Жалоба «Мечела» Путину поссорила Зюзина и Грефа

Зюзин пожаловался на Сбербанк и чуть ли не в рейдерстве Грефа обвинил, рассказал источник Forbes

Отношение главы Сбербанка Германа Грефа к истории с долгом горно-металлургической компании «Мечел» — «это что-то личное», сообщили Forbes несколько человек, знакомых с Грефом. В то время как с ВТБ и Газпромбанком «Мечел» достиг предварительных договоренностей о реструктуризации долга, Сбербанк на нее не согласен, требует контроля в компании и собирается продать до 70% этого долга в самое ближайшее время. Между Грефом и основным владельцем «Мечела» Игорем Зюзиным как будто пробежала черная кошка, рассказывает их знакомый.

Как выяснил Forbes, их отношения испортились весной 2014 года после того, как в марте Альфа-банк потребовал от «Мечела» досрочного погашения кредита $150 млн и «Мечел» выполнил требование кредитора. С тех пор Греф не хочет лично общаться с Зюзиным, не здоровается с ним за руку и т. п., говорят несколько собеседников Forbes, знакомых с ходом переговоров между Сбербанком и «Мечелом».

«Еще в декабре 2013 года Зюзин давал Грефу слово, что, если тот его поддержит (согласившись тогда на реструктуризацию задолженности на 25,5 млрд рублей. — Forbes), больше никакой реструктуризации не понадобится. Сбербанк его поддержал. И вот через несколько месяцев Зюзин приходит и говорит, что из-за Альфа-банка у него все рвется (и снова просит о реструктуризации. — Forbes). В итоге он «Альфе» деньги отдал, а Сбербанк посадил. Ну и как Греф должен был действовать?», — объясняет позицию банкира его знакомый.

Еще один знакомый Грефа полагает, что ситуацию усугубила жалоба владельца «Мечела» руководству страны на действия банков в целом и главы Сбербанка в частности летом 2014 года, когда они предлагали Зюзину отдать им контроль в компании в обмен на реструктуризацию долга: «Греф терпеть не может, когда на него пытаются давить, пользуясь связями сверху». Эту версию подтверждает и собеседник Forbes, знакомый с ходом переговоров между банком и «Мечелом». «Зюзин пожаловался на Сбербанк, наговорил кучу гадостей и чуть ли не в рейдерстве Грефа обвинил, — говорит он. — О каком общении после таких заявлений может идти речь?»

С тех пор Герман Греф неоднократно выступал с резкой критикой Зюзина и настаивал на том, что у горно-металлургической компании нет нормальной стратегии и менеджмента и ответственность за это должен нести лично Игорь Зюзин. «Мы дойдем этот путь до конца, мы не позволим, чтобы банк понес потери в то время, как неэффективные собственники сидят в своих долях и никак не страдают, этого быть не может. Ни одному предприятию мы не позволяли такого рода условий, которые предлагает нам «Мечел», не позволим это сделать и «Мечелу»… У меня, кроме негативных эмоций, к такого рода собственникам нет ничего», — заявил 29 мая 2015 года Герман Греф журналистам.

«Мечел» — самая закредитованная металлургическая компания. Ее долг перед кредиторами на конец 2014 года составлял $7 млрд, а отношение «чистый долг — EBITDA» превысило отметку 10. Основные кредиторы «Мечела» — три российских госбанка: Газпромбанк, ВТБ и Сбербанк. Долг компании перед Газпромбанком — $2,3 млрд, перед ВТБ — $1,6 млрд, перед Сбербанком — $1,4 млрд. После длительных переговоров «Мечелу» удалось договориться о реструктуризации долга с Газпромбанком и ВТБ. Представители Сбербанка считают, что условия реструктуризации, предлагаемые «Мечелом», неконструктивны.

Весной 2015 года Сбербанк потребовал от «Мечела» и его дочерних компаний выплат по процентам и основному долгу и подал несколько исков на 3,8 млрд рублей. «Мы пошли в судебные инстанции, потому что проблема «Мечела» остается нерешенной, — объяснял в мае Forbes первый заместитель председателя правления Сбербанка Максим Полетаев. — Мы все равно видим, что сегодня выручки компании не хватает на то, чтобы обслуживать полноценно все ее долги». По словам Полетаева, Сбербанк может согласиться на реструктуризацию долга, если будут выполнены условия кредитора. «Мы хотим контролировать «Мечел», может быть, не головную компанию, но основные дочерние структуры — ЧМК, Коршуновский ГОК, «Мечел-майнинг», «Южный Кузбасс» и еще несколько», — подчеркивал Полетаев.

Если Зюзин не пойдет на условия Сбербанка, Полетаев не исключил исков о банкротстве. «У нас пока нет 90-дневной просрочки, которая позволяет нам подавать на банкротство, но, если 90 дней пройдут (летом 2015 года. – Forbes) и мы не увидим прогресса, мы не будем медлить с этим вопросом», — уверял топ-менеджер банка.

Еще один возможный вариант решения проблемы «Мечела», по словам Полетаева, продажа долга «Мечела» перед Сбербанком одному из крупных кредиторов или частных российских инвесторов. Собеседник Forbes знает, что переговоры о продаже Сбербанк ведет сразу с несколькими заинтересованными сторонами, но пока договориться о чем-то конкретном не удалось.

Подробнее о взаимоотношениях Игоря Зюзина с кредиторами читайте в материале: «Игра на выживание» в свежем номере журнала Forbes, который поступил в продажу в четверг.

Новости партнеров