О чем не пишут в России: что министры обороны ЕС хотят узнать у Касперского

Обзор мировой прессы: почему власти разных стран стали внимательнее прислушиваться к советам Евгения Касперского, как Альберт Эйнштейн боролся с искушением славой, зачем топ-менеджерам нужны социальные медиа

Касперский: виртуальные и реальные угрозы

«В последнее время Евгению Касперскому нередко приходится проводить деловые встречи с руководителями силовых ведомств ведущих государств мира. Недавно он вел переговоры с бывшим госсекретарем США Кондолизой Райс на саммите по вопросам безопасности в Ялте. На очереди встречи с министрами обороны стран Евросоюза в Брюсселе» — большой материал, посвященный гендиректору «Лаборатории Касперского» (№139 в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России по версии Forbes, состояние $700 млн), публикует газета Financial Times.

Сам предприниматель одновременно гордится своими контактами на высшем уровне и опасается их: «Признание — это и приятно, и плохо. Ситуация с киберпреступностью вызывает все большее беспокойство, раз уж я превращаюсь во влиятельную фигуру». Услуги Касперского стали особенно востребованы с момента атаки вируса Stuxnet на иранские ядерные объекты в 2010 году. Сильный ущерб, нанесенный виртуальным оружием исламской республике, стремительно актуализировал профессиональную деятельность «Лаборатории», вопросы кибербезопасности теперь стоят в политической повестке ведущих мировых держав. Российский эксперт на протяжении долгого времени пытался обратить внимание властей на то, что очень скоро ключевые инфраструктурные объекты могут стать мишенью компьютерных террористов, а его компания в этом году первой обнаружила червь Flame — один из самых эффективных инструментов виртуального шпионажа в странах Ближнего Востока.

Сложность устройства Fluxnet свидетельствует, что к его разработке могли быть причастны государственные структуры. Это вызывает тревогу у Касперского: насколько далеко готовы зайти страны в кибервойнах?

«Существует силы, которые уже признают кибероружие как инструмент борьбы с оппонентами, и у нас нет защиты от такой позиции. Это бумеранг, который вернется и ударит по всем нам. Stuxnet заразил десятки тысяч машин по всему миру, включая атомные станции, а работали над этим вирусом настоящие профессионалы. Теперь представьте себе появление еще одной вредоносной программы, которая также повредит огромное число объектов. Это поставит под угрозу такие сложные системы, как электростанции», — говорит собеседник FT.

Газета вспоминает и об истории с похищением сына Касперского прошлым летом. «Хотя все и закончилось благополучно, ситуация оставила неприятный осадок», — признается бизнесмен. Теперь ему приходится предпринимать личные меры предосторожности. В России Касперский передвигается по улицам исключительно в сопровождении телохранителя: «Между моим домом и офисом есть красивый парк с утками, где я раньше любил погулять. Теперь охрана настаивает на том, чтобы я больше этого не делал».

«Лаборатория Касперского» сегодня — это компания со штатом 2500 сотрудников в 30 странах мира и годовой выручкой $612 млн. Основатель бизнеса владеет примерно 80% акций. У истоков компании также стояла его бывшая супруга Наталья. Она «пришла в руководство как менеджер по продажам, когда мы еще были маленьким проектом», вспоминает Касперский. По его словам, Наталья «хотела, чтобы мы были независимой компанией».

С тех пор «Лаборатория» стала одним из гигантов рынка и продолжает активную экспансию за рубеж через лицензии на свои антивирусные технологии. Несмотря на то что бренд уже узнаваем в глобальном масштабе, российское происхождение бизнеса все еще вызывает опасения у контрагентов. Этому способствуют и слухи о связях Касперского с ФСБ. Акцент на неоднозначной репутации основателя «Лаборатории» в большом репортаже недавно сделал журнал The Wired. Материал возмутил предпринимателя, хотя ему и остается лишь констатировать бесполезность попыток переубедить сторонников «шпионской» версии происхождения антивирусного гиганта: «Еще в 1994 году, когда мы заключили первый американский контракт и были крошечным проектом, конкуренты из США немедленно стали упирать на наше российские корни. У меня нет никаких связей с Кремлем. Я держусь на расстоянии как от властей, так и от любой политической партии». «Лаборатория» работала и с МВД, и с ФСБ в расследовании киберпреступлений, но и Microsoft с Google точно так же сотрудничали с Белым домом: «Ведь в США это считается проявлением патриотизма».

FT вспоминает и об экстремальных увлечениях Касперского: он забронировал свое участие в космическом проекте Ричарда Брэнсона Virgin Galactic, участвовал в восхождениях на камчатские вулканы. В повестке дня «Лаборатории» — создание эффективных систем защиты от хакерских атак ключевых объектов инфраструктуры.

Эйнштейн: мнительные дневники

Упомянутый The Wired в среду публикует фотогалерею документов, раскрывающих с неожиданной стороны фигуру Альберта Эйнштейна. Хотя продвинутые пользователи iPad с помощью специального приложения с недавних пор могут в деталях изучить даже строение мозга легендарного физика, гораздо более полезным с точки зрения знакомства с личностью ученого представляется именно анализ фотографий и бумаг ученого. Впервые обнародованные материалы представляют собой коллекцию мыслей Эйнштейна в период между 1922 и 1923 годами: более 100 писем, 36 исследований, лекций, дискуссий и докладов. Из анализа документов стало ясно, что нобелевскому лауреату приходилось бороться с искушением славой, пытаться разговаривать на иврите в Британской Палестине и не забывать о награждении самой престижной научной премией.

«Для Эйнштейна это было суетное время, он много путешествовал», — объясняет историк Диана Кормос-Бухвальд, которая работает с документальным наследием гения. Опубликованные бумаги пришлись на период, когда ученый покинул свой дом в Берлине на семь месяцев, и включают в себя поэтический дневник путешественника с описанием визита в Японию, Палестину и Испанию.

Одновременно с эмоциональными наблюдениями физик записывал и свои аргументы в борьбе научных концепций на фоне революционных открытий в квантовой механике, а также работал над теорией относительности. С ростом собственной известности Эйнштейн пробовал активизировать усилия в пропаганде пацифизма и интеллектуальных идеалов. Но ему при этом активно не нравилось, что общественность и политики «пытаются перехватить контроль» над его теорией и его личностью «для адаптации в личных интересах». Полностью в открытом доступе эти размышления ученого появятся в течение года в специальном оцифрованном архиве.

Особенно Эйнштейн переживал во время визита с лекцией в Париж в апреле 1922 года. Хотя поездка стала большим успехом, физик волновался за свою репутацию. На тот момент прошло всего несколько лет с момента окончания Первой мировой войны, и отношения между Германией и Францией оставались напряженными. Эйнштейн не хотел выглядеть как разменная монета в дипломатическом противостоянии и опасался, что на родине его визит могут трактовать как предательство национальных интересов. Ученый оставался противоречивой фигурой для своего времени: пацифист, интернационалист, еврей. Он сам это прекрасно понимал, равно как осознавал, что вопросы к нему будут возникать как на родине, так и за рубежом. До момента триумфа научных открытий Эйнштейна оставалось еще более пяти лет.

CEO: твиттерофобия

Почему многие топ-менеджеры не заводят себе микроблоги? Над этим вопросом размышляют авторы The Wall Street Journal. Когда гендиректор General Electric Джеффри Иммелт оставил в сентябре первое сообщение в личном аккаунте Twitter из двух слов «Привет, Твиттер», он удостоился множества едких комментариев со стороны пользователей сервиса примерно следующего содержания: «Привет, Джеффри. Интересно, как так получилось, что мой дедушка добрался до Твиттера быстрее тебя». Позднее подключение Иммелта к одному из самых популярных мировых социальных сервисов, действительно, выглядит запоздалой и комичной попыткой соответствовать духу времени.

Впрочем, глобальное увлечение человечества блогами и соцсетями не слишком характерно для коллег главы GE по цеху CEO. Даже если их компании активно коммуницируют с клиентами посредством новых форм общения, руководители бизнесов предпочитают держаться подальше от «твиттеров» и «фейсбуков». Топ-менеджеры боятся рисков, которые несут с собой социальные медиа. Стремительный обмен информацией и ее распространение по всему интернету грозит директорам судебными исками, утечками конфиденциальных данных и разгневанными покупателями.

CEO обычно ссылаются на большую занятость и недостаток времени для ведения личных аккаунтов. В такой аргументации есть доля лукавства, полагает экс-глава компании Medtronic, профессор менеджмента Гарвардской школы бизнеса Билл Джордж. По его мнению, руководителям пора понять важность и ценность новых форм общения с потребителями: «Люди хотят видеть топ-менеджеров, которые реальны. Они хотят знать, что вы думаете на самом деле. Да и есть ли менее затратный способ добраться до подчиненных и клиентов?»

Новости партнеров