У Константина Малофеева прошли обыски по делу о хищении у ВТБ $225 млн

Эти деньги «дочка» ВТБ выдала ООО «Руссагропром» на покупку молочных заводов у компании, ранее подконтрольной Малофееву

Следователи МВД в рамках расследования уголовного дела о хищении у ВТБ кредита на сумму более $225 млн пришли с обысками к свидетелям по делу: основателю фонда Marshall Capital Константину Малофееву и сыну бывшего генпрокурора юристу Дмитрию Скуратову, сообщает «Коммерсантъ» в четверг, 12 февраля.

По данным издания, Малофеев и Скуратов пожаловались на обыски и выемки в Тверской районный суд. После признания судом законности этих действий следствия, они обратились в вышестоящую инстанцию. 11 февраля Мосгорсуд оставил решение суда первой инстанции в силе.

По словам Скуратова, процессуальный статус ни у него, ни у Малофеева не изменился. «Мы свидетели», — сказал он. При этом на вопросы о новых обысках, других следственных действий и их обжалования он отвечать не стал, сославшись на подписку о неразглашении.

В ВТБ ход расследования не прокомментировали. Получить комментарии Малофеева изданию не удалось.

Ранее обыски проводились в офисах и домах Малофеева и Скуратова в 2012 и 2013 годах. В проведенных в предыдущие годы обысках сотрудников правоохранительных органов интересовали документы, связанные с хищением у ВТБ более $225 млн. Эти деньги в 2007 году VTB Capital PLC выдал ООО «Руссагропром» на покупку молочных заводов у компании Nutritek International Corp. (входит в группу «Нутритек»), которую ранее контролировал Малофеев через Marshall Capital. В итоге ни кредит, ни проценты по нему не были погашены, компании не были куплены, а акции, полученные банком в качестве залога, оказались малоликвидными.

Основными активами Marshall Capital являлись акции и доли в уставных капиталах девяти российских молокозаводов (ОАО МК «Пензенский», ЗАО «Бийский маслосыркомбинат», ОАО «Молоко» и др.). В итоге ни кредит, ни проценты по нему не были погашены, предприятия не были куплены, а акции, которые были получены банком в качестве залога, оказались малоликвидными, уточняет газета. А когда в 2011 году «Руссагропром» объявил дефолт, банк обратился в правоохранительные органы.

По этому факту было возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере, совершенное организованной группой). Спустя год, когда им занялся Следственный департамент МВД, начались активные следственные действия. В итоге совладелец Marshall Capital Малофеев, Скуратов и их партнер тогдашний глава Ростелекома, а впоследствии первый заместитель генерального директора Tele2 Александр Провоторов оказались в статусе свидетелей.

Обвиняемой же по делу проходит гендиректор «Руссагропрома» Евгения Кремнева, которая, по мнению следствия, предоставила фиктивные сведения о «фактическом финансовом состоянии молокозаводов», а затем похитила деньги вместе с сообщниками.

Развитие событий: пресс-служба Константина Малофеева опровергла информацию об обысках в домах и офисах бизнесмена и Скуратова.

«Наши взаимоотношения с ВТБ на сегодняшний день не являются конфликтными. Еще год назад Константин Малофеев и ВТБ заключили мировое соглашение, снявшее все взаимные претензии. У нас вызывает недоумение действия журналистов, которые публикуют непроверенную информацию. Ведь обысков ни у Константина, ни у меня в 2013-2015 годах не проходило. В Мосгорсуде мы опротестовывали намерение следствия провести обыски. Константин Малофеев также обратился в следственный департамент с требованием провести проверку по факту распространения в СМИ недостоверной информации о проведении обысков и выступить с ее опровержением», — приводятся слова Дмитрия Скуратова в сообщении, полученном Forbes 18 февраля.

Новости партнеров