Минфин США: Сечин попал под санкции как официальное лицо

Введение санкций против Сечина делает взаимодействие компаний из США с главой «Роснефти» невозможным, говорят опрошенные Forbes юристы

Глава "Роснефти" Игорь Сечин (№1 в рейтинге самых дорогих российских топ-менеджеров по версии Forbes, совокупная компенсация за год — $50 млн) попал под санкции США как официальный представитель российской власти, а именно как президент и председатель правления государственной компании, уточнил Forbes в понедельник представитель Минфина США (орган, уполномоченный администрировать санкции).

Он подчеркнул, что санкции непосредственно против самой «Роснефти» не вводились и компании не коснутся, потому что правительство США не владеет информацией о том, что Сечину принадлежит 50% или более акций компании. Гражданам США не запрещено иметь дело с «Роснефтью», заявили в казначействе.

В "Роснефти" введение санкций расценивают как то, что администрация Барака Обамы обратила внимание на активные действия госкомпании по снижению рисков, связанных с односторонней ориентацией углеводородного экспорта на определенные региональные рынки, заявил Игорь Сечин в понедельник. "Расцениваю последние шаги Вашингтона как высокую оценку эффективности нашей работы. При этом заверяем наших акционеров и партнеров, включая американских, что эта эффективность не снизится и наше сотрудничество не пострадает и будет динамично развиваться", - сказал глава "Роснефти".

По словам партнера ФБК Александра Ермоленко, в США подход к санкциям довольно широк – по сути, это эмбарго на ведение дел с попавшим в санкционный список человеком или компанией. Если в этом случае руководитель компании оказывается под санкциями – с ним невозможно вести дела. «Даже само по себе ведение переговоров или обсуждение сделок, если они ведутся, например, с Сечиным, означает нарушение требований законодательства США», - говорит Ермоленко. Это ставит под удар полноценное функционирование такой компании. «Фактически это стимул сместить с поста CEO такого руководителя, чтобы компания могла нормально сотрудничать с американскими партнерами», - говорит он.

Формально санкции США являются инструментом давления на главу компании как частное лицо, и на компанию как юридическое лицо не распространяются, говорит Валерий Тутыхин, партнер John Tiner & Partners. Но сам факт нахождения руководителя в санкционном списке на практике создает значительные трудности для бизнеса компании. Например, банк может задержать платеж, запросить своих юристов, compliance-контролеров и рисковиков о том, насколько безопасно продолжать с таким клиентом сотрудничество. «Поэтому такое лицо вряд ли сможет нормально представлять компанию в западной правовой среде”, - заключает Тутыхин.

Читайте также: Последний конкистадор: как Игорь Сечин ведет борьбу за нефтяное господство

Новости партнеров