Проклятие двух столиц: как Россия превращается в аутсайдера урбанистического мира

фото Corbis / All Over Press
Из-за непомерной централизации роль «вторых городов» в России не увеличивается, а, наоборот, уменьшается. Это подрывает экономическую конкурентоспособность страны.

Города все сильнее определяют развитие современной экономики. Если в 1900 году в городах жило всего 13% населения Земли, а в 1950 году — 29%, то сейчас городское население превышает половину мирового. К середине века эта доля превысит 70%: ежегодно в города переселяется более 100 млн человек. Города производят 80% мирового ВВП. Эти цифры означают, что весь экономический рост ближайших десятилетий будет сгенерирован городами. Не месторождениями, не сельхозугодьями, а городами. В России это слабое место: наши города отстают от наиболее конкурентоспособных городов мира еще сильнее, чем экономика в целом.

Что делает города конкурентоспособными?

Хорошая инфраструктура (включая общественный транспорт) и качество институтов (в том числе суды и городское планирование); открытость внешнему миру; комфортная и не очень дорогая среда для жизни; благополучная экология; растущая и образованная рабочая сила, эффективность бюрократии. А вот размер не важен. Среди самых конкурентоспособных городов мира в 2025 году, по версии Citigroup и Economist Intelligence Unit, будет как 37-миллионный Токио, так и Цюрих, по населению уступающий ему в 26 раз.

Исторически конкурентоспособными на глобальном уровне становились города, расположенные на морском побережье или имеющие к нему легкий доступ. Этот фактор работает и сейчас: в списке 120 глобально конкурентоспособных городов от Citi и EIU девять в первой десятке — приморские города. Близость моря упрощает ведение внешней торговли и делает города открытыми внешнему миру и часто интернациональными. География подталкивает прибрежные города к тому, чтобы не замыкаться в границах своего государства, а становиться глобальными «хабами» для встречных потоков товаров, услуг, людей, капитала, идей.

Российские города выдающихся позиций в рэнкингах городов не занимают. В списке Citi и EIU Россия представлена лишь Москвой и Петербургом, а Украина — лишь Киевом. Остальные города остаются почти неразличимыми на глобальной экономической карте. И ситуация ухудшается. Если в 2007 году в список 600 городов, составляемый McKinsey Global Institute, попали 13 российских, то в 2011 году — всего пять. При этом наименьший из российских городов, попавших в список, Тюмень, по населению (600 000 человек) был вчетверо крупнее нижней границы выборки (150 000). Наши небольшие города отстают от конкурентов еще сильнее, чем крупные. Та же Тюмень важна глобальной экономике как столица нефтеносной провинции. А не как образовательный или деловой центр.

В России быстро развиваются только две столицы. Остальным мешает централизация.

Вклад «вторых городов» (по определению MGI, это города с населением свыше 150 000 человек, кроме двух крупнейших в стране) в экономический рост относительно невелик. И хуже того, он не растет, что доказывали на недавней конференции в ВШЭ Константин Криничанский и Анастасия Унрау из ЮУрГУ. Два крупнейших города России обеспечивают 27% ВВП страны (в США — 13%, а в Западной Европе — 9%). Они «высасывают соки» из городов, идущих следом. На следующие 30 крупнейших с точки зрения экономики городов в России приходится всего 16% ВВП, тогда как в США — 37%, а в Западной Европе — 33%. Аналогичная ситуация с остальными 133 городами, чье население превышает 100 000 человек. На них, по расчетам Криничанского и Унрау, в России приходится 12% ВВП — в 2–3 раза меньше, чем в Европе и США (23–33%).

Зато почти половина российского ВВП производится за пределами городов. И это понятно: мы ведь не встречаем на улицах нефтегазовых вышек. Важнейшим фактором, влияющим на развитие российских городов, остается их расположенность в относительной близости от места добычи полезных ископаемых, показали Альбрехт Кауффманн (Halle Institute for Economic Research), Леонид Лимонов и Марина Несена (Леонтьевский центр). Такое же влияние оказывает близость Москвы на небольшие подмосковные города типа Щелково, Пушкино, Красногорска и т. д.

Ориентированность городов на добычу природных ресурсов плохо влияет на их способность аккумулировать предпринимательские таланты. И не только в России. Как показали Эдвард Глэзер из Гарвардского университета и его коллеги, в американских городах, расположенных близ богатых природными ресурсами месторождений (типа Питтсбурга с его угольными залежами), и в крупных промышленных центрах предпринимательство развивается хуже, чем в прочих.

Природные богатства и индустриальное развитие ведут к доминированию крупного бизнеса. Мелкий и средний бизнес в таких местах развиваются слабее, в них меньше стартапов. Это долгосрочный эффект: Глэзер смотрел на города, близ которых были месторождения по состоянию на 1900 год. Замедленное развитие предпринимательства в них наблюдалось на протяжении всего XX века. Между тем бурная предпринимательская активность, показывал Глэзер в другой работе, влияет на общий экономический успех города — благосостояние горожан и низкую безработицу.

Города — не механическое соединение большого количества людей и техники. Важен так называемый агломерационный эффект — кратное усиление экономического роста от сосредоточения людей, производств и капитала. Целое больше суммы частей. Но именно этот эффект выражается в динамике развития российских городов очень слабо. А кое-где почти не обнаруживается, доказывает Евгения Коломак из ИЭОПП Сибирского отделения РАН. Кроме Москвы и Петербурга агломерационный эффект в России хорошо заметен лишь в городах-миллионниках, московских пригородах и нескольких крупнейших городах Центра и Юга.

Кроме природных ресурсов фактором, определяющим развитие, оказывается способность властей договориться с Москвой о включении города в федеральные инвестпрограммы бюджета, следует из работ известного экономгеографа Натальи Зубаревич. Во многих городах доля инвестиций из федерального и регионального бюджетов превышает 30% суммарных инвестиций. А в Грозном, Салехарде и Владивостоке она даже выше 70%. Это ненадежная ситуация.

Пока отставание «вторых городов» России от лидеров только усугубляется.

Население большинства городов, кроме миллионников, сокращается. Тотальная централизация влияет на развитие «вторых городов» крайне негативно. Не помогает даже увеличение инвестрасходов на реализуемые в регионах проекты. Проблема в том, отмечает профессор Тихоокеанского госуниверситета Леонид Бляхер, что федеральный бюджет инвестирует в регионе в мегапроекты, реализуемые московскими компаниями (газопровод, нефтепровод, расширение ж/д сети, реконструкция Владивостока для саммита АТЭС). При этом инфраструктура, средний и мелкий региональный бизнес, обеспечивающий населению основную занятость, понемногу деградируют. Разумнее ведет себя Китай: он на Дальнем Востоке инвестирует не в мегастройки, а в органичные для местных условий бизнесы, связанные с сельским хозяйством, транспортом, лесом, в горнорудные предприятия.

Непомерная централизация сделала Россию аутсайдером в современном урбанистическом мире. Роль «вторых городов» у нас не увеличивается, а, наоборот, уменьшается. Это подрывает экономическую конкурентоспособность страны. Текущая экономическая политика не способствует тому, чтобы интеллектуальные и финансовые ресурсы перемещались из столиц во «вторые города» (только так можно обеспечить их опережающее развитие). Наоборот, московская агломерация и в меньшей мере Петербург продолжают вытягивать ресурсы из остальной страны. При нынешнем уровне централизации власти и ресурсов иначе быть не может. Любой студент-третьекурсник уже понимает, что только в Москве можно «решать вопросы», делать бизнес, лечиться, учиться, смотреть хорошие спектакли и т. д. И соответствующим образом планирует свою жизнь.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться