Аркадий Ротенберг рассказал о дружбе с Путиным

По словам миллиардера, из-за дружбы с президентом в бизнесе ему подчас «тяжелее, чем конкурентам»

Российский миллиардер Аркадий Ротенберг, попавший под санкции США и Евросоюза как член ближайшего окружения Владимира Путина, в интервью агентству "Интерфакс" заявил, что его дружба с президентом не только не оказывает воздействия на его бизнес, но и налагает на него "огромную ответственность".

Миллиардер отметил, что с точки зрения бизнеса ему подчас приходится «тяжелее, чем конкурентам». "Я не могу пользоваться теми, скажем так, спорными методами ведения бизнеса и конкурентной борьбы, которые у нас распространены, иначе я подведу человека, с которым по-настоящему дружу", — сказал Ротенберг.

Он также отметил, что Путин "вообще не снимает трубку и никому не дает никаких указаний, связанных с чьим бы то ни было бизнесом". "Если его о чем-то попросить, как бы не вышло наоборот", — заметил Ротенберг. Он также подчеркнул, что по-настоящему дорожит отношениями с Путиным.

В интервью Аркадий Ротенберг, оспаривающий европейские санкции, заявил, что в случае получения материальной компенсации от Европейского совета потратит деньги "на какой-нибудь хороший проект в России". Он отметил, что в большей степени надеется на моральную победу в европейском суде. "Но если она подтвердится материально, я не откажусь. Знаете, одно дело сказать: ну да, прости, мы тебя погнобили зря пару-тройку лет, а другое дело - за это заплатить", — сказал миллиардер.

По словам Ротенберга, кардинального влияния введенные санкции на его жизнь не оказывают. "Хотя морально это тяжело — я не политик, мои права нарушены. Почему из-за какого-то бреда я не могу что-то делать, куда-то поехать?" — спросил он. Миллиардер добавил, что не строит "радужных ожиданий" относительно скорой отмены санкций.

Бизнесмен назвал абсурдной ситуацию с присвоением его имени закону о выплате компенсаций из бюджета россиянам, пострадавшим от неправомерных решений иностранных судов. "Я, кстати, убежденный сторонник соблюдения авторских прав и не хотел бы присваивать чужие достижения. Поскольку инициатором законопроекта выступал не я, называть его моим именем, мягко говоря, неуместно", — сказал Ротенберг. Он подчеркнул, что не собирается компенсировать личные потери за счет бюджета страны, назвав это своей «личной позицией как предпринимателя и гражданина».

Ротенберг также рассказал, что давно планировал передать часть своих активов – в частности, долю в "Мостотресте" - старшему сыну Игорю. По его словам, он специально постепенно передавал управление в ряде компаний сыну. «Сегодня он в бизнесе разбирается уже гораздо лучше, чем я», - отметил бизнесмен.

По словам Ротенберга, помимо акций "Мостотреста", он продал сыну свою долю в "ТПС Недвижимости", а также компанию "Газпром бурение". Сумму сделок он не уточнил, что отметил, что оценки были рыночными. "Я своему сыну бизнес не подарил, хотя, вы правы, по российским законам имею полное право это сделать. Убежден, что когда человек платит свои деньги, это – бизнес, осознание большой ответственности. А когда тебе что-то подарили, ты этих денег не ощущаешь. Не боишься, что потеряешь свои кровные", - сказал Ротенберг.

По оценке Forbes, состояние Игоря Ротенберга на 14 октября можно было бы оценить как минимум в $650 млн, что означает, что он может войти в рейтинг 200 богатейших бизнесменов России.

Аркадий Ротенберг в марте попал под санкции США вместе со своим братом Борисом Ротенбергом и еще двумя миллиардерами — Геннадием Тимченко и Юрием Ковальчуком. В июле санкции против Аркадия Ротенберга, Юрия Ковальчука и бизнесменов Николая Шамалова и Константина Малофеева ввел Евросоюз. Ротенберг оказался под санкциями как член ближайшего окружения президента России и его бывший спарринг-партнер по дзюдо.

В интервью Forbes в 2012 году Аркадий Ротенберг говорил, что его успехи в бизнесы связаны прежде всего с вложенным трудом. "Вы думаете, что я могу взять крупный подряд, например на строительство газопровода, и сорвать его и все меня простят, потому что в детстве я занимался дзюдо в одной секции с будущим президентом? И сколько подрядов, по-вашему, я могу сорвать благодаря этому? У меня, в отличие от многих других, нет права на ошибку, потому что речь не только о моей репутации", — говорил он.

В то же время он отмечал, что знакомство с человеком такого уровня, как Владимир Путин, "никому не вредило". "Если бы это не пиарили, не называли меня другом Путина, так и бизнес был бы у меня похуже. А так — хорошо развивается", — заявлял Ротенберг. Он рассказывал, что, встречаясь, они с Путиным не обсуждают бизнес.

Читайте также интервью Аркадия Ротенберга Forbes: «Если бы меня не пиарили как друга Путина, бизнес был бы похуже»

Новости партнеров