среди консервативной общественности благодаря инициированной им в 1994 году общенациональной программе «Контракт с Америкой». Во многом этот шаг позволил республиканцам впервые за 40 лет получить большинство в обеих палатах Конгресса. С другой — внешняя политика не является сильной стороной Грингрича. Следует также учесть, что Трамп может предложить ему другой, не менее ответственный и значимый пост в своей администрации.

Двумя другими кандидатами являются председатель сенатского комитета по международным делам Роберт Коркер и глава «Фонда Карнеги за международный мир» Уильям Бернс. Сенатор из Теннесси известен своей резко негативной позицией в отношении России, Китая, Ирана и Сирии. Нельзя забывать, что именно Коркер был спонсором большинства резолюций, предусматривающих активное и прямое вовлечение США в сирийский и украинский кризисы. Более того, именно он был инициатором выделения бюджетных ассигнований на развертывание американской системы ПРО в Румынии и Польше. Если Трамп стремится наладить диалог с Россией и уменьшить внешнеполитическую активность Вашингтона, то назначение Коркера будет наихудшим кадровым решением.

Логичным представляется выдвижение потомственного дипломата, профессора Уильяма Бернса. Он имеет богатый опыт работы на Ближнем Востоке, в России и странах бывшего СССР. Бернс известен как сдержанный, неконфликтный человек и профессионал высокого уровня. Еще одним важным преимуществом Бернса является его беспартийность: против его кандидатуры не выступят ни демократы, ни республиканцы. Международное сообщество воспримет это назначение как сигнал Белого дома о готовности к диалогу.

В случае назначения «вооруженного голубя» главой Госдепартамента Министерство обороны должен возглавить ярко выраженный «ястреб».

На эту должность, по мнению некоторых СМИ, претендуют генерал-лейтенант армии США Майкл Флинн и сенатор Джефферсон Сэшенс. Генерал Флинн уже долгое время возглавляет разведывательное управление Министерства обороны и пользуется репутацией первоклассного стратега. Однако современные вызовы и угрозы, стоящие перед Америкой, требуют не столько кадрового военного разведчика, сколько эффективного менеджера-управленца. Благодаря своим качествам и опыту Флинн может претендовать скорее на пост директора ЦРУ.

В похожей ситуации находится алабамский сенатор Сэшенс. Несмотря на наличие опыта в законодательной системе, он не обладает качествами управленца. Для Трампа прагматичным будет оставить Сэшенса в Сенате, поскольку тот сможет продвигать инициативы Белого дома в Конгрессе.

Таким образом, будет логичным оставить на этом посту действующего Министра обороны Эштона Картера, который за короткий срок сумел обновить стагнирующие департаменты Пентагона и выстроить новую систему взаимоотношений в этом консервативном ведомстве. Помимо его управленческого таланта следует выделить и жесткую консервативную позицию по ряду внешнеполитических вопросов. Будучи соратником и близким другом неоконсерватора Роберта Гейтса, Картер оставил преподавательскую деятельность в Гарварде и стал в администрации Обамы одной из ключевых фигур, отвечающих за реализацию стратегии «Поворот к Азии». В частности, Картер работал над укреплением военно-технических связей с Индией, прилагая усилия к созданию более комфортных условий для передачи технологий между двумя странами и ослаблению ограничений, которые препятствовали продаже американского оружия. Благодаря стараниям Картера Америка значительно расширила свои военно-технические связи с Японией, Южной Кореей, Вьетнамом, Индонезией и Австралией с целью сдерживания растущих амбиций Китая.

Таким образом, от того, как поведет себя избранный президент в кадровой политике, будет зависеть его политическое будущее. Если Трамп пойдет на уступки партийной элите в рамках формирования своего будущего кабинета, то он докажет свою системность и приверженность курсу Республиканской партии. Иной сценарий может привести к непредсказуемым последствиям, вплоть до импичмента, согласованного обеими партиями.