О чем не пишут в России: Франция ссорится с капиталистами, Египет задыхается в пробках

Обзор мировой прессы: кто обозвал самого богатого человека Европы «придурком», что Мубарак оставил в наследство новым властям Египта и почему риелторы не могут продать остров Джона Леннона

Франция: народ против Бернара Арно

Во Франции продолжает набирать обороты скандал с участием владельца и руководителя корпорации LVMH Moet Hennessy Louis Vuitton Бернара Арно. Занимающий четвертую строчку в мировом рейтинге миллиардеров по версии Forbes бизнесмен (его состояние оценивается в $41 млрд) оказался под прицелом общественной критики после того, как обратился за гражданством к властям Бельгии. Аналитики поспешили связать этот шаг с желанием предпринимателя сбежать от налоговой ловушки президента-социалиста Франсуа Олланда. В первых рядах недовольных действиями Арно оказалась редакция главной «левой» газеты Франции Liberation. Вышедший накануне с заголовком «Вали, богатый придурок!» номер издания настолько задел миллиардера, что он уже готовит иск к журналистам. В Liberation заявили о решимости отстаивать в суде собственную точку зрения, пишет The Wall Street Journal.

«Дело Арно» при всем своем эмоциональном накале обострило внутренние противоречия французского общества касательно темы налогообложения. Сам бизнесмен и его представители дружно настаивают на том, что бельгийский паспорт — лишь бюрократическая формальность, необходимая владельцу LVMH для ведения предпринимательской деятельности в сопредельном государстве. Критики Арно не сомневаются, что реальная цель обращения за гражданством — попытка уйти от необходимости выплаты налогов по ставке 75%, которыми Олланд надеется обложить всех граждан Франции с годовым доходом свыше €1 млн ($1,3 млн). Еще одна версия мотивов бизнесмена — стремление перевести в соседнюю юрисдикцию активы, предназначенные для формирования наследства. В окружении Арно не стали комментировать эти слухи и ограничились туманной формулировкой «по личным причинам», а также призвали не раздувать политических спекуляций. От участия в скандале не удержался и сам Олланд. В воскресном интервью телеканалам глава государства предупредил Арно, что сам факт обращения за гражданством другой страны «в сложный период» выглядит неэтично, и апеллировал к патриотическим чувствам миллиардера.

Эксперты тем временем бурно обсуждают, уникален ли случай владельца LVMH или это прецедент, за которым последует настоящий «исход» богатых французов из-под фискального ига правительства социалистов. Президент не скрывает собственной неприязни к крупным капиталам. Премьер-министр Жан-Марк Айро также накануне заявил, что с учетом тех «исключительных трудностей», с которыми приходится сталкиваться экономике сегодня, именно богатые граждане должны стать опорой для государства. Подобная риторика грозит властям испорченными отношениями с бизнесом, но в электоральном смысле социалисты быстро набирают очки: левый популизм в Европе пользуется все большим спросом, особенно на фоне неспособности бюрократов справиться с долговым кризисом. Та же Liberation, называя героя своей скандальной статьи «дезертиром», заодно обвиняет всю национальную элиту в перманентном стремлении к «невыносимой легкости бытия» и совершенно пренебрегает тем фактом, что вот уже на протяжении 20 лет Арно исправно пополнял французский бюджет внушительными суммами, благодаря которым государство позволяет себе оставаться социальным. «Пока многие компании передислоцировали производство, прежде всего, в Азию, LVMH продолжала открывать новые заводы во Франции, только в 2011 году создав 3000 новых рабочих мест», — написала группа в своем пресс-релизе, искренне не понимая фантомных претензий в адрес своего владельца.

Египет: Мубарак ушел, пробки остались

«Как мало изменилось в Египте после революции, понимаешь, глядя, как Наср Мохаммед Галеб продолжает торговать тамариндовым соком посреди оживленной транспортной магистрали, окруженный смогом и громким гудением недовольных водителей, которым продавец блокирует путь», — так начинает репортаж из Каира обозреватель The New York Times Асмаа аль-Захари. «Люди в машинах горячатся из-за беспорядка на дороге и хотят чего-нибудь выпить», — объясняет секреты собственного бизнеса 43-летний Галеб. Действительно, люди горячатся из-за плохого трафика, а плохой трафик возникает из-за Галеба посреди трассы, констатирует автор. Так было до революции, так остается и по сей день. Иногда полиция очищает улицы Каира от отчаянных торговцев, которые тысячами, если не десятками тысяч бросаются под колеса проезжающих автомобилей, чтобы всучить им свои товары. Этот «черный» сектор экономики столицы, впрочем, быстро восстанавливается от рейдов правоохранителей и вновь превращает дорожное движение в сущий ад. Новому президенту Египта Мохамеду Мурси досталось тяжелое наследство: политическая нестабильность, угроза продовольственной и топливной безопасности страны и стремительное истощение валютных резервов. Новое правительство уже обратилось за кредитом в $4,8 млрд к МВФ и США, но справиться с трендом сокращения объема инвестиций и растущего скепсиса со стороны туристов пока не может. Беспорядочная уличная торговля всерьез ухудшает имидж Каира, но избавиться от нее власти не могут, несмотря на десятилетия обещаний убрать продавцов с оживленных магистралей.

Мурси называл урегулирование этой проблемы в числе первоочередных задач первых 100 дней своего президентства. Вопрос не только репутационный: по оценкам Всемирного банка, снижение производительности труда, растрачиваемое в пробках время и неконтролируемое потребление бензина ежегодно стоят Египту дополнительных $8 млрд — примерно 3% ВВП страны. Еще один аспект проблемы — психологический: бесконечные мантры властей о коренных переменах в жизни народа разбиваются о быт, когда житель Каира выезжает на улицы города и понимает, что на самом деле со времен Мубарака все осталось по-прежнему. «Здесь правит хаос. Мы живем хуже, чем до революции», — констатирует журналист Саад Хаграс. Уровень криминала и уличного насилия после свержения диктатора только увеличился, бедных не стало меньше (более 40% населения Египта живет менее чем на $2 в день), безработица продолжает расти. Уличные торговцы вину в бардаке на дорогах признают лишь частично, апеллируя к своему стилю работы как к единственно возможному способу выжить в условиях глобального беспорядка. В докладе Всемирного банка отмечались следующие причины транспортного хаоса: в Каире остро не хватает парковочных мест, водители бросают автомобили прямо на магистралях, эвакуировать машины некому, топливо благодаря субсидиям остается дешевым, светофоров на улицах слишком мало. Всего в столице Египта курсирует около 2,2 млн автомобилей, ежегодно эта цифра растет примерно на 4%. Погибают на дорогах до 1000 человек в год, получают травмы — в четыре раза больше. Когда власти найдут в себе силы для системного подхода к решению проблемы, прогнозировать сегодня невозможно.

Остров Beatles: заброшенное наследство Леннона

«Джон Леннон и Йоко Оно могли бы встретить здесь старость, но пока остров Дориниш остается домом только для овец и птиц», — пишет агентство Bloomberg в статье, посвященной выставленному на продажу земельному активу. Остров размером с десяток футбольных полей неподалеку от западного побережья Ирландии любой желающий может приобрести за €300 000 ($384 000). Основная приманка для потенциальных покупателей — имя их предшественника: Леннон купил Дориниш 45 лет назад. Незадолго до смерти от рук Марка Чепмена в 1980 году легендарный музыкант озвучил планы по строительству на острове дома, который его вдова позднее перепродала местным фермерам. 73-летний Майкл Браун, который сопровождал Леннона во время визита на Дориниш, вспоминает, как тот постоянно «таскал с собой камеру, чтобы снять панораму залива».

Рынок недвижимости в Ирландии стагнирует на протяжении нескольких лет, и решение нынешних владельцев острова избавиться от актива следует в русле общих рыночных тенденций. Сами фермеры объясняют, что за участком площадью в 21 акр им становится все тяжелее присматривать с должным вниманием, и здешний скот рискует остаться без ухода. За сколько они купили остров у Оно, продавцы не говорят. По словам Брауна, сам участник Beatles в 1967 году заплатил за Дориниш около £1700 ($2700).

«Битловское» прошлое, впрочем, не облегчает процесс продажи острова. С середины июля на лот не нашлось ни одного претендента. Привлечь подобный актив может только покупателей, желающих продемонстрировать собственное влияние и богатство, говорят местные риелторы.

Новости партнеров