О чем не пишут в России: что изменилось за год со дня рокировки Путина и Медведева?

Обзор мировой прессы: западный взгляд на российские политические перемены, индийские социальные контрасты, новые технологии на службе у клуба Михаила Прохорова

Годовщина рокировки: начало новой России

«24 сентября 2011 года: день, который изменил Россию», — старший корреспондент радио «Свободная Европа» Брайан Уитмор подводит итоги годовщины рокировки правящего тандема Владимира Путина и Дмитрия Медведева в колонке для The Atlantic. Ровно год назад в России завершилась одна политическая эра и началась другая, убежден автор. Речь о съезде «Единой России», в ходе которого Медведев со сцены уступил президентский пост Путину, а тот в ответ пригласил младшего члена тандема на должность премьер-министра. Складно отрепетированный маневр двух руководителей страны положил конец бесчисленным спекуляциям на тему того, кто из них будет баллотироваться на пост главы государства в марте 2012 года.

Но еще важнее оказался тот факт, что все желающие смогли получить ответ на вопрос, мучивший экспертов и общественность всю четырехлетку правления Медведева: было ли это переходное время подготовкой к настоящему политическому плюрализму или лишь механизмом удержания реальной власти под контролем Путина для соблюдения буквы Конституции? Верным оказался второй вариант, что многих разочаровало и даже разозлило, пишет Уитмор.

Репутация Медведева после рокировки стала стремительно разрушаться, и этот процесс не завершился по сей день. Первым сигналом обострения аппаратного противостояния стала отставка Алексея Кудрина, близкого друга Путина. По слухам, в неофициальных беседах российский лидер позднее упрекал экс-главу Минфина за излишне резкие выражения и усиление фрондерской позиции.

Вскоре стало очевидно, что рокировкой недовольны не только влиятельные чиновники, но и представители широких слоев населения — первым проявлением народного недовольства стала обструкция, устроенная Путину посетителями боя Федора Емельяненко и Джеффа Монсона. С этого момента будущий президент перестал быть фигурой, неподвластной критике, он потерял свою особую ауру. Оставалось совсем недолго до выплеска протеста на улицы.

Важным, по мнению Уитмора, также является то, что россияне с рокировкой смогли убедиться в декоративности институтов власти: президент, Госдума, суды —все это не более чем фасад, за которым прячутся реальные фигуры, влияющие на принятие решений и выработку стратегий. Речь идет всего о нескольких десятках людей, которых эксперты называют «путинское политбюро», «коллективный путин», «Команда» и другими терминами.

Автор предпочитает характеристику «теневое государство». Год назад оно перестало быть «теневым» и быстро растеряло свою эффективность. «Такая форма работала, пока все лишь предполагали, что она вообще существует, а «глубинное государство» пряталось за панцирем из фасадных институтов, — объяснял недавно профессор Университета Нью-Йорка Марк Галеотти. — Путин вытащил все скрытое на поверхность. Он демонстративно указал россиянам на реальное положение вещей, и это было большой ошибкой». Для подтверждения этой точки зрения Уитмор вспоминает недавние объяснения Ксении Собчак — в интервью CNN бывшая светская львица мотивировала свою идеологическую трансформацию в активиста-оппозиционера обидой, нанесенной ей рокировкой тандема. Обострилась и «холодная война» внутри самого «теневого государства», в котором не было консенсуса по поводу возвращения в Кремль Путина, уверен Уитмор.

«Так или иначе, 24 сентября прошлого года — одна из точек невозврата, один из моментов, разделивших историю на «до» и «после», один из предвестников будущих политических трансформаций. Год спустя мы ждем, когда осядет пыль», — заключает автор.

Индия: беднее Африки, богаче Британии

«Автобан по пути в Дели украшают рекламные щиты с предложением о покупке недвижимости в элитных поселках. На щите изображена улыбающаяся молодая пара на фоне аккуратно подстриженного газона со слоганом «Это наш образ жизни». Стоит проехать по трассе еще несколько километров, и вы увидите совсем другой образ жизни, который трудно себе представить в самых страшных снах», — о парадоксах современной Индии в колонке для Financial Times размышляет обозреватель Гидеон Рахман.

Дети в бедных пригородах мегаполисов страдают от недоедания, а скот разносит инфекции по перенаселенным улицам. ЮНИСЕФ принимает масштабные усилия для элементарного снабжения местных жителей современными туалетами и просветительской литературой о пользе гигиены. До 600 млн индийцев до сих пор пренебрегают системами канализации и оставляют продукты жизнедеятельности прямо в полях или вовсе на городских свалках. Санитарно-эпидемиологическая обстановка, особенно в крупных городах, зачастую близка к катастрофе. В прошлом году 1,7 млн детей умерли в стране, не достигнув пятилетнего возраста — это около четверти страшной статистики по всему миру. Да, Индия часто упоминается экспертами как новый глобальный лидер наравне с Китаем, но бедность населения — по-прежнему острая проблема, уровень среднедушевого ВВП здесь почти втрое ниже, чем в той же Поднебесной.

Противоречивость ситуации заключается именно в сочетании экономического роста с низким уровнем жизни. Индия — десятая по величине экономика мира со стремительно растущим потребительским рынком. Мобильных телефонов в стране больше, чем современных туалетов. Нищих здесь больше, чем во всей Африке, а миллиардеров — больше, чем во всей Британии. В Индии много работы как для международных гуманитарных организаций, так и для транснациональных корпораций. Местный корпоративный сектор богатеет настолько быстро, что уже может позволять себе экспансию на западные рынки в форме, к примеру, сделки по покупке Jaguar Land Rover. Развиваются космические и атомные отрасли, наращивается импорт вооружений, и при этом остаются нерешенными проблемы коррупции, низкого уровня управленческого звена и социальной дифференциации.

Арена для Прохорова: футуристичная органика

Самый высокотехнологичный стадион в мире — таков принцип позиционирования новой домашней арены Barclays Center в Бруклине для клуба Национальной баскетбольной лиги Brooklyn Nets, владельцем которого является участник рейтинга 200 богатейших бизнесменов России, экс-кандидат в президенты Михаил Прохоров. На возведение спортивного сооружения ушло девять лет и $1 млрд, оно сопровождалось многочисленными судебными разбирательствами.

Теперь это фантастическое произведение дизайна из металлических пластин разного размера открыто для посещения и создает удивительно органическое настроение, несмотря на всю свою футуристичность, пишет в своей рецензии издание The Verge. На церемонии открытия арены на прошлой неделе присутствовали как сам Прохоров, так и мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг и почетный президент клуба Марти Марковиц.

На стадионе все устроено с расчетом на современные технологии: бесплатный Wi-Fi, сети 3G и LTE от всех четырех крупнейших операторов США, а также специальное мобильное приложение для оплаты закусок без необходимости покидать свое место. Гигантский жидкокристаллический монитор добавляет сооружению монументальности.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться